Про СРОчность

Про СРОчность

auditК 1 июля этого года надзорные функции за аудиторским бизнесом должны перейти от Минфина к саморегулируемым организациям (СРО). Чтобы иметь право оказывать услуги аудита, компания и ее работники должны состоять в одной из СРО. Однако, судя по всему, передача полномочий в очередной раз, уже в третий, будет перенесена: аудиторская деятельность исключена из списка лицензируемых еще с 1 января 2006 года, но необходимые изменения в закон о ней до сих пор не приняты. Минфин и депутаты Государственной думы полтора года не могут договориться о принципах создания саморегулируемых организаций в этой отрасли.

Директор департамента регулирования государственного финансового контроля, аудиторской деятельности, бухучета и отчетности Минфина Леонид Шнейдман считает, что его ведомство, несмотря на отмену лицензирования, должно сохранить рычаги влияния. Это возможно в случае создания одной-двух крупных СРО. Для этого Минфин предлагает определить минимальное количество участников организации в 

3 тыс. аудиторов или 1500 компаний. Председатель комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский, напротив, настаивает на формировании десятка-двух объединений, которые будут конкурировать между собой и смогут, по его мнению, более эффективно контролировать рынок. В результате разногласий законопроект о внесении изменений в закон об аудиторской деятельности дошел только до второго чтения и застрял в коридорах власти. 

Рынок между тем находится в подвешенном состоянии, ком проблем, тормозящих его развитие, растет. Будет ли система саморегулирования более эффективна, чем государственная, способна ли она содействовать развитию аудиторской отрасли? Об этом шел разговор на заседании круглого стола «Актуальные проблемы и перспективы аудиторской деятельности на Урале», организованном журналом «ЭкспертУрал» и аналитическим центром «Эксперт Урал».

Количество не переходит в качество

Для участия в мероприятии в Екатеринбург приехали руководители аудиторских компаний практически всех крупных городов Урала. Дискуссия началась еще в кулуарах. Первый вопрос: сколько аудиторских фирм работает на территориях?

— В Челябинской области — 168, — говорит директор компании «АФИНА» Ирина Новикова.

— В Башкирии их 116, правда, реально работающих чуть более половины, а имеющих собственную методологическую базу и отделы контроля качества и того меньше, — утверждает директор филиала компании БДО Юникон в Уфе Марина Баширова.

— Это очень много даже для таких крупных промышленных центров, как Уфа и Челябинск, — подводит итог директор по региональному развитию компании «РАСТАМ» Игорь Намруев.

Проблема в том, что многочисленные мелкие компании, не имеющие стабильной клиентской базы и оказывающие аудиторские услуги от случая к случаю, откровенно демпингуют. Пример приводит Марина Баширова: 

— Чтобы понять, откуда появляются низкие цены на рынке аудиторских услуг, мы в апреле этого года обзвонили по справочнику около 15 аудиторских компаний, из них треть согласилась выдать аудиторское заключение всего за 10 — 15 тыс. рублей.

Игорь Намруев регулярно следит за статистикой конкурсов отбора аудиторских организаций для обязательного аудита в соответствии с федеральным законом «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». По его словам, победителями становятся компании, которые предлагают стоимость ниже 60% от начальной цены контракта.

Создание саморегулируемых организаций, по логике, должно способствовать решению проблемы, поскольку доступ к профессиональной деятельности станет жестче. Если вчера достаточно было получить аттестат аудитора и государственную лицензию, завтра надо будет еще и платить членские взносы в СРО, а также отчисления в компенсационный фонд. «По нашим оценкам, в результате перехода на саморегулирование численность аудиторских компаний в России в среднем снизится на 30 — 40%», — считает председатель правления Ассоциации «Южно-Уральская аудиторская палата» Алексей Пивоваров.

Низший сегмент аудиторского рынка не только демпингует, но и плохо работает. Именно такие компании идут на поводу у клиента, выдают заключения вообще без всякой проверки налоговой отчетности. Это способствует процветанию «черного аудита».

— Недавно мне позвонил знакомый с просьбой сделать ему аудиторское заключение. Он утверждает, что это стоит 10 — 15 тыс. рублей, и предложений такого рода на рынке масса. Но ему хотелось бы иметь бумагу от компании с хорошей репутацией. Я ответил отказом, потому что дорожу этой самой репутацией. А те, кому терять нечего, соглашаются, — делится генеральный директор «Екатеринбургского АудитЦентра» Владимир Бойков.

