Без ничего и будет ничего

Без ничего и будет ничего Невозможно планировать новую модель экономики и тем более пытаться ее реализовать без участия культуры - одного из главных факторов формирования качественной среды.

Пермский экономический форум, в седьмой раз прошедший в апреле в Прикамье, поставил на повестку дня вопросы влияния культуры на развитие страны и модернизацию экономики. В фойе перед началом мероприятия мы разговариваем с искусствоведом Владимиром Паперным, тридцать лет назад уехавшим в США. Концепция форума взята из его книги 1980-х годов «Культура два», в которой он описал два периода жизни страны: революционный и стабилизационный. Формально предметом изучения автора стала архитектура. По терминологии Паперного, время «культуры один» - это первые 15 лет после революции: расцвет художественного авангарда, блестящие проекты, громкие имена, связи с заграницей при полной большевистской лояльности советских зодчих. В 1932 году происходит внезапная массовая и мгновенная смена стиля, что-то вроде эпидемии: авангард исчезает, из ничего возникает сталинский ампир - начинается период «культура два». Причем архитекторы в большинстве своем те же, некоторые уходят из профессии, но основная масса авангардистов превращается в классицистов, обрастает титулами и премиями, воспитывает новые поколения себе подобных. В 1954 году - очередной облом. Классицизм заклеймен как украшательство, он выметается буквально за ночь, а вчерашние классицисты становятся модернистами - фанатиками панельного индустриального домостроения. При этом и сталинский ампир, и хрущевский модернизм определяются одинаково - социалистический реализм.

- Владимир Зиновьевич, как ваша работа соотносится с нынешним временем?

- Первому периоду соответствовали 90-е, второму - нулевые годы.

- Нет ли угрозы возвращения «культуры два»? На наших глазах выстраиваемая «вертикаль власти» приобретает «вертикальное» архитектурное воплощение...

- Прогресс возможен, если удастся создать синтетическую «культуру три», которая соединила бы в себе и революционность, и порядок. Все согласны с тем, что эта новая культура возможна, а главное - необходима. Эта возможность появилась лишь потому, что колебания между двумя периодами продолжаются слишком долго. Причем это не поступательное движение, а какое-то вращательное по замкнутому кругу. В России время от времени все уничтожается, потом строится с нуля. Затем приходит следующее поколение, следующая эпоха, и все начинается сначала. В результате накопления не происходит. «Культура три» - это то, что соединит динамизм движения в будущее с пониманием того, что ничего разрушать нельзя.

Похожего мнения придерживается профессор Высшей школы экономики Александр Архангельский:

- Культура - это сеть институтов, которые порождают, транслируют ценности и смыслы. В России есть три основные группы явлений, событий и институтов: архаика (ничего не меняется либо меняется очень медленно), авангард (прорывные проекты) и модерн (решения, которые воспроизводятся). В России надо выстраивать модель, где развивается авангард, но и архаика чувствует себя хорошо. А основная ставка должна быть сделана на модерн.

Участникам форума с помощью интерактивного голосования предложили ответить на вопрос, как развиваться России в ближайшие 10 - 15 лет. Из трех вариантов ответа - революционный путь развития по образцу 1990-х, стабилизационный по модели 2000-х и поиск новых идей - выбор большинства (57%) пал на третий. Эксперты сходятся во мнении, что «культура три» - это осмысление двух предшествующих культур, переход от сырьевой экономики к инновационной. Но как к этому прийти?

Что и как менять

- Чтобы выйти на инновационный рынок, необходимо не копировать, а изобретать что-то абсолютно новое, свое. Если этим будет пользоваться большое количество людей, то это и есть инновация, - говорит экс-губернатор Всемирного экономического форума (Давос, Швейцария), экс-президент Philips Electronics (США) профессор Пьер Жан Эверат. - Пермь - пока лишь капля в этом процессе, но если она будет привлекать для работы лучшие мировые умы и учиться сама, то может стать океаном будущего. Главное - перестать упиваться собственной отсталостью, жаловаться и говорить: «Мы бы что-то сделали, но нам не дают». Нужно избавляться от негативного патриотизма, при котором мы если не можем быть лучшими, то решаем быть худшими. Вроде «наша коррупция - это вам не коррупция в Италии или Латинской Америке, у нас самая лучшая и прогрессивная в мире коррупция!». От такого подхода нужно избавляться. Просто начать что-то делать, что-то менять.

Эксперты сошлись во мнении, что для выхода региона на международный инновационный рынок нужен четкий план - что и как продвигать, а также поиск и воспитание талантливых людей и идей, которые могут обеспечить его выполнение.

Ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов предложил создавать бизнес-инкубаторы, ориентированные не только на технологические новации. По его мнению, нужны стартовые гранты для молодых фрилансеров, которые уже составляют 20% рынка труда. Кроме того, необходимо создать систему социальных лифтов, потому что сегодня молодым специалистам все труднее занять хорошие рабочие места.

Партнер Russia Innovation Collaborative (США) Синтия Буто считает, что инновационной деятельности некоторых российских регионов, в том числе Пермского края, мешают несколько проблем. Среди них - замкнутость компаний на собственном рынке и непонимание ими необходимости выхода за границы региона и страны, невысокая культура предпринимательства, отсутствие на стартапе основных знаний в области инновационных технологий. Кроме того, пока не сложилась система грантов, поддержки проектов от начала до воплощения в жизнь. Студенты вузов не осознают важности получения знаний в области предпринимательства, так как большинство их преподавателей далеки от практики бизнеса.

Пьер Жан Эверат считает, что инструменты для инновационного развития регионов универсальны:

- Нужно научить студентов, инженеров работать в другом темпе и уметь использовать иные подходы. Важно понимать, что инновационная экономика начинается именно с них, однако плоды их труда можно будет увидеть не ранее чем через 7 - 10 лет. Я хотел бы, чтобы губернатор лично объехал для начала 25 молодых людей, которые имеют интересные разработки, и выслушал их, попытался помочь. Ведь сами инноваторы к губернатору прийти не смогут. И еще могу посоветовать чаще общаться с потенциальными инвесторами, то есть посещать компании с мировым именем. Компаниям всегда есть чем поделиться, а этикет никогда не позволит им отказать гостям в приеме. Инновации появятся там, где в них будут инвестировать.

Президент Института свободы и демократии (Перу) Эрнандо де Сото убежден, что инвестировать будут в те регионы, которые обладают уникальными преимуществами:

- Необходимо самостоятельно зарабатывать свой капитал. Лучший способ проиллюстрировать его сущность - это определить само понятие капитала. На мой взгляд, лучшую трактовку этого термина дал Маркс, который определил его в виде прибавочной стоимости. С этой точки зрения, капитал - это не деньги, это наши конкурентные преимущества.

Главное - движение

Такое преимущество у Пермского края есть: здесь реализуется амбициозный проект «Пермь - культурная столица». Культурная столица Европы - инициатива Евросоюза (ЕС), состоящая в ежегодном избрании того или иного города центром культурной жизни континента с целью привлечения внимания к его культурному развитию. На официальном сайте Европейской комиссии по культуре сказано, что статус присуждается только городам из стран ЕС. Однако в 2000 году проект шагнул за рамки ЕС: тогда культурной столицей был признан норвежский Берген. А в 2010 году этой чести удостоился турецкий Стамбул. Это дает пермякам надежду конкурировать за европейское звание.

По словам председателя правительства Пермского края Бориса Мильграма, пару лет назад было принято решение показать властям, что культура может не только просить деньги на развитие, но и сама развивать регион:

- Мы понимаем все сложности попадания в эту программу, но само движение в этом направлении может сыграть большую роль для города и края. Ведь культурная столица - это не самоцель, это инструмент. Города Европы, попадающие в эту программу, получают дополнительный ресурс на реализацию культурных проектов, а самое главное - они получают точную цель. Это значит, что мы должны сделать так, что Европа должна к нам приехать. Речь идет о создании в городе новой инфраструктуры: дороги, гостиницы, рестораны. Вот оно - прямое влияние на бизнес, вот прямое предложение бизнесу.

По мнению учредителя Школы управления и демократии (Литва) Арташеса Газаряна, культурные столицы до 2019 года уже назначены, до 2020 года, когда можно баллотироваться на это звание, осталось девять лет, и это очень мало: «Пермь должна понимать, что ее ожидает и к чему ей нужно быть готовой: начиная с тех мероприятий, которые будут проходить на ее территории, заканчивая тем, где и как размещать гостей».

По словам гендиректора организации «Вильнюс - культурная столица Европы» (Вильнюс носил этот статус в 2009 году) Элоны Байориниене, у Перми есть шанс победить в конкурентной борьбе: здесь, как и в столице Литвы, идет поиск нового культурного пространства, которое ранее не использовалось. В 2009 году в Вильнюсе прошли День и Ночь культурных событий, а в уральском городе третий год проводится аналогичный фестиваль «Живая Пермь».

