Быстрее, шире, непрофильнее

Быстрее, шире, непрофильнее На фоне возможного экстенсивного развития телекоммуникационная отрасль нащупывает новые методы монетизации абонента. Среди главных направлений - контент, мобильная коммерция и, если позволят государство и рынок, внедрение сетей четвертого поколения.

24 мая Вымпелком (бренд «Билайн») объявил о покупке крупнейшего альтернативного оператора Ижевска Иж­связьинвеста (бренд «Девятый узел»). Абонентская база удмуртской компании - около 3 тыс. физических лиц и около тысячи предприятий. Сумма сделки - 242 млн рублей.

Очевидно, телеком-компании вновь вступили в период активного развития (в кризис инвестпрограммы были значительно сокращены). Для обсуждения итогов 2010 года и долгосрочных перспектив развития рынка аналитический центр и журнал «Эксперт-Урал» организовали круглый стол, в котором приняли участие руководители крупнейших интернет-провайдеров и мобильных операторов, работающих в регионе, а также представители власти.

Лучше, чем вчера

Кратко итоги 2010 года можно характеризовать четырьмя словами - окончательное восстановление после кризиса. Стагнация рынка прекратилась. Правда, стагнация была весьма условной. Инвестиции в развитие были однозначно урезаны. Но некоторые операторы по итогам 2009 года отмечали прирост и абонентской базы - на 30%, и выручки - на 20%.

Генеральный директор интернет-провайдера «Акадо - Екатеринбург» Александр Орехин:

- 2010-й прошел лучше, чем 2009-й. Мы наблюдали рост и выручки, и абонентской базы. Конечно, в крупных городах уже близок порог насыщения. Если мы не предложим абоненту какой-то новый продукт, то в последующие годы ощутимого роста здесь не будет. Операторы уже однозначно конкурируют не ценой, а сервисами.

15 - 20% прирост абонентской базы как по телевидению, так и по интернет-провайдингу отмечает и первый заместитель генерального директора компании «Телесеть-сервис» Алексей Царьков. Количество абонентов фиксированного широкополосного доступа в интернет (ШПД) группы МТС на Урале увеличилось на 40%.

Позитивны итоги и в сотовом сегменте. По словам коммерческого директора «МТС - Урал» Сергея Третьякова, абонентская база компании в 2010 году выросла на 23%, доходы от передачи данных за год - на 80%, это направление стало ключевым драйвером роста доходов.

Пик консолидации

Одной из заметных отраслевых тенденций 2010 - начала 2011 года стало во­зобновление консолидации. В кризис процесс приостановился из-за того, что компании зачастую не могли сойтись в цене. Напомним две последние заметные сделки (помимо покупки Вымпелкома в Ижевске), касающиеся Урала. Первая - покупка Ростелекомом холдинга «Национальные телекоммуникации», который владеет в Екатеринбурге ООО «Телесеть-сервис» (ТМ «Кабinet», 95 тыс. абонентов ШПД), «НКС - ЕвроАзия» (около 150 тыс. абонентов кабельного ТВ), а также располагает «дочкой» в Кургане. Вторая - приобретение МТС 100% акционерного капитала в пяти компаниях, предоставляющих услуги под брендом «Инфоцентр» (база по ШПД и кабельному ТВ около 35 тыс. абонентов). Таким образом, на Урале практически не осталось местных независимых операторов. Сохранились в основном интернет-провайдеры. Но и те, на наш взгляд, в среднесрочной перспективе обречены на поглощение федеральными холдингами. Хотя, по словам руководства местных операторов, они еще поупираются.

Динамика развития российского рынка телекома 

Генеральный директор сети Convex Александр Мищихин:

- В концептуальном плане мы никогда себя венчурным проектом не считали. Конечно, в этом вопросе многое зависит от предложения... Хотя кризис дал понять, что деньги - это пыль. В то же время мы, провайдеры, формируем новую, виртуальную реальность, которая очень быстро входит в жизнь людей. В этой сфере все очень быстро меняется. Я уверен, что на нашем веку мы еще увидим технологические прорывы. Поэтому продаваться желания никакого нет. Да и покупать, похоже, тоже больше никто не собирается. Насколько я понимаю, «большая четверка» (МТС, Мегафон, Вымпелком и Ростелеком. - Ред.) свое присутствие в регионе обозначила, базу создала и будет расти на ее основе. Относительно крупные местные операторы им уже не интересны: задешево не продадутся, а покупать задорого - вряд ли целесообразно. Если подходить к вопросу философски, то для устойчивости конструкции между большими камнями всегда должны быть маленькие и даже песок.

