Люди делают новых людей

Люди делают новых людей Оборудование клиник, специализирующихся на лечении бесплодия, в России не хуже, чем на Западе. И врачи есть замечательные. Но развитие репродуктивной медицины упирается в кадры. Решить эту проблему на Урале помогают австрийские эксперты.

В конце апреля в Екатеринбурге прошла международная научно-практическая конференция «От эмбриона к человеку». Участие в ней приняли ведущие специалисты-репродуктологи из России и их коллеги из Европы - создатели и разработчики этой относительно молодой отрасли медицины. Среди них - известный в мире специалист по лечению бесплодия, профессор Венского медицинского университета, главный врач и генеральный директор созданного им Института лечения бесплодия в Вене Вилфрид Файхтингер, а также его коллега, профессор Венского медицинского университета, директор Института генетики в Вене Маркус Хенгстшлэгер. Собравшиеся обсуждали вопросы доимплантационной диагностики эмбрионов, пренатальной диагностики, ведения беременности после экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), состояния здоровья детей, рожденных в результате ЭКО, и ряд других, равно волнующих исследователей и практиков в разных странах мира. В рамках конференции прошла школа для пациентов, где в доступой форме освещались вопросы ЭКО и лечения любых форм бесплодия.

Ищу человека

Проблема бесплодия в России актуальна. По данным Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, от бесплодия страдают около 10 млн человек (15% супружеских пар), и это количество ежегодно увеличивается на 200 - 250 тысяч. (В Свердловской области «заявивших о себе» через клиники пар 4 тысячи). Нуждаются в лечении бесплодия с применением методов вспомогательных репродуктивных технологий 2,5 - 3 млн женщин детородного возраста. На всю страну этим занимаются 100 клиник. Результат их работы определяется количеством циклов (включает подготовку к искусственному оплодотворению, забор яйцеклеток, перенос эмбрионов), проведенных в клинике. В год в России проводят более 30 тыс. подобных циклов, в Европе - свыше 400 тысяч (на 1 млн человек в России приходится 184 цикла, а в некоторых странах Европы - 2 тысячи). По сравнению с числом страждущих - капля в море.

Такое отставание от развитых европейских стран, отмечали участники конференции, связано, во-первых, с дороговизной ЭКО: технологии, оборудование, препараты и расходные материалы недешевы. В Западной Европе, давно обеспокоенной отсутствием детей в семьях, этой проблеме уделяется особое внимание на государственном уровне. В России федеральные квоты на лечение бесплодия стали выделяться совсем недавно, их сумма составляет около 120 тыс. рублей. За год за счет средств бюджета деньги может получить только 2,5 тыс. супружеских пар. Остальные стоят в огромных очередях за счастьем иметь детей. Существенный недостаток программы заключается в том, что пациенты не могут выбирать клинику, в которой они будут проходить лечение: квоты выделяются не пациенту, а учреждению посредством тендеров. Заметим, что первые 200 - 300 попыток ЭКО полностью финансировало государство: когда в мире появились первые дети из пробирки и ставилась задача «догнать и перегнать», было закуплено западное оборудование, лекарственные препараты. Собственное производство более дешевого оборудования, расходных материалов и лекарственных средств в стране так и не налажено.

Во-вторых, нет системы подготовки специалистов. Каждый желающий работать в этой все более популярной области прорывается в нее по личной инициативе. В номенклатуре медицинских специальностей Минздрава специальности «репродуктолог, клинический эмбриолог» отсутствуют. Специализированные центры посылают кадры для учебы за рубеж, а потом создают изощренные системы мотивации, чтобы их не сманили конкуренты. Такие специалисты формируются и шлифуются годами. «Сегодня развитие репродуктивной медицины упирается не столько в оборудование и даже не в инвестиции, а в кадры, - свидетельствует директор Центра семейной медицины (Екатеринбург) Игорь Портнов. - Их надо готовить несколько лет, прежде чем появятся положительные результаты».

Для решения кадровых проблем в столице Среднего Урала на базе Центра семейной медицины и Уральской государственной медицинской академии при участии ведущих европейских эмбриологов создается первый в России Международный центр подготовки специалистов по репродуктивной медицине и клинической эмбриологии. В Екатеринбург будут привлекать иностранных специалистов, в частности русскоязычных, работающих в специализированных центрах в разных странах мира и способных передавать опыт. Выпускники центра будут получать дипломы и сертификаты УГМА.

Вилфрид Файхтингер давно сотрудничает с Центром семейной медицины Игоря Портнова, утверждает, что их связывает не только работа, но и дружба:

- Когда несколько лет назад возникла идея создать международный курс эмбриологии, я помог установить связи с коллегами из Венского медицинского университета, где преподаю. Сегодня я вижу с радостью, что с созданием Международного центра подготовки специалистов получается, лед тронулся.

Возможно, укреплению контактов способствует и то, что профессор Файхтингер, бабушка которого эмигрировала в Австрию из дореволюционной России, довольно свободно говорит по-русски.

