Дело на 10 миллионов

Дело на 10 миллионов

«Домино»В мае впервые за всю историю торговли женской одеждой в Удмуртии ижевский магазин «Домино» предложил коллекцию модельера известной итальянской фирмы La Рerla, разработанную специально для фирмы «Домино». Девиз коллекции из 35 моделей — «Примерь на себя весну».

Год назад фирма «Домино» вышла на рынок готовой одежды с оригинальной концепцией и всего за пять месяцев сумела стать безубыточной. Ноу-хау заключается не только в том, что модели разрабатывают в La Рerla, лекала создаются по итальянской технологии и адаптируются к особенностям фигуры российских покупательниц. Маркетинговое исследование точно определило потребительскую нишу: это творческие интеллектуалки с высшим образованием, которым «хочется быть женщинами», но при этом они не имеют больших средств и времени для поиска одежды, поскольку много работают. Эта ниша до сих пор никем не заполнялась. Как формулирует идею владелица фирмы «Домино» Галина Мухаметшина, «главное — одежда должна доставлять женщинам счастье».

Любопытный момент: модельер итальянского модного дома La Perla, разрабатывающий идеи и эскизы коллекций одежды для «Домино», тоже россиянка — Светлана Красильникова, в прошлом ижевский врач-эндокринолог. С 1995 года она участвовала в конкурсах портних-любительниц, который проводил журнал Burda Moden, в 1996-м и 1997-м занимала первые места. В 1998-м организатором подобного конкурса выступил итальянский журнал Boutique, учредивший в качестве первой премии стипендию на обучение в миланском Институте моды и дизайна имени Карло Секоле. Светлана выиграла. Через два года ей предложили работу художника-модельера в La Рerla. «Создавать коллекцию для россиянок я мечтала давно, — говорит Светлана. — Общеизвестно: русские женщины в числе самых красивых в мире. Я всегда хотела участвовать в проекте, позволяющем им иметь не только практичную и удобную, но и красивую и элегантную одежду, как всем женщинам Европы».

С итальянской стороны в деле еще одна россиянка — технолог швейного производства Екатерина Стрельцина. Ее обязанности в «Домино» — подобрать ткани, отшить контрольные образцы по лекалам Светланы Красильниковой. Следить за качеством их серийного исполнения и своевременной поставкой в магазин — функции директора ОАО «Домино» Миляуши Гараевой.

— Пока я вкладываю в бизнес собственные деньги, — говорит Галина Мухаметшина. — Но веду переговоры с потенциальными инвесторами. Чтобы полностью реализовать бизнес-проект, необходимо 10 млн рублей.

Мухаметшина Галина Сергеевна
В 1983 году окончила Ижевский механический институт по специальности инженер-системотехник ЭВМ. С 1983 по 1990 год — старший инженер лаборатории обработки изображений Ижевского физико-технического института. В 1999 году получила аттестат профессионального главного бухгалтера. Работала главным бухгалтером МП «Уралинформатика», ЗАО «СЭМПЛ». С 2003 года — финансовый директор ОАО «Сарапульский ЛВЗ». Замужем. Два сына.

Вдохновляющий менеджер

— Галина, что представляет собой проект?

— Известно, что знаменитые итальянские дома мод, например Giorgio Armani, только 15% одежды отшивают в Италии. Остальные 85% шьют в Китае, Бразилии, Словении. Одежда привозится в Италию, проходит контроль качества и отправляется по бутикам всего мира. Фирма La Рerla, например, имеет более 70 бутиков в России. Но с российскими предприятиями итальянские дома моды пока не работают: считают, что они не обеспечат необходимое качество.

— А никому не ведомая ижевская фирма «Домино» строит амбициозные планы стать первым российским предприятием, с которым захотят сотрудничать?

— Да! Реализация бизнес-проекта разбита по месяцам. Деньги окупятся через 9,5 месяца по самому успешному сценарию, через 18 — по плохому. Инвестиции могут поступать по мере продвижения и развития проекта. Десять миллионов нужны, чтобы вывести предприятие сразу на высокий уровень. Требуются большие производственные площади, оборудование, технологии, управленческие и технологические программные продукты, продвижение на другие рынки, серьезные рекламные и имиджевые мероприятия.