По мелочи

В теории одной из точек роста для региональных интернет-провайдеров могло бы стать строительство сетей в небольших областных городах. Возможность для экстенсивного развития однозначно есть. Если проникновение ШПД в Екатеринбурге, Челябинске или Уфе уже приближается к 70%, то в среднем по областям этот показатель не превышает 30%.

Среднегодовой темп прироста выручки по сегментам (CAGR) 

Но здесь необходима, как заявил Александр Мищихин, «здоровая протекция» со стороны государства, которая хотя бы нивелировала дороговизну кредитных денег. Основание для нее есть - налоги будут оставаться в региональном бюджете, появятся новые рабочие места. По словам начальника отдела формирования стратегии развития ИТ, связи и средств массовых коммуникаций министерства ИТ и связи Свердловской области Сергея Федорова, при всей невероятности идеи ведомство сегодня о такой протекции задумывается. В основном она может заключаться в софинансировании строительства сетей в малых городах. Правда, пока никаких конкретных проектов с региональными операторами нет. В определении причин сложившейся ситуации участники круглого стола разошлись. Власти настаивают на том, что бизнес по малым городам никаких решений не предлагает (например, единственный партнер свердловского министерства - Ростелеком). А операторы утверждают, что их никто в эти муниципалитеты и не зовет.

Сергей ФедоровВ итоге на практике экстенсивное развитие рынка ШПД станет, думается, точкой роста в основном для федеральных холдингов. Разговор о протекции, поддержке местных компаний, неком совместном противодействии федералам - сродни несбыточному «общественному договору». Уделом регионалов останутся более-менее крупные города, где затраты на одного абонента невелики. Причин несколько. Во-первых, у «большой четверки» есть доступ к дешевым кредитным ресурсам. Во-вторых, они могут возмещать потери от невыгодных проектов по ШПД за счет предоставления услуг в крупных городах и дохода от других видов бизнеса (телевидение, мобильная связь, местная телефония). В-третьих, контентодержатель гораздо охотнее будет заключать договоры с крупным оператором (или альянсом операторов), владеющим большой абонентской базой. Маленький интернет-провайдер из Снежинска или Ялуторовска его мало интересует. Наконец, протекцию могут получить и крупные холдинги. По словам советника министра экономики Свердловской области Дмитрия Калаева, на какую-либо поддержку могут рассчитывать любые компании, зарегистрированные на территории региона. Следовательно, все, что нужно, - создать на месте «дочку».

Регионалам Дмитрий Калаев предложил размещать в областных городах сервисные подразделения, например, колл-центры. Такие проекты власти готовы поддерживать.

Кошелек с кнопками

Еще одна точка роста для телеком-рынка (в частности его сотового сегмента) - мобильная коммерция. Ее развитие идет по двум направлениям. Первое - использование сотового телефона со встроенным чипом для расчетов (технология NFC, Near Field Communications). На Урале примеры подобных проектов есть. Сначала года МТС и Мегафон тестируют возможность расчетов посредством сотового аппарата в екатеринбургском метро.

Главное достоинство NFC - быстрота и удобство. Пользователь подносит телефон к считывающему устройству, и деньги мгновенно списываются с его счета. Не нужно стоять в очередях за жетоном или картой, не надо доставать кредитку и ждать, пока продавец совершит манипуляции, не требуется никакой дополнительной идентификации пользователя. Организовать NFC можно даже в оффлайне. (Правда, в Санкт-Петербурге с этим возникли проблемы, платеж иногда проходил по семь минут.)

Ирина ШутькоОсновная проблема NFC в России - отсутствие телефонов, поддерживающих эту технологию (пока это лишь несколько моделей), и небольшое количество партнеров у мобильных операторов. Но перспективы явно есть (например, в Японии уже 60% телефонов поддерживают NFC). Директор уральского регионального управления по ШПД и новым видам бизнеса Вымпелкома Ирина Шутько: «Массовое внедрение NFC произведет переворот в маркетинге. Это шикарный продукт, который будет способствовать спонтанным покупкам и быстрым микроплатежам».

Второе направление - использование лицевого счета абонента по образцу банковского. Это и оплата покупок, и перевод денег с одного мобильного номера на другой, и другие операции. Лидирует в этом сегменте, пожалуй, Билайн. Уже сегодня с мобильного телефона можно платить за услуги ЖКХ, покупать музыку, программное обеспечение, переводить деньги от абонента к абоненту. Кроме того, есть кобрендинговые продукты с банками. Например, пластиковая карта привязывается к номеру и ее баланс всегда равен балансу на мобильном. Есть возможность выпуска виртуальной банковской карты (те же параметры, что и у пластика, только без карты как таковой).