Директор департамента культуры, культурного и природного наследия секретариата Совета Европы Роберт Палмер считает, что город становится культурной столицей, когда постоянно предлагает своим жителям и гостям новые проекты. А сейчас столица Прикамья как раз запускает новый проект - гуманитарный центр, деятельность которого будет организована по принципу Сколково. По словам галериста и директора музея современного искусства PERMM Марата Гельмана, при проектировании и создании этого центра необходимо решить основные проблемы, характерные для современного общества: «Первая - инфраструктура, а в гуманитарной сфере мы научились использовать инфраструктуру, потерявшую первоначальное значение. Пример - Речной вокзал в Перми, который получил вторую жизнь, когда в нем разместился музей современного искусства. Вторая - человеческий ресурс. Если раньше человек, выбирая место жительства, выбирал место работы, то сейчас - место отдыха. Город - это бизнес по обслуживанию свободного времени».

Связь экономики и культуры очевидна: культура - крупнейшая площадка для инвестиций. Она становится производительной силой экономики и, по разным оценкам, в развитых странах будет создавать до 10 - 15% ВВП. Речь идет об «экономике впечатлений», той, которая меняет досуг жителей, их отношение друг к другу, служит дополнительным стимулом привлечения людей в регион, меняет имидж территории.

Цель - ?

Эту «экономику впечатлений» и намерена строить Пермь. Культурная революция в отдельно взятом городе (заметьте, о регионе и речи не идет), безусловно, способствует перерождению среды, готовит тот культурный «бульон», в котором варятся новые идеи (об одном из последних революционных преобразований см., например, «Случай Курентзиса», «Э-У» № 13 от 04.04.11). Но беда точки кипения в том, что она - точка. Сознание общества «пермского периода» не поменялось. Проекты с немалыми бюджетами, новые и яркие, но насаждаемые извне, может, и организуют временные рынки труда для горожан. Но чаще вызывают неприятие, причем во всех слоях общества, от трудяг-интеллектуалов (писатель Алексей Иванов называет происходящее «опытом пермского изнасилования») до просто трудяг (как сказал рабочий одного из городских предприятий, «я на заводе пашу, а они шампанское на выставках пьют»).

Чтобы изменить систему ценностей, нужно каждого гражданина сделать соучастником преобразований. А для этого требуется более широкий, социогуманитарный подход к проблеме. И здесь уместно вернуться к готовящемуся изменению Стратегии-2020. На наш взгляд, в документ как важнейший элемент государственной политики необходимо включить качественное изменение культурной, а значит, свободной творческой среды. Без этого не будет никакой новой экономики. Из ничего ничего и не получится.

Дополнительные материалы:

Эрнандо де СотоПрезидент Института свободы и демократии (Перу) Эрнандо де Сото:

- Между культурой и рыночной экономикой есть интересная взаимосвязь: именно культура, высокий уровень знаний развивают рыночную экономику. И постановка вопросов экономического развития через культурную плоскость очень актуальна и полезна не только в российском, но и в мировом масштабе. Посмотрите на революции в Африке, которые сегодня происходят. Их суть в том, что люди, живущие там, хотят присоединиться к рыночной экономике, но не могут этого сделать, потому что у них никак не зафиксированы их права собственности. Это большая культурная проблема, которая достигла пика и вывела людей на улицы.

Ярослав КузьминовЯрослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики:

- Культурную среду нельзя импортировать из Китая или США. Я не имею в виду импорт простейшей массовой культуры из телевизора, навязывающей стереотипы. Я говорю о культуре людей, которые мыслят себя частью среднего класса, говорю о культуре, требующей креативного потребления. Ее нужно развивать, поддерживать и прививать другим слоям населения.

Вячеслав ГлазычевВячеслав Глазычев, заведующий кафедрой территориального развития факультета государственного управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ:

- Мы пока живем в городах, созданных для другого. Мы живем в системе слобод, организованных вокруг промышленных предприятий, многие из которых таковыми быть перестали или перестанут завтра. При этом это города рассчитаны на сильных и здоровых мужчин, и больше ни на кого. И в этом отношении элементарная гуманизация среды по отношению ко всем свободным членам сообщества выступает задачей номер один. Я посмею себе сказать одно: никакой модернизации на помойке осуществить нельзя. И убрать помойку - это главная национальная идея. А сделать это можно. Это продемонстрировано на примере адаптации бывших промышленных зданий Петербурга под лофты, под дешевые хостелы, под возможность привлечения и расширения интереса к городу, а не только к Эрмитажу. Это демонстрируется работой здесь, в Перми, где порождение дискуссии вокруг художественных вопросов само по себе есть изменение структуры мышления. Это не только кухонные разговоры, это уже разговор всерьез. Как бы остро он ни велся. Нам нужна атмосфера притягивания людей и создания условий для воспроизводства таланта.

 

 

Комментарии

Материалы по теме

Автостопом до Вудстока

Новый толковый словарь

Без креатива и драматизма

Экономика иллюзий

Брызги токайского

Живая столица

 

comments powered by Disqus