Давление сверху

Давление сверху Кризис стал для антикоррозионистов серьезным испытанием. Снижение спроса, ценовое давление заказчиков заставили некоторые компании уйти в тень или сменить профиль. Для восстановления отрасли необходимо найти общий язык с клиентами и избавиться от фирм-фальшивок, которые не дают работать честным игрокам.

Cоюз коррозионистов Урала и Сибири и аналитический центр «Эксперт-Урал» седьмой год составляют рейтинг подрядных организаций в сфере антикоррозионной защиты (АКЗ). В 2009 году антикоррозионистам пришлось тяжело. Некоторые компании (даже из числа крупных) вынуждены были уйти с рынка. Сегмент продолжил сжиматься. Выручка десяти компаний, принявших участие в рейтинге АКЗ, по сравнению с 2008-м сократилась на 7% (в 2008-м к 2007-му - на 11%; данные по 2009 году в принципе коррелируют с общим снижением по промышленности региона - почти 8%). В квадратных метрах объем работ и в 2008-м, и в 2009-м был ниже, чем в 2007-м году, на 18%.

График. Матрица комплексной оценки подрядных компаний

Деньги потом

Кризис для рынка АКЗ обернулся тремя проблемами. Первая - снижение продаж. Промпредприятия еще в конце 2008 года резко сократили расходы на ремонт и обслуживание промышленных зданий, сооружений и оборудования. По словам исполнительного директора фирмы «Виком» (Северодвинск, Архангельская область) Геннадия Петренко, в 2009-м объем всех видов работ был урезан примерно на 20%. В УК «Пром­антикор» (Березники, Пермский край) снижение в среднем составило 15 - 20%. Другие игроки рынка указывают на 10 - 30%. Как рассказывает председатель совета Союза коррозионистов Урала и Сибири Владимир Шумаков, в прошлом году некоторые заказчики в одностороннем порядке разрывали соглашения и без всяких компенсаций прекращали выполнение условий контрактов.

Вторая проблема - ценовое давление клиентов. Заместитель директора по экономике УК «Промантикор» Сергей Быков: «В январе прошлого года большинство наших заказчиков заявили о снижении стоимости работ до уровня третьего квартала 2008 года, примерно на 12%. Средний срок оплаты выполненных работ увеличился с полутора-двух месяцев до четырех».

Подрядчикам, работающим с нефтегазовыми компаниями, повезло чуть больше. Но тяжело пришлось всем. Директор «АМТ антикор» (экс-генеральный директор «Имоника-строй», Санкт-Петербург) Олег Тараненко:

- «Имоника-строй» как подрядчик по антикоррозионным работам практически прекратила существование. Да, по объему работ компания приросла более чем в два раза. Но это ни о чем не говорит. Еще в 2008 году мы вышли на три крупных объекта - Ванкорское месторождение Роснефти, Уренгойский газохимический комплекс (Газпром) и заключили контракт с Норильскгазпромом. До кризиса все было неплохо. Мы, как и вся страна, работали в рамках экономического роста. Но в 2009-м заказчики резко изменили правила игры в худшую сторону. Многие клиенты ушли в ценообразование по сметам 1981 года, а в них даже близко нет работ, которые мы выполняем. Мы не могли их запроцентовать и подписать акты. Компания понесла серьезные убытки. Кроме того, заказчики практически перестали платить. На конец 2009 года суммы задолженностей перед нами были астрономические, по многим клиентам дебиторка висит с лета 2009 года. Авансирование заказчики и вовсе отменили. Они заставляли нас подписывать письма с добровольным отказом от получения денег (это было одно из условий участия в тендерах). Получается, что подрядные организации инвестировали в промышленность. В таких условиях работать было очень тяжело.

По словам антикоррозионистов, в начале 2009 года действия подрядчиков еще можно было понять. Например, нефтяники, снизившие стоимость работ на 20 - 30%, ожидали, что цена на баррель на мировом рынке установится на уровне 2004 года. По факту она упала не до 38, а до 60 - 70 долларов. Однако стоимость работ никто пересматривать не стал.