— Вы могли бы сами заработать быстрые деньги. Например, шить халаты для больниц…

— …и потерять профессионализм. Когда швеи сошьют две тысячи халатов, они потеряют навык работать по шифону. Можно, конечно, взять легкие деньги, но легко потерять нечто большее.

— И что делает «Домино» сегодня, в ожидании больших инвестиций?

— Год назад мы начали со ста изделий в месяц, сейчас шьем 450. Хочу купить компьютерную программу, которая позволит разрабатывать и размножать лекала, чтобы ускорить и удешевить процесс. Сегодня мы достигли рентабельности в 30%. Цифра не велика, но мы только заходим на рынок и не можем себе позволить высокие цены на изделия. Поэтому рентабельность занижена, соответственно, занижена прибыль — примерно 100 тыс. рублей в месяц. Высокая себестоимость объясняется и тем, что производство небольшое (восемь швей, закройщик, конструктор, технолог), постоянные затраты, такие как реклама, тоже ложатся на себестоимость. Мы хотим развиться в небольшое швейное предприятие: 1500 — 1600 изделий в месяц. Продукцию реализуем через свой магазин «Домино», иногда — через другие магазины, но под нашей маркой.

— Пути снижения себестоимости?

— Покупаем в Италии ткани по сниженным ценам: производственные остатки по 40, 50, 100 метров в рулоне. Для больших коллекций недостаточно, а нам нормально. Сами проводим маркетинговые исследования, чтобы не тратиться, привлекаем покупателей по принципу «знакомые наших знакомых». Я считаю, верно просчитанный менеджерский ход тоже влияет на снижение себестоимости. Учимся работать не числом, а умением. Для этого необходимо выбрать верную стратегию. Я, например, сторонник управления через вдохновение. Если персонал правильно мотивировать, он горы свернет. Важно точно рассчитать, на какую должность поставить человека и четко определить задачу. В этом мне помогает соционический анализ: когда возникают проблемы управленческого характера (задание не выполняется), я определяю социотип человека и его положение в коллективе. Тогда становится понятно, почему он может хронически не выполнять поставленные перед ним задачи.

— А как оплачиваете работу итальянских коллег?

— После продажи коллекций. Мы работаем по контракту на доверительных отношениях, на совпадении интересов и желаний. Кстати, такое сотрудничество — первый опыт в Ижевске.

— Откуда появились средства на запуск «Домино»?

— У меня была возможность взять кредит в банке: до открытия собственного модного бизнеса я по контракту работала на Сарапульском ликероводочном заводе финансовым директором. И сейчас там работаю, кроме того, руковожу проектом внедрения на заводе ERP-системы на базе программного продукта Microsoft Axapta. Без ложной скромности: я — специалист востребованный. В 2002 году получила международный сертификат бухгалтера BOOK-Keepers финального уровня. На Западе он дает право, например, работать старшим бухгалтером. Это позволяет знать и применять принципы не только бухгалтерского, но и управленческого учета.

— Как вы успеваете работать финансовым директором ЛВЗ и заниматься собственным бизнесом?

— Работаю с утра до ночи. Моя задача в «Домино» — воодушевить и направить коллектив. А остальное они сделают сами. Раз в неделю я смотрю финансовые отчеты, обсуждаю с директором текущие и стратегические вопросы. Совсем не факт, что управлять коллективом необходимо денно и нощно. Главное — знать его сильные и слабые стороны.

— Но все-таки проблема планирования ресурсов на ЛВЗ и швейный бизнес весьма далеки друг от друга. Что привело вас к созданию «Домино»?

— Поиски отдушины. Первый год работы на ликероводочном заводе был очень тяжелым. Мне нужен был противовес напряженности. Решила заняться пошивом одежды, организовав швейное предприятие. Через четыре месяца работы «Домино» почувствовала тормоз, что-то было не так. Я устала от работы и решила поехать в отпуск. Ближайший тур был в Италию. В поездке много думала, наблюдала, ходила по бутикам Рима. В итоге поняла: партнеров надо искать в Италии.

Принцип «Домино»

— Как вы их искали?

— Сначала на русскоязычных сайтах. Поиски успехом не увенчались. Когда поняла, что надо заходить на итальянские сайты, попросила помочь переводчика, с которым познакомилась на деловой встрече. Я не могла четко сформулировать, что мне нужно, в итоге мы бороздили интернет три дня. На четвертый вечер переводчик сказал, что он знает человека, который мне нужен: это его мама, Светлана Красильникова, модельер модного дома La Perla. Мы созвонились. В июле Светлана приехала в Ижевск в отпуск. На первой же встрече я поняла, что это удача. Начались поездки в Италию, а в ноябре я уже утвердила первую коллекцию.

Оказывается, Светлана тоже искала партнеров в России. А Миляуша Гараева познакомилась с ней и Катей Стрельциной в Италии, куда приехала для языковой практики. Она учила итальянский язык, потому что всегда интересовалась миром моды Италии. Когда мы все встретились, оказалось, у нас много общих идей и принципов.

— Каких, например?

— Нам обидно, что в одежде российских женщин до сих пор преобладает серость и однообразие. Женщина видит свое предназначение только в работе и семье. По цвету, который она выбирает, можно сделать вывод о ее внутреннем состоянии. Есть и обратная связь: дав возможность одеваться ярче, интереснее, можно улучшить ее мировосприятие. Светлана в прошлом врач, она знает, как можно с помощью цвета повлиять на настроение. А настроение способно создать ощущение счастья.

Основной бизнес-принцип: нельзя ориентироваться только на деньги. Должна быть идея, которой заражены все. Если двигателем бизнес-проекта будет надежда заработать большие деньги, ничего не получится. Деньги должны учитываться, без прибыли невозможно развиваться, но главное — идея, которая воодушевляет. Нацеленность только на деньги убивает идею.

— В чем особенности именно швейного бизнеса?

— Надо постоянно создавать завтрашний день — уметь предугадать. Покупатель — всегда загадка, а мир моды непредсказуем. Очень трудно определить модели, успешные в коммерческом отношении. Многое не продается: 20% остатков считается очень хорошим показателем.

Легкую промышленность сейчас тянут энтузиасты: государству она, похоже, совершенно не интересна. Отрасль сдала позиции на собственном рынке без боя. Рынок быстро меняется, и это требует динамичной системы управления, быстрой смены или модернизации стереотипов. Когда у наших предприятий появились западные конкуренты, они не смогли выстоять, потому что не отслеживали стратегию конкурентов и не принимали во внимание серьезность их намерений. Стратегия самого легпрома при этом не менялась десятилетиями: ориентир на обезличенную, серую массу. В результате — провал. Управленческое решение — приоритет производства над продажами — тоже потерпело крах. Западу сумели противостоять только те, кто изменился сам.

— Вы не побоялись войти в этот жесткий рынок. Что вселило в вас уверенность?

— Российский рынок одежды на две трети наполнен барахлом. Часто цена не соответствует качеству, и людям приходится переплачивать. Мы понимали, что надо найти собственную нишу. Искали, полагаясь на собственные ощущения. Маркетинговые исследования подтвердили наши догадки: на рынке нет повседневной одежды для работающей женщины среднего класса (топ-менеджеров страховых компаний, руководителей рекламных агентств, программистов, банковских служащих, работниц министерств и т.д.), в которой она чувствовала бы себя женщиной. Только недавно в Ижевске появились магазины «Зарина» (Санкт-Петербург), московские «Mascot» и «Оджи», которые предлагают качественную, модную и недорогую одежду от российских производителей. Но с их появлением рынок заполнился процентов на 30. У нас есть шанс сказать свое слово в этом бизнесе.