От Луизы до Алены

Вилфрид Файхтингер - один из пионеров метода ЭКО. Идеей он загорелся еще будучи студентом Венского медицинского университета: тогда весь мир с изумлением смотрел на успехи первопроходцев-англичан. Студент Файхтингер съездил «на доклады» в Лондон и вернулся в Вену с инициативой начать аналогичные программы. Ему разрешили, молодой врач собрал группу коллег-эндокринологов и в 1978 году приступил к исследованиям. «У нас в те времена уже была хорошая гормональная лаборатория, позволившая развернуть работы. Мы стали шестой группой исследователей в мире, которой в 1981 году удался ребенок из пробирки. Начиная с того года с помощью методов ЭКО и ИКСИ (инъекции сперматозоида в цитоплазму яйцеклетки. - Ред.) в Австрии родились тысячи здоровых детей».

В 1984 году профессор Файхтингер приехал в Россию и представил свои технологии коллегам в лаборатории клинической эмбриологии ВНИЦ ОЗМиР МЗ СССР профессора Бориса Леонова. В то время российские ученые-репродуктологи двигались в аналогичном направлении. В частности Елена Калинина, ныне доктор медицинских наук, профессор, лауреат Премии правительства РФ, стояла у истоков внедрения метода ЭКО и переноса эмбрионов (ПЭ) в России. «Первый человек в мире из пробирки - Луиза Браун - родилась в Англии за восемь лет до начала опытов в России. Мы пытались повторить эти эксперименты, но в российских условиях это было непросто. Конечно, мы не копировали, шли своим путем, но основывались на том опыте, который имели врачи до нас», - рассказывает Елена Калинина. Вилфрид Файхтингер помог россиянам в 1986 году получить первого ребенка из пробирки - Алену.

Самым большим своим достижением Вилфрид Файхтингер считает изобретение в те же 80-е нового метода выбора яйцеклеток - не в результате лапароскопии, как раньше, а путем трансвагинальной пункции для выбора яйцеклетки из яичника. Впрочем, из Австрии по всему миру разлетелось много его методик и технологий, которыми ныне пользуются все врачи-репродуктологи.

Отложенные дети

В пору начала исследований, в 70 - 80-е годы, репродуктологи в Австрии сталкивались с не меньшим количеством проблем, чем их коллеги в России, вспоминает Вилфрид: препятствовала католическая церковь, мешали консервативные взгляды значительной части общества. Люди старшего возраста, которые в их молодые годы легко заводили детей, никак не могли уразуметь, зачем вообще все это надо и в силу каких причин в Европе появляется все больше бесплодных пар. Сегодня ситуация, конечно, уже иная, метод ЭКО стал обыкновенным методом, как и другие медицинские технологии.

В последнее время в Австрии, как и в России, идут большие дискуссии по поводу того, что учащаются многоплодные беременности: скажем, раньше их было меньше 10%, а теперь 20 - 30%. «В мире вообще растет многоплодная беременность. Винят в этом, конечно, репродуктологов. Просто другие факторы недостаточно известны обществу, - утверждает Вилфрид Файхтингер. - Но и мы должны взять себя за шиворот, чтобы удалить эту проблему и найти способы выбора одного самого лучшего эмбриона. Потому что многие коллеги все еще подсаживают слишком много эмбрионов, чтобы иметь лучше результаты, и это действительно ведет к многоплодной беременности. Над проблемой выбора лучшего эмбриона мы сейчас и работаем».

Есть и другие проблемы. Например, все более поздний репродуктивный возраст пациентов, после вуза занимавшихся карьерой и отложивших семью «на потом». Влияет плохая экология и связанный с ней букет факторов, ослабляющих здоровье и иммунитет людей. При этом Вилфрид Файхтингер отмечает: о детях женщины начинают думать слишком поздно. Кроме того, 70% ЭКО сегодня делают по мужским причинам.

Проблемы типично российские - расширение квот на лечение бесплодия, появление в официальном формуляре медицинских специальностей репродуктологов и клинических эмбриологов, а также развитие законодательной базы. Отсутствие закона о реализации репродуктивных технологий и ЭКО в России самим процедурам как будто не препятствует, отмечали другие участники конференции, однако его отсутствие оставляет неразрешенным вопрос о регистрации рождения детей.

Среди сугубо российских особенностей этой отрасли медицины австрийский профессор видит и недоверие пациентов к отечественным клиникам и врачам. Хотя оборудование многих клиник в России уже не хуже и врачи есть замечательные. Но вот как поправить эту ситуацию и что делать с менталитетом, эксперт не знает. Вероятно, изменить это способно только время.

Райффайзен Банк 

Комментарии

Материалы по теме

Сумма не меняется

О пенсиях всерьез

Острая недостаточность

Кто в доме хозяин

Якушев останется

Приросли депутатами

 

comments powered by Disqus