Третья проблема - псевдотендеры и демпингующие фальшивые предприятия. Некоторые антикоррозионисты замечают, что в кризис их стало гораздо больше. По оценкам компании «ВЫСО», сегодня порядка 50 - 60% контрактов заключается по откатной системе. Заказчик проталкивает на аукционе ту компанию, которая заранее была выбрана. Для этого он использует всевозможные инструменты вплоть до отмены торгов, снятия участников, переноса срока аукциона, изменения условий и т.д. Олег Тараненко:

- Я вообще не понимаю, как тендер может идти на понижение цены? К примеру, пескоструйная очистка стоит у всех подрядчиков примерно одинаково. Но на торгах появляется компания, заявляющая, что может сделать работу в два раза дешевле. Заранее понятно, что это брак. На тендере выбор подрядчика должен сводиться к рассмотрению качества выполнения работ, а не их стоимости. Однако заказчикам зачастую важен второй фактор. Он закрывает глаза на то, что и как делает подрядчик. В последнее время некоторые клиенты плановые сроки работ заменили подходом «к приезду комиссии надо сделать вот это». Это технологически неправильно, будет брак. Но заказчику все равно - «сделай, как я говорю, а потом разберемся». И как раз это стало причиной появления мелких фальшивых организаций.

В итоге многие компании из-за недостатка средств лишились возможности инвестировать в развитие. Деньги тратились исключительно на финансирование текущей деятельности. Чтобы выправить положение, некоторые подрядчики переориентировались на зарубежные рынки (например, «ВЫСО» сделало ставку на Норвегию и Казахстан), другие занялись диверсификацией. Сергей Быков: «Высвобождение ресурса позволило нам освоить новые для нас виды работ, например, устройство наливных полов».

Структура инвестиций подрядных компаний

Хуже всех пришлось малым предприятиям: помимо заказчиков многим пришлось сражаться с налоговыми органами из-за «серой» зарплаты. Кроме того, подкосила необходимость вступления в строительные саморегулируемые организации (СРО): это минимум 350 тыс. рублей плюс страховка. В итоге подавляющее большинство малых бизнесменов ушли в тень.

Досаморегулировались

Саморегулирование вообще стало для антикоррозионистов головной болью. Мы попросили с десяток компаний оценить роль СРО в их деятельности и получили в основном негативные отзывы. Генеральный директор компании «Адгезия» (Чайковский, Пермский край) Сергей Исупов: «СРО никак не выполнили функцию отсечения с рынка шабашников. Чтобы они заработали, нужна ясность в федеральном законодательстве». Геннадий Петренко: «Мы работу СРО почти не ощущаем. Пока единственная польза от них - наличие свидетельства саморегулируемой организации, без которого не допускают ни к работам, ни к участию в тендерах». Директор компании «Промзащита» (Озерск, Челябинская область) Сергей Шидловский отмечает, что в СРО не хватает общения между предприятиями разных сегментов строительного комплекса, на которое фирма рассчитывала, когда вступала в саморегулируемую организацию. Олег Тараненко: «По положениям, СРО должны двигать нашу отрасль вперед. Но на деле у тебя просто должна быть бумажка, чтобы иметь возможность производить свои работы. Лицензия заменилась допусками СРО чисто формально. Я как-то пытался призвать к тому, чтобы фирмы, работающие халтурно, в нашу организацию не принимались. Но мне сказали: нам нужны деньги, нужно набрать необходимое количество фирм». А заместитель директора компании «Нефтэк-Кор» Андрей Сухачев называет СРО «принудиловкой»: «Ничего они не дают. У нас были лицензии, потом мы вступили в СРО, заплатили деньги, получили сертификат».

Процесс формирования СРО действительно неоднозначен. С одной стороны в нем есть негативные моменты. Например, первое, на что рассчитывали законодатели и игроки рынка, - саморегулирование наведет порядок в отрасли. Но сегодня мы видим огромное количество СРО, которые фактически не являются законными. Они обещают вступление за три дня за 8 - 15 тыс. рублей и страховой взнос в 40 тысяч. Хотя по закону минимальная сумма, перечисляемая в компенсационный фонд должна составлять 300 тыс. рублей плюс вступительные и членские взносы, а также страхование деятельности. Подобные организации привлекают огромное количество маленьких, как правило, безграмотных компаний, которые отдают деньги в финансовые пирамиды, не несущие никакой ответственности. Повлиять на создание стихийных СРО пока никто не может.

Второй минус российских СРО - создание не по цеховому принципу. В Европе в состав саморегулируемых организаций входят предприятия, работающие в ограниченных сегментах строительства. Например: монтажники, генподрядчики, компании промышленного сервиса и т.д. Когда в СРО входят одновременно и крупные генподрядчики, и маленькие компании, им довольно сложно организовать взаимодействие.

Третий минус - формирование СРО вокруг крупных заказчиков (например, Газпрома). Подрядчики, которые в них входят, выигрывают все тендеры. Рыночными отношениями это назвать нельзя.

С другой стороны плюсы от внедрения СРО также очевидны. Директор СРО «Союз стройиндустрии Свердловской области» Юрий Чумерин отмечает, что, несмотря на негативные отзывы бизнесменов, введение саморегулирования поможет очистить рынок. Уже сегодня 40% строительных организаций, имевших ранее лицензии, не получили свидетельства СРО. Многие из них - фирмы-однодневки.

- Мы в рамках СРО сами начали отбрасывать компании, - продолжает Юрий Чумерин. - Например, есть подрядчик, в котором десять ИТР и ни одного рабочего. У них людей нет, школы нет, оборудования нет, но они идут на конкурс и выигрывают его (оставляя позади нормальные организации), потому что предлагают самую низкую цену. Затем они в лучшем случае набирают на вокзале нелегальных мигрантов, которые выполняют работы с очень низким качеством. В худшем - берут аванс и исчезают. Наша задача - от таких компаний избавиться. Думаю, фирмы-однодневки и СРО-фантомы покинут рынок через полтора-два года.

Еще один положительный момент от внедрения саморегулирования - появление стандартов работы строительной отрасли. Сегодня большое количество СНиПов, по которым работают строители, устарело. На некоторые виды работ они вовсе отсутствуют. В итоге может сложиться ситуация, когда заказчик с легкостью откажется платить подрядчику по причине того, что тот выполнил работу не по нормам. А исполнителю противопоставить нечего: норм нет.

Некоторые СРО, по сути, сегодня выполняют работу федеральных органов, создавая стандарты по многим видам деятельности. Эти нормы по закону приравниваются к государственным СНиПам.

Деятельность СРО в сфере разработки стандартов, требований к квалификации сотрудников компаний в идеале должна привести к повышению качества работ. Например Союз предприятий стройиндустрии Свердловской области принял несколько стандартов, которые жестче существующих СНиПов и ГОСТов. У компаний, входящих в СРО, есть год-два на то, чтобы привести себя в соответствие нормативам. Если в течение этого времени компания не развивается, то из саморегулируемой организации ее, скорее всего, исключат.

В сфере повышения качества работ и квалификации сотрудников антикоррозионисты на передовой. Уже сегодня видно: компании движутся в направлении тех требований, которые предъявляются на международном рынке. Участники рейтинга активно проводят аккредитацию и совершенствуют систему управления, большинство из них сертифицированы по международной системе ISO (шесть лет назад лишь одна компания обладала подобным сертификатом).

Кроме того, некоторые заказчики (например, ТАНЕКО) стали привлекать независимых инспекторов, которые контролируют качество выполнения работ на каждом этапе. Владимир Шумаков: «Система независимых инспекторов крайне важна. Она исключает коррупционную составляющую. Поэтому их присутствие на объекте - это гарантия качества».

Первыми в России инспекторов по контролю качества работ начал готовить именно уральский союз коррозионистов. Сейчас их наработки перенял Газпром (ВНИИгаз). На Урале готовят инспекторов по российским и международным (FROSIO) стандартам.

Год ожиданий

2010 год для рынка АКЗ не будет легким. Подрядчики отмечают, что рынок начал постепенно восстанавливаться. Правда, это ощущается по объемам работ, но не по их цене: у подавляющего большинства антикоррозионистов она осталась прежней. Отдельные компании и вовсе отмечают дальнейшее снижение цен. Андрей Сухачев: «Стоимость работ не поднялась, наоборот - она упала. Сергей Шидловский также считает, что 2010-й будет сложнее 2009-го, если крупные заказчики по-прежнему будут исключать предоплаты по договорам: «Созданные запасы мы проели в прошлом году, а доходы больше не стали».

Наиболее вероятный сценарий озвучивает Сергей Быков: «Спрос на услуги медленно, но верно растет. Правда, вновь выйти на уровень 2007 - 2008 годов удастся только через три-пять лет. А чтобы стоимость работ вернулась на пиковый уровень середины 2008-го, потребуется не менее двух лет».

Процесс восстановления во многом будет зависеть от лоббистских возможностей коррозионистов. Необходимо объяснить заказчику, что качество работ должно быть превыше цены (здесь помогут четкие стандарты). Подобные договоренности позволят избавиться от фирм-фальшивок и уменьшат срок выхода рынка на докризисный уровень.

Союз коррозионистов Урала и Сибири 

Дополнительные материалы

Рейтинг подрядных организаций антикоррозионной защиты по итогам 2009 года

Комментарии

Материалы по теме

Родину защищать

Управлять коррозией

Отстоять свое

Правила самозащиты

 

comments powered by Disqus