Вселяло уверенность то, что мы нашли свою концепцию. Одежда, которую создает «Домино», принципиально отличается от продукта других производителей. Мы скорректировали итальянские лекала на стандарты россиянок. Для этого анализируем стандарты. Кстати, карта стандартов Российской Федерации (была такая на предприятиях советского легпрома, ею и сейчас пользуются некоторые производители) устарела, она не менялась 40 лет, поскольку антропометрические исследования не проводились. Оказалось, у современных западных и российских женщин разные пропорции бедер и груди, у россиянок более прямые плечи и полные шеи. Коллекция создается на стыке итальянской и российской ментальности. Это креативная, милая, практичная, но в то же время экстравагантная одежда.

Прикинь на себя

— Домино — это итальянский двусторонний бело-черный маскарадный костюм…

— …и ощущение праздника и загадочности, необходимое в повседневной одежде, — очень итальянский взгляд.

— В чем он выражается?

— Абсолютная свобода в комбинации разных стилей и тканей. Мы слегка наложили его на представления россиянок и получили оригинальную одежду. Если это серая ткань, мы украсим ее рюшами, которые легко отстегиваются. Пусть сначала наша женщина их уберет, но наступит время, и она эти рюши обязательно наденет. У нас была экстравагантная модель с отстегивающимся воланом из органзы. Были сомнения — поймут ли нас покупательницы. Все костюмы раскупили.

— Как вы думаете, почему большинство женщин в России так и не научились одеваться стильно?

— Из-за отсутствия внутренней свободы. Многие при выборе одежды следуют двум принципам: чтобы можно было надеть и в пир, и в мир, и в добрые люди, и чтобы никто не осудил. Мы слишком подвержены чужому мнению. Ощущение свободы должно воспитываться не один десяток лет. Наша концепция основана на том, чтобы дать женщине возможность почувствовать себя свободно и комфортно.

Меня, кстати, радует, что школьники сейчас не одеваются одинаково. Говорят, школьная форма дисциплинирует. На мой взгляд, единую школьную форму сейчас вводить нельзя, мы потеряем свободное поколение. Вот когда оно сформируется, можно будет вернуться к форме, не боясь испортить вкус или нивелировать его.

— Нынешние 20-летние одеваются по-другому?

— Я бы не сказала, что они в общей массе понимают и принимают стилевые решения. Культуры нет. Потому что нет возможности получать информацию, в магазинах висят одинаковые модели далеко не лучшего качества. Есть женщины, которые интуитивно чувствуют стиль, им дан такой талант, но это редкость.

— Планирует ли «Домино» коллекции для молодежи?

— Да, есть идея разработать молодежную линейку. То, что сейчас предлагается молодым, расположено на разных полюсах: дорогое (одежда известных фирм из бутиков) и дешевое (фирмы «Твое», «Партизан»). На российском рынке, пожалуй, только фирма Sela предлагает одежду другого класса и соответственно другой, средней, цены. Мы уже определили для себя нишу на рынке молодежной одежды: она должна быть ориентирована на проявление индивидуальности. Мне кажется, сейчас у молодых эта потребность выражена максимально. Лозунг для молодежной линейки — «Молодые для молодых». В Ижевске много талантливых молодых дизайнеров: их выпускают три местных института. У меня дух захватывает, когда я смотрю на их работы, на способность сочетать несочетаемое — джинсы и бархат, грубый трикотаж и шелк. Этих дизайнеров надо объединить и направить.

Ижевск

Дополнительные материалы:

Мухаметшина Галина СергеевнаМухаметшина Галина Сергеевна

В 1983 году окончила Ижевский механический институт по специальности инженер-системотехник ЭВМ. С 1983 по 1990 год — старший инженер лаборатории обработки изображений Ижевского физико-технического института. В 1999 году получила аттестат профессионального главного бухгалтера. Работала главным бухгалтером МП «Уралинформатика», ЗАО «СЭМПЛ». С 2003 года — финансовый директор ОАО «Сарапульский ЛВЗ». Замужем. Два сына.

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus