Атомный Ренессанс

Атомный Ренессанс

 Николай Ошканов
Николай Ошканов
Происходит мощный переворот в российской атомной энергетике. С приходом нового руководителя Росатома Сергея Кириенко поставлена задача сделать из нее локомотив развития экономики. Реактор на быстрых нейтронах объявлен реактором будущего, основой программы развития атомной энергетики, одобренной президентом страны. Я участвовал в формировании этой программы. Признаться, мы сами немного вздрагиваем, холодок в наши души забирается от собственных претензий по поводу скорейшего строительства новых блоков — деньги это огромные. Но иначе нельзя. Если ничего не строить, то через десять лет атомной энергетики просто не будет: энергоблоки отработают назначенный им ресурс. Сейчас в России действует 31 атомный энергоблок общей мощностью 23 тыс. МВт (в том числе 600 МВт вырабатывает БН600 на Белоярской атомной станции). К 2015 году будет уже 40 блоков, это 25% электроэнергии.

Сегодня атомные станции вырабатывают 16% всей электроэнергии. Без них страна не справится: кризис в энергосистеме наступает, если не хватает 5%. Но если не построить мощности атомной энергетики к 2015 году, заместить их будет нечем. Потому что для строительства того же объема мощностей энергетики неатомной нет достаточного количества газа. Атомный энергоблок на 1000 МВт позволяет экономить 2 млрд кубометров газа в год, которые потребовались бы для аналогичного по мощности теплового энергоблока. Цена газа известна, можно поумножать. Поэтому не очень-то разбежишься строить тепловые станции, состояние с этим ресурсом не просто плохое, а катастрофическое. Чубайс недаром говорит, что надо менять энергетику, в эту никто денег вкладывать не желает. Нишу энергетической державы нашей стране в мировом хозяйстве без атомной энергетики не занять. Минувшая зима, когда потребление электроэнергии достигло исторического максимума, показала: надо двигаться к атомной энергетике. Именно атомные станции вытянули всю электроэнергетику, в которой с 1992 года ничего нового не вводили.

Но вот важный момент: урана, топлива для ныне действующих и достраиваемых тепловых атомных блоков, хватит на 100 лет. А дальше что? Дальше нужно строить реакторы на быстрых нейтронах. В области успешной реализации этих технологий Россия на 10 — 15 лет впереди всего мира. Это лидерство нельзя утратить. В других типах реакторов из тонны урана в дело идет всего 5 кг, остальное выбрасывается. Быстрые реакторы используют до 700 кг с тонны: с ними на тысячелетие хватит запасов урана. А газ лучше употребить на более нужные вещи. Половина газа уходит на образование тепла, на создание высокой температуры — чтобы из другой половины получать водород на восстановление металлов в металлургических (доменных и прочих) процессах, аммиак для химпрома. Я, пока не участвовал в разработке программы, этого не знал. Так вот: нужного количества газа нет и не будет. И в этом плане мы, если будем создавать тепло с помощью атомной энергетики, сразу получаем экономию 50% добываемого газа. А уран не жалко, из него ничего больше не сделаешь.

Атомная энергетика имеет финансовую базу для развития — можно с газовиками, например, договориться: мы экономим вам с каждого блока 2 млрд кубов газа, дайте нам за эту половину кредит, мы построим атомные блоки и вы сэкономите еще столько же. 

Разработчики программы убедились: сначала надо развивать атомную энергетику не на быстрых реакторах, а на обычных. Это наи-более короткий путь сохранения атомной энергетики и разворачивания энергетики на быстрых реакторах. Принято решение с 2007 года строить по два блока в год (максимальный темп, который был в Советском Союзе). А Путин ездит в Индию, Китай, договаривается, что будем строить за рубежом еще столько же. Итого четыре блока в год.

Конечно, мне больше нравится идея одного моего собеседника: «У нас весь Дальний Восток граничит с непонятными странами, где людей много, и все зарятся на нас. Давайте станицы поставим вдоль границы, в каждую — по быстрому реактору, и будем гнать готовый продукт в те страны — электричество. У нас пример такой “станицы” есть — город Заречный». Эта шутка имеет большой смысл. Наша страна должна торговать готовым продуктом: не газом, а водородом и аммиаком, не нефтью, а бензином, строить нефтеперерабатывающие заводы здесь. Не надо отдавать сырье.

Каковы перспективы собственно Белоярской АЭС? 29 мая руководитель Росатома Сергей Кириенко провел у нас совещание о ходе, темпах и финансировании строительства инновационного энергоблока БН800. В работе приняли участие представители всех уровней власти, Росатома и концерна «Росэнергоатом», научноконструкторских и промышленных организаций атомного комплекса. С этого совещания начинается новый этап строительства. Теперь необходимо выдержать максимально жесткие сроки: в Федеральной целевой программе развития атомной отрасли, которая уже находится в правительстве РФ, БН800 обозначен пусковым энергоблоком на 2012 год. Всего на сооружение будет выделено 57 млрд рублей, бюджетное финансирование откроют в течение ближайших недель.

Сегодня освоено 10%. Осталось шесть лет. Принятые решения о ходе и темпах строительства не только способствуют обеспечению энергобезопасности Свердловской области, но и открывают новые перспективы перед жителями Заречного — городаспутника Белоярской АЭС.

А что делать с БН600? Это достояние и гордость России, ни у одной страны мира ничего не получалось с быстрой энергетикой. Необходимо продлить его жизнь до 2020 — 2025 годов. Состояние энергоблока хорошее, он еще 10 — 15 лет проработает, а дальше посмотрим. В Свердловской области не хватает 1500 МВт мощностей. К 2012 году она их получит за федеральные деньги: 900 МВт от БН800, оставшиеся — от БН600.

К 2020 году будет БН1800. Это блок будущего, он снимет топливную проблему в нашей стране. Но чтобы он заработал, нужно накопить плутоний, а для этого — запустить тепловые реакторы: это их отработавшее топливо, время распада которого сопоставимо со временем жизни Земли. А быстрый реактор плутоний поедает — для него это как хлеб с маслом.

Построить реактор БН1800 в принципе несложно, но для него в нашей стране нет заводов по производству плутониевого топлива в массовом масштабе. БН800, который к 2012 году должен быть закончен, будет полностью работать на смешанном уранплутониевом топливе. Сейчас оно у нас испытывается на блоке БН600. В чем еще преимущества быстрого реактора? Он заглушает сам себя, физика у него такая. Не будет Чернобыля.

Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus