У нас не Северная Корея

У нас не Северная Корея Михаил ЮревичРегиональная экономика способна предложить новые источники доходов, если национальные приоритеты будут смещены с нефтегазового сектора в сторону несырьевых отраслей.

В апреле федеральный кабмин обсудил новые меры стимулирования экономики. Причина — существенное замедление роста ВВП: в последний раз Минэкономразвития снизило прогноз до 2,4%. По мнению премьера Дмитрия Медведева, нужна новая модель развития. Под ней понимается прежде всего внедрение инновационных технологий, которые могли бы резко снизить издержки производства. Глава правительства подчеркнул, что речь идет о несырьевых секторах экономики.

Поддержать на федеральном уровне один из таких секторов — машиностроение — предложил на совете при полпреде президента РФ в УрФО губернатор Челябинской области Михаил Юревич:

— Машиностроение сейчас во всем мире — одна из самых инновационных отраслей. Транспортное машиностроение тянет за собой огромное количество подрядных и субподрядных организаций. Без нацпроекта движение в этой отрасли будет недостаточным. Машиностроение на Южном Урале — огромный резерв. Предложение по господдержке я буду озвучивать на всех уровнях власти.

Помощь отрасли, по мнению главы региона, должна быть аналогичной мерам поддержки АПК, тогда и результат будет положительным: «Чтобы изменить ситуацию, необходимо принять национальный проект, определив приоритетные направления развития в отрасли, обеспечить соответствующее субсидирование и длинный кредит. Подобная практика в сфере сельского хозяйства привела к тому, что страна по птице вышла на перепроизводство, а по свинине произошел кратный рост».

Михаил Юревич рассказал «Э-У», какие еще действия необходимо предпринять для оздоровления экономики.

— Михаил Валериевич, какова реакция во властных институтах на инициативу по поводу нацпроекта?

— Одни поддерживают, другие сомневается, что мы должны искусственно кого-то стимулировать. Однако длинные деньги и маленькие процентные ставки — норма вещей в других странах, а у нас нет. Раньше в Челябинской области именно машиностроение было отраслью номер один, но сегодня эти позиции во многом утрачены. Несмотря на то, что в целом в отрасли наблюдается рост производственных показателей (101,6% за первый квартал 2013 года к первому кварталу прошлого; за исключением транспортного машиностроения), больших перспектив у нее нет: выпускается устаревшая продукция. Рынок будет потреблять ее все меньше и меньше. Есть проблемы и на ЧТЗ, и на УВЗ, хотя это отличные предприятия, и с оборонной продукцией у них все в порядке. Чтобы изменить ситуацию, нужно полное обновление модельного ряда. Нацпроект позволил бы поддержать три-четыре самых перспективных направления отрасли. Нужны дешевые ставки и длинные кредиты — все. Тогда машиностроение потащит за собой и металлургию, и производство комплектующих — деталей, стекла, пластмассы. Предпринимательская мысль — творческая. Съездили, посмотрели, купили, посчитали, в итоге сделали то же самое.

— Нацпроект не панацея: несмотря на господдержку, сельское хозяйство переживает сложные времена.

— Причины понятны. Из-за засухи в нашей стране корма очень дорогие, а из-за вступления в ВТО на рынок вышло огромное количество импортной свинины, которая обвалила цены. Не будем вдаваться в подробности, какими путями она к нам попадает. Думаю, что ближайшие полгода ситуация в животноводстве сложится тяжелая, кто-то, может быть, даже разорится. Прежде всего те, у кого наиболее устаревшие технологии. А не будет животноводства, умрет растениеводство. Фуражные культуры настолько дешевы, что отправлять их на экспорт бессмысленно: пока довезешь до порта, стоимость продукции упадет до нуля. А если они на месте съедаются, на них автоматически поднимается цена.

Экономить не на чем

— Какую экономическую политику в этих условиях выстраивать регионам? Федеральный центр рекомендует делать ставку на эффективное расходование бюджетных средств. На каких статьях можно сэкономить? Какие дополнительные источники доходов можно привлечь?

— Экономить нам не на чем. Приоритет — повышение зарплаты бюджетникам, а также строительство новых или ремонт уже существующих школ, детских садов, основных инфраструктурных объектов.