Зри в корень

У Минфина до недобросовестных игроков руки просто не доходят, а профессиональное сообщество через элементы саморегулирования способно на них повлиять. Для этого у СРО будет, вопервых, право исключить организацию из своих рядов, а вовторых, проявить законодательную инициативу, направленную на устранение проблемы в корне.

«Черный аудит» существует потому, что на него есть спрос. Сегодня обязательная аудиторская проверка должна проходить в открытых акционерных обществах, а также в ЗАО, ООО, если их годовая выручка превышает 50 млн рублей или сумма активов баланса на конец года больше 20 млн рублей. Если компании необходимо иметь подтверждение нормативных требований к ведению бухгалтерского учета только для сдачи ее налоговому органу, какой смысл тратиться? «Но как только возникает необходимость выстроить серьезные отношения с потенциальными инвесторами, которые должны оценить финансовое состояние компании, сразу появляется потребность в привлечении именитого аудитора. И тут же появляется понимание, что аудиторская проверка не может стоить 10 — 15 тыс. рублей» — говорит директор компании «Листик и партнеры» Константин Игонин.

Марина Баширова считает, что нужно снизить критерий отбора предприятий, которым необходим обязательный аудит.

Второе направление реформирования законодательства связано с системой организации работы аудиторской компании. Директор по аудиту Ассоциации «Налоги России» Антон Никитенков убежден, что действенной мерой против «черного аудита» могло бы стать ужесточение требований к минимальному количеству аттестованных аудиторов, необходимых для работы аудиторской компании. Сегодня для открытия фирмы достаточно набрать пять таких специалистов, при этом часть из них может работать по совместительству. В результате «свободные» аудиторы колесят по рынку, подписывая липовые отчеты. По его мнению, стоит обязать компании иметь в постоянном штате тех же пять специалистов, и количество аудиторских компаний сократится втрое: содержать такое число работников при низком уровне цен неэффективно.

Игорь Намруев убежден, что проблема качества аудиторских услуг напрямую связана с существующей системой подготовки кадров, поэтому еще одна задача СРО — взаимодействие с высшими учебными заведениями:

— В аудиторских компаниях достаточно профессионалов, нередки случаи, когда квалифицированные специалисты переходят на работу к своим же клиентам, чаще всего в крупные промышленные предприятия. Но рынок наводнен специалистами с очень низким уровнем знаний. Результаты последней аттестации аудиторов, опубликованные Минфином, поражают: на участие в экзаменах претендовали 1171 человек, из них допущено 1023, а положительную оценку получили всего 305 специалистов. Это 30%! Какой же тогда квалификацией обладают остальные? Нетрудно представить уровень качества услуг таких аудиторов. Отсюда понятно, откуда на рынке столько аудиторских фирм, готовых за минимальные деньги выдавать заключения, иногда откровенно липовые.

Шиворотнавыворот 

Участники дискуссии оказались единодушны: институт саморегулирования гораздо эффективнее государственной системы контроля. Если понимание этого есть, почему внедрение так тяжело идет на практике? Очевидно, дело здесь не только в амбициях чиновников.

— Саморегулирование — инструмент гражданского общества, но в нашей стране демократические принципы не развиты. Мы не готовы к созданию множества сильных саморегулируемых организаций, в том числе региональных, — убеждена директор компании «Новый аудит» доктор экономических наук Ирина Коновалова.

Алексей Пивоваров солидарен: «В такой сложной и тонкой сфере, как аудит, нельзя делать резких шагов. Я думаю, процесс подготовки к переходу на СРО займет еще как минимум год-полтора».

Резкий, непродуманный переход на саморегулирование не нужен ни одной отрасли. Но это не означает, что он должен затянуться до такой степени, что работа участников рынка затормозится. Ведь за те полтора года, что обсуждаются изменения в законодательство, были такие ситуации: Минфин переставал выдавать лицензии, ссылаясь на то, что институт госрегулирования отменен. Но институт саморегулирования при этом не создан. В итоге многие предприниматели оказались в правовом вакууме. Никто не понимал, что нужно показывать клиентам: устаревшую лицензию или свидетельство об участии в незарегистрированном СРО. И это касается не только аудиторов, в такое же положение попадали риэлторы, оценщики. В результате в суматохе рынок еще больше заполонили те самые черные игроки, с которыми призваны бороться СРО.

Система государственного контроля за многими видами консультационного бизнеса себя изжила — это очевидно. Но прежде необходимо создать новые правила, обсудить их с профессиональным сообществом и уже потом отменять старые нормы. Перекос этой модели тормозит развитие бизнеса.

Комментарии

Материалы по теме

Ничего лишнего

Цель как средство

Бережливость в моде

Тренер для капиталистов

Папа — юрист

 

comments powered by Disqus