Подобные услуги развивают и другие операторы. По оценкам МТС, прогноз доходов операторов «большой тройки» от мобильной коммерции в 2015 году ожидается на уровне 50 млн долларов. Число пользователей превышает 1 миллион абонентов и прирастает в среднем на 40% в месяц.

По словам начальника отдела поддержки корпоративных клиентов уральского филиала компании «Комстар - Регионы» Сергея Шамсуярова, мобильная коммерция могла бы развиваться еще активнее, если бы операторам не приходилась заключать договоры с банками:

- Есть две схемы мобильной коммерции - банковская и операторская. По сути вторая в силу законодательных ограничений сегодня не работает, телеком-компаниям приходится привлекать в партнеры банк. Взрывного роста можно ждать, когда власти разрешат прямое списание со счета мобильного телефона остатков без привлечения финансовых организаций.

Рынок мобильной коммерции находится пока в зачаточном состоянии. Очевидно, что операторы вовремя спохватились и выжмут из этой точки роста все. Другое дело - контент. Эта сфера могла стать для телеком-компаний золотой жилой. Но они откровенно проспали свое счастье. И сегодня пытаются наверстать упущенное.

Делиться нужно

Методов наверстывания два. Первый - самому становиться контент-агрегатором: разрабатывать удобные приложения (видеоконференции, почту, игры и т.д.), предоставлять платформу для создания и продажи приложений (так сделала, например, МТС) или развивать телевидение.

Этот метод вызывает множество споров. Особенно в отношении телевидения. Политика операторов противоположна. Александр Мищихин:

- Я не вижу никакого смысла, особенно региональному оператору, развивать телевидение (у нас оно в линейке продуктов имеется, но мы сделали это во многом под давлением абонентов). Возможно, это наша стратегическая ошибка, потому что, как показывает опыт, абонент ленив, он хочет, чтобы кто-то за него все придумал и сформировал. Но в любом случае интернет-провайдинг и контент-провайдинг - это два совершенно разных бизнеса. А телевидение - вообще умирающий сегмент. Скоро он как таковой существовать не будет. Останутся видеоконтент и оператор. При этом до каждого абонента в скором времени доберутся монстры вроде Google TV или Netfix, и телевизионный бизнес операторов погибнет. Зачем абоненту посредники, если тот же Google, например, сможет предложить сервис в два раза дешевле? Кроме того, в сегменте телевидения с запуском сотовой сети четвертого поколения фиксированные операторы вполне возможно получат мощных мобильных конкурентов. Абоненту будет просто удобнее заключить договор с контент-агрегатором и получать его услуги на всех экранах разом.

Артем Черанев- По своему опыту могу сказать, что, во-первых, в этой сфере имеет место некоторая инерция, косность мышления, - добавляет генеральный директор компании «Инсис» Артем Черанёв. - Наш потенциальный абонент четко разделяет: есть интернет-провайдер и есть телевизионный оператор. К провайдеру идут за интернетом, за телевидением - в другую компанию. Во-вторых, продажа ТВ-услуг для нас как была, так и остается дополнительной фишкой.

Обратных точек зрения придерживаются «ЭР-Телеком», Вымпелком и «Телесеть-сервис» в связке с «НКС - ЕвроАзия» (управляются единым менеджментом). Алексей Царьков:

- У нас два юрлица и мы просто вынуждены развивать обе услуги одинаково. При этом мы наблюдаем, что телевидение является драйвером развития. Я уверен, что клиент в силу опять-таки лени не откажется от контента, который формируется не им, поэтому посредники всегда будут нужны.

С ним согласна Ирина Шутько. По ее данным, с конца прошлого года к «Билайн ТВ» (интерактивное телевидение) в Екатеринбурге и Перми уже подключилось 6 тыс. человек. Динамика развития очень высока. Директор по продажам корпоративному сектору в Екатеринбурге холдинга «ЭР-Телеком» Андрей Пилипец добавляет: «В 2010 году мы сохранили темпы прироста по абонентской базе во многом благодаря пакетному предложению, в которое включено телевидение. Это единый сервис, единый счет, единый способ предоставления услуг. Кроме того, я не думаю, что фиксированные операторы почувствуют конкуренцию со стороны сотовых компаний. Все-таки это слишком разные услуги по качеству. И сегодня люди согласны платить и тем, и другим».

Второй метод зарабатывать на контенте - взимать плату с агрегаторов за доступ к абоненту. Сегодня так живет вся Европа. В России эта практика почти не развита. Однако в ближайшем будущем, вероятно, она получит распространение. По крайней мере многие операторы сегодня внедряют сети, позволяющие четко отслеживать трафик и снижать скорость того или иного потока. Очевидно, что в будущем объемы трафика будут расти. И допустить полной монетизации абонента агрегатором операторы не должны.

LTE по спирали

С ростом объемов трафика тесно связан вопрос более отдаленной перспективы, пожалуй, следующей пятилетки - внедрение беспроводных сетей четвертого поколения стандарта LTE (long term evolution, стандарт сотовой связи, предполагающий скорость передачи данных до 300 Мбит в секунду). А как иначе переваривать тяжелеющий контент?

Разговоры об LTE ведутся не первый год, в 2009-м они, было, стихли, но в 2010-м после заявлений президента о сокращении технологического отставания от Европы и в связи с подготовкой к сочинской олимпиаде начался новый виток дискуссии о необходимости и перспективах внедрения LTE.

Принципиальное решение о развертывании LTE в России принято на самом верхнем уровне. В марте Вымпелком, МТС, Рос­телеком, Мегафон и «Скартел» (ТМ Yota, развивает сети WiMax) заключили соглашение, по которому сети будут строить на принадлежащих Yota частотах 2,5 - 2,7 ГГц. «Большая четверка» получила опцион на приобретение акций группы в 2014 году (по 20% каждому, еще 20% будет принадлежать Ростехнологиям). Этот договор важен еще с одной точки зрения: его подписание фактически похоронило WiMax - стандарт будет выключен после развертывания LTE.

В марте же заключено рамочное соглашение между Nokia Siemens Networks, Роснано, НПФ «Микран» и администрацией Томской области о том, что оборудование для LTE начнет производиться в особой экономической зоне, расположенной на территории этого региона.

Исход событий непредсказуем. С одной стороны, строить общую сеть LTE в условиях, когда все выгодные частоты заняты, кажется логично. С другой - сеть Yota может оказаться совершенно неэффективной и дорогой (высокий диапазон требует более плотного размещения базовых станций, плюс необходимы повышенные капзатраты на переоборудование). Кроме того, частотного диапазона «Скартела» на всех, очевидно, не хватит. Или LTE окажется весьма ограниченным по скорости. Да и региональные операторы (вроде Tele2 или «Мотива») остаются не у дел.

Инна СмирноваВ любом случае LTE, по распоряжению правительства РФ, должны быть развернуты в России до 2014 года в частотах 2,3 - 2,4 ГГц и до 2015-го в 700 - 900 Мгц. Операторы к этому вроде готовятся. По словам коммерческого директора «Ростелеком-Урала» Ильи Васкецова, в регионе выбраны три пилотные территории, на которых строительство сетей четвертого поколения начнется уже в этом году. В Вымпелкоме рассматривают вариант строительства собственно сети LTE в диапазоне 800 МГц и ведут работы по очистке его от GSM-трафика путем перевода в 3G. Руководитель службы маркетинга уральского филиала Мегафона Инна Смирнова отметила, что у компании есть тестовая площадка в Сочи. Но подготовка идет в относительно вялотекущем режиме.

Пока операторы делают упор на сети третьего поколения (им еще надо отбить «закопанные» в них инвестиции) и ждут, когда на массовом рынке хотя бы появятся абонентские устройства, поддерживающие LTE. Илья Васкецов:

- Для широкого распространения стандарта нужно, чтобы начал развиваться массовый рынок соответствующего абонентского оборудования. Самостоятельно его «разогревать» - довольно сложная и затратная затея для любого оператора связи.

Разговор о перспективах четвертого поколения подытоживает директор по маркетингу ТГ «Мотив» Екатерина Хворостова:

- Аналитики (например, J&P) говорили, что LTE-сеть запустится в России не ранее чем в 2012 году. На мой взгляд, этот прогноз адекватен: например, в Свердловской области вряд ли 4G появится до этого срока. Да и далее перспективы развития этого стандарта и на Среднем Урале, и на всей территории РФ очень туманны. Думаю, вопрос об актуальности этих сетей для современных абонентов излишне раздут. Да, людям нужен мобильный и скоростной интернет, им нужны современные технологии, но не настолько, как хотелось бы нам, операторам.

Дополнительные материалы:

Занести в профиль

Илья ВаскецовВ ближайшем будущем единственным динамичным сегментом телеком-рынка будет широкополосный доступ в интернет, в первую очередь - беспроводной. В таких условиях операторам необходимо диверсифицировать бизнес. Одной из точек долгосрочного роста может стать агрегация контента, считает коммерческий директор «Ростелеком-Урала» Илья Васкецов

- Илья Владимирович, каким был для телекоммуникационного рынка 2010 год?

- Он характеризовался выходом из кризиса.
В связи с этим телеком-отрасль показывала достаточно хорошие темпы роста. Основными драйверами, на мой взгляд, были мобильная связь и широкополосный доступ в интернет (ШПД). Мы по выручке в сотовом сегменте приросли на 15% относительно 2009 года, в ШПД - на 25%.

- В 2011-м эти тенденции сохранятся?

- В сегменте мобильной связи, скорее всего, нет. Сегмент голосовых услуг насыщен (мы ожидаем нулевой прирост по этому направлению в 2011 году), передача данных, безусловно, будет расти. Но без внедрения сетей третьего или четвертого поколения (пока в силу нормативных ограничений в коммерческой эксплуатации у «Ростелеком-Урала» находятся лишь сети второго поколения. - Ред.) темпы будут не слишком быстрыми.

Сегмент фиксированного ШПД, наоборот, вновь увеличится в денежном выражении на 20 - 30%. Сегодня мы наблюдаем, что темпы падения ARPU (средний доход с абонента в месяц. - Ред.) замедлились. Ценовая конкуренция, характерная для 2007 - 2009 годов, перешла в иную плоскость: операторы переориентировались на наполнение цены содержанием.

Для нас рост сегмента ШПД связан еще и с заменой медных каналов связи на оптические. Здесь мы развиваемся достаточно быстро. На 1 января 2011 года техническая возможность подключения к оптоволоконной линии была у 100 тыс. домохозяйств, на начало мая - это уже 400 тысяч. К концу года мы планируем увеличить цифру до 1,4 млн домохозяйств.

- Что будет с фиксированной связью? Падение, наблюдавшееся последние несколько лет, продолжится?

- Сегмент продолжает сжиматься. Но темпы отказов от традиционной фиксированной связи в пользу мобильной или IP-телефонии замедлились.
Мы продолжаем ставить телефонные аппараты в тех населенных пунктах, где раньше наблюдался дефицит. За счет этого в абсолютном выражении база по итогам 2011 года может сохраниться.

Не будет существенного роста и в сегменте междугородной и международной связи. Скорее, для него окажется характерно перераспределение долей операторов.

- Сегодня телеком-компаниям явно необходимо искать новые точки роста. Одной из них может стать контент. На ваш взгляд, стоит ли операторам заниматься развитием этого, по сути, непрофильного направления?

- В этом вопросе моя позиция однозначна. Делать ставку исключительно на сеть доступа - ошибка. Операторам необходимо заниматься наполнением каналов содержанием.

Схем может быть несколько. Первая - оператор создает контент сам.

Вторая схема - предоставление контент-услуг осуществляется от имени оператора, но формируются они за счет получения полуфабриката от поставщика контента либо приложений. По такой модели мы сегодня работаем с кино и музыкой, а также с различными приложениями для бизнеса и частных клиентов. Ростелеком покупает права, предоставляет контент под своим брендом пользователю и потом расплачивается с правообладателем. В мае, например, мы запустили «Конструктор сайтов», планируем заниматься проектом «Безопасный дом» и т.д.

Такая модель выгодна обеим сторонам: оператор получает контент, а поставщик контента - доступ к абонентской базе.

- С музыкой и фильмами понятно, но если говорить об интернет-телевидении, играх, IP-телефонии (например, пресловутом Skype), то здесь агрегаторы до сих пор монетизируют вашего абонента, не делясь доходами...

- Сегодня технология DPI позволяет анализировать трафик и выставлять приоритеты тому или иному потоку. Скорость доступа к тому же Skype можно достаточно просто урезать со стороны оператора. На мой взгляд, контент-агрегаторы должны платить провайдеру за доступ к абонентам. Это нормальная практика. На данный момент мы готовы, например, сделать оферту Microsoft с предложением распределять доход от Skype.

При этом операторам связи важно формировать собственные предложения. Не скрою, сейчас Ростелеком, например, ведет работу над российским аналогом Skype. Но отмечу, с нашей стороны никаких решений о закрытии или деградации доступа, например, к тому же Skype, не принималось. Сейчас такие шаги были бы несвоевременными.

Подготовил Сергей Ермак

Комментарии

Материалы по теме

Точка бифуркации

Летели облака, летели кирпичи

Чистый парадиз

Маленькая Калифорния

Игрушечный миллиард

Массовый интерактив

 

comments powered by Disqus