Дополнительных источников поступления в региональный бюджет несколько. Естественно, это промышленный рост, большие инвестиционные проекты. Еще один источник — цивилизация торговли. Это работа в рамках федерального закона, при этом идет не закрытие, а планомерный переход к крытым рынкам, строительство крупных комплексов, организация торговли в которых дисциплинирует арендаторов, создает необходимые условия для продавцов, что способствует переходу торговли в более цивилизованное русло.

— А жилищное строительство?


— В этой сфере большого роста в регионе не ожидается. В 2010 — 2011-е годы был создан хороший задел, в результате чего в прошлом году область вышла на 1 млн 670 тыс. квадратных метров. В 2013 году главная задача — сохранить темпы роста. Выше они быть не могут, так как покупательные возможности внутри нашего региона ограничены. Тем не менее задел есть. Пусть не такой, как в соседнем Екатеринбурге, где пока не задействовали потенциал небольших по площади квартир-студий. В будущем уровень квартплаты будет повышаться и многие одинокие люди, которые живут в огромных квартирах, начнут их продавать, чтобы переехать в маленькие, где коммунальные расходы меньше.

— Челябинскую область миновал федеральный скандал с коммунальными платежами, когда президент РФ потребовал от региональных властей ограничить рост квартплаты. Но жители и здесь возмущались.


— У нас повышения тарифов не было. А небольшие волнения были связаны с тем, что некоторые территории перешли на систему оплаты за тепло по фактическому поступлению. Раньше сумму по теплу раскидывали на весь год. То есть летом за тепло потребители тоже платили. Но эта схема имеет свои минусы — в течение зимы население за тепло не доплачивает, возникает задолженность, которую гасят за счет последующих платежей. Поставщики тепловых ресурсов таким положением дел были недовольны. Правильнее платить по факту. Отопительный сезон начался — в квитанции появилась сумма за отопление. В мае, когда подача тепла прекратилась, платежи за эту услугу тоже закончились. Все логично. Это не рост квартплаты, это иная система начисления платежей.

— Общественная палата РФ на днях обсуждала тарифы ЖКХ. Прозвучали мнения, что, если они не будут расти, отрасль лишится возможностей для проведения реформирования. Известно, что сети ЖКХ существенно изношены и требуют капитальных вложений. Как вы оцениваете состояние системы на Южном Урале?

— Не могу сказать, что в ЖКХ все плачевно. Есть маленькие города, где ситуация действительно тяжелая, потому что там в эту сферу долго не вкладывались. А в больших городах более или менее нормальная ситуация. Она не ухудшается. На мой взгляд, сегодняшние цены за коммунальные услуги адекватны. Но не хватает очень важного тарифа — на капитальный ремонт. Однако он должен быть солидарный: люди платят, в результате создается резерв, за счет которого у муниципалитета появляется возможность расселять людей из ветхого и аварийного жилья, а также предоставлять помещения, например, для погорельцев.

— Теперь эту проблему должны решать региональные фонды капремонта.


— Главное, чтобы психология у населения постепенно менялась. Здесь важно понимать: если ты владеешь собственной квартирой, то являешься совладельцем дома, а потому должен понимать, что у дома должны быть обсуживающие организации, за работу которых тоже нужно платить. Не надо пенять на государство. Людям, которые живут в индивидуальных домах, в голову не придет сказать: у меня потекла крыша, почините мне ее. Государство обязано помочь только в том случае, если речь идет о гражданах, попадающих в социально незащищенную категорию.

Вредит сильный рубль

— Правительство РФ утвердило госпрограмму «Региональная политика и федеративные отношения». Согласно документу будут совершенствоваться механизмы и условия передачи полномочий субъектам РФ. Как вы считаете, есть ли необходимость спускать на региональный уровень новые функции?

— Я сторонник существующей модели. Многие губернаторы говорят: «Отдайте нам полномочия, мы хотим управлять». Но на дополнительные права и обязанности нужны дополнительные деньги. Второй момент: представьте, что будет, если в руках главы региона сосредоточится колоссальная власть, если контролирующие и управляющие функции, которые сейчас относятся к ведению федеральных органов, также перейдут на уровень региональный. Может быть масса конфликтов с бизнесменами. Для экономики полезней разделение полномочий, которое существует сегодня.

— Недавно президентская комиссия по мониторингу социально-экономической политики зафиксировала жалобы региональных властей на нехватку средств на реализацию указов главы государства.  


— Во всех регионах идет напряженная работа, где-то хватает, где-то не хватает. Мы в случае необходимости берем кредиты, просим трансферты, пока справляемся. Посмотрим, как дальше будет. Прогнозы строить сложно: многое зависит не только от нас, но и от макроэкономической ситуации. Слишком сильный рубль экономике Южного Урала существенно вредит: многие экспортно ориентированные предприятия работают в убыток. В том же машиностроении сильно выросла конкуренция. Высокие процентные ставки, а они выше инфляции в два с лишним раза, проблему не решат.

Миллиарды и миллионы

— На какие отрасли рассчитывать в этой ситуации? У вас есть точки роста?

— Их у нас довольно много, и мы рады всем. Даже таким небольшим, как созданные предприятия по пошиву одежды. Активно развиваются пищевая промышленность (103,2% за первый квартал) и сельское хозяйство (110%), большие проекты в сфере электроэнергетики, горнорудной промышленности.

— Вы же говорили, что для агропрома наступили нелегкие времена.

— Ну и что теперь, лапы вверх поднять? Выход один — расти, и как можно быстрее. Есть примеры. «Ариант» увеличивает мощности птицеводческого и свиноводческого комплексов. Сумма инвестиций — 15 млрд рублей. Два птицеводческих комплекса, включая вторую очередь комбикормового завода, строятся в Нагайбакском районе — это 5,5 миллиарда. Птицефабрики Чебаркульская и Аргаяшская наращивают мощности, вложили в модернизацию по
1 — 2 миллиарда.

— В каких отраслях реализуются крупные проекты?

— Прежде всего в энергетике. Стартовали крупнейшие инвестпроекты: строительство нового угольного энергоблока на Троицкой ГРЭС, двух энергоблоков на Челябинской ГРЭС. Российским подразделением финского концерна - ОАО «Фортум» - обсуждается строительство ТЭЦ-5 на северо-западе Челябинска, где активно возводится жилье. Инвестиции только в Троицкую ГРЭС достигнут 42 млрд рублей, мощность энергоблока составит 600 МВт. Если там будет построен второй блок, а коммуникации под него уже заложены, объем инвестиций возрастет до 60 миллиардов. В ТЭЦ-5, например, будет инвестировано 20 — 22 миллиарда.

Есть крупные проекты в металлургии. Заканчивается строительство универсального рельсобалочного стана на Челябинском металлургическом комбинате: в мае-июне будут проведены пробные прокаты. Стан будет производить железнодорожные рельсы длиной до 100 метров для высокоскоростного движения. Создано более тысячи рабочих мест. Объем финансирования проекта, если считать вместе с машиной непрерывного литья заготовок № 5 (введена в строй в марте 2012 года), — около 32 млрд рублей. Ашинский метзавод тоже строит прокатный стан стоимостью 15 миллиардов.

В горнорудной промышленности идет строительство Михеевского ГОКа в Варненском районе, реализуется самый масштабный на территории постсоветского пространства проект возведения с нуля горно-обогатительного комбината. Он начнет работать уже в сентябре. Суммарный объем инвестиций — более 24 млрд рублей. Фабрика будет перерабатывать около 18 млн тонн руды: внутри действующего карьера будет установлена огромная дробилка, после дробления руда будет поступать на обогатительную фабрику по полуторакилометровой транспортерной ленте.

В конце этого года недалеко от Челябинска, в Сосновском районе, начнется строительство Томинского ГОКа стоимостью около 22 млрд рублей. Проектная мощность по добыче и переработке руды — до 24 млн тонн в год. Эксплуатационные запасы руды — 350 млн тонн, в том числе по меди — 1,5 млн тонн. Если сделают доразведку, мощности могут вырасти до 32 млн тонн в год, а это 110 — 120 тыс. тонн меди. Может, у нас и не самые богатейшие месторождения, но благодаря новым технологиям извлечения меди будем производить товар и продавать его по мировым ценам, получая хорошую прибыль. В Сибири месторождения богаче, но там в радиусе 300 километров только лес, нет ни газа, ни электроэнергии, ни дорог. Разработка их стоит нереальных денег. Проще работать с менее богатыми месторождениями как у нас, где вся инфраструктура рядом.

Еще больше меня радуют вложения в машиностроение. Здесь нельзя похвастать миллиардами, инвестиции от 50 до 200 млн рублей, но эти проекты обеспечивают дополнительную занятость. Компании находят свои рыночные ниши и способны конкурировать с иностранными производителями. Для товара, который далеко транспортируется, важна стоимость рубля. Если она завышена и ориентируется только на нефтегазовый сектор, всю остальную страну оставим без работы и будем жить только за счет продажи энергоресурсов.

Пусть будет выбор

— В апреле глава Минрегионразвития Игорь Слюняев и официальные лица Рос­атома провели совещание в ЗАТО Снежинск. По его итогам было заявлено, что «атомные города надо приоткрыть для инвесторов». Как развивать атомграды? Есть возможность для смягчения пропускного режима и привлечения инвестиций?

— Я считаю, открывать ЗАТО или нет, должны решать жители самих городов.

— Они не хотят.

— Если не хотят и есть возможность содержать их закрытыми, значит, не надо никого насиловать. Это все-таки вопрос местного самоуправления. Я поддержу население. Но если посмотреть с точки зрения развития бизнеса, открытие ЗАТО даст новые возможности этим городам. Например, если откроется Озерск, дополнительное развитие получат и прилегающие к нему Касли и Кыштым. То же можно сказать и о Трехгорном: сейчас его жители едут в соседнюю Юрюзань за покупками, у них и сады там. Когда-то ЗАТО были элитными городами, сегодня их закрытость носит формальный характер, поскольку у градообразующих объектов есть своя суперохрана. А с точки зрения развития бизнеса и экономической активности в целом, открытие городов станет для его жителей большим прорывом.

— Как часто вы ориентируетесь на мнение населения? Недавно этот критерий включили в систему оценки деятельности губернаторов.

— Невозможно игнорировать местное самоуправление. В каждой территории свое мнение. У нас почти все главы городов всенародно избираются. Если мэр поддерживается населением, значит, людей устраивает политика, которую он проводит. Он должен знать болевые точки, вовремя реагировать на них. Задача региональных властей способствовать экономическому развитию городов и районов. Пока не во всех муниципалитетах ситуацию можно назвать благополучной. Более или менее нормально себя чувствует юг области — Карталы, Варна. На границе этих муниципальных образований построили огромный ГОК. Хуже ситуация в Бредах, Кизиле, Кусе, Уйском районе. В двух последних проблемы образовались из-за плохой работы глав. Лучше положение в Нагайбаке, здесь построили птицекомплекс. В Увельском и Троицком районах возводят свинокомплексы. Мы ведем переговоры с инвесторами либо создаем условия для переезда людей на территории, где нужны кадры.

— Недавно прочитал заявление, что вы против сокращения учебных заведений.


— Подчеркну: против насильственного сокращения.

— Инициаторы укрупнения вузов считают, что многие университеты дают посредственное образование, рынку не нужны малограмотные юристы и экономисты.

— Я против, чтобы людей насильно загоняли в ПТУ, у нас не Северная Корея, чтобы жестко говорить: в этом городе должно быть обучено 50 тыс. рабочих и 20 тыс. инженеров.

— Тоже вариант, чтобы снять дефицит кадров.

— Нет. Если не хватает кадров, платите больше — и будут у вас рабочие.

— Но их еще надо где-то учить.


— За хорошие деньги люди пойдут и научатся, не волнуйтесь. А некоторым хочется иметь рабочих, которым платить не надо, такие и жалуются на нехватку рабочих рук. Поднимите зарплату. Тем более не факт, что человек, который закончил вуз, будет работать только по специальности. Естественно, абитуриенты должны понимать, что собой представляет конкретный вуз. Но даже если он не в числе сильных, его не надо закрывать, он должен быть включен в список университетов, дипломы которых котируются на рынке в меньшей степени. Часто бывает, что человек закончил самый последний вуз в списке по качеству образования, но добился успехов в бизнесе, стал миллиардером или великим ученым. Если у молодежи есть потребность закончить высшее учебное заведение, не надо ее ограничивать. Можно убрать бюджетные места на экономфаках и юрфакультетах, оставить возможность бесплатно учиться только на те специальности, которые действительно востребованы. Хочешь бесплатно — иди на инженера, хочешь быть юристом — придется заплатить. Пусть будет выбор. 
Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus