Северное спокойствие

Северное спокойствие Журнал «Эксперт-Урал» продолжает серию исследований, посвященных моногородам Урала и Западной Сибири. Мы уже рассматривали поселения, создающие социальную инфраструктуру предприятий цветной и черной металлургии (см. «Медным тазом», «Э-У» № 8 от 02.03.09 и «Скованные», «Э-У» № 14 от 13.04.09 ). Теперь уделим внимание нефтедобывающим монопрофильным городам.

Нефтяная отрасль, как и металлургия, целиком зависит от конъюнктуры мировых рынков. Однако ценовая ситуация на этих рынках различна: если цены на большинство металлов (за исключением меди, дорожающей благодаря китайским закупкам) только стабилизировались, то нефтяные, упав с пиковых 145 - 150 долларов за баррель в июле 2008 года до 30 - 35 в декабре, подбираются уже к отметке в 60 долларов. Среди экспертов бытует мнение, что рост цен обусловлен нерыночными факторами: он подогревается лишь за счет фьючерсной активности в ожидании обесценения доллара. Нам, однако, сейчас не важно, какими факторами он вызван. Главное, что в нефтяных городах это во многом смягчает остроту проблем.

Монорегион

Нефтяные моногорода Урало-Западносибирского региона за небольшими исключениями (вроде Тарко-Сале в ЯНАО или Бугуруслана в Оренбуржье) сосредоточены в Югре. Если в случае с металлургией нам виделось вполне допустимым одновременное рассмотрение городов, например, Свердловской и Челябинской областей, то на этот раз, с учетом ярких территориальных и социально-экономических особенностей Югры, мы решили сосредоточиться только на поселениях этого автономного округа. Для рассмотрения выбрали 14 городов и поселков городского типа, расположенных в этом регионе.

Карта: Нефтяные моногорода

Вначале обозначим особенности Югры как субъекта федерации. Основная - его в принципе можно рассматривать как монопрофильный: в структуре промышленности до 90% приходится на нефте- и газодобычу, а в выделенных нами городах суммарно проживает около 1,1 млн человек, то есть почти три четверти всего населения округа. Еще момент: в автономном округе почти полностью отсутствует экономическое влияние административной централизации, а региональный центр Ханты-Мансийск - всего лишь четвертый по численности населения город в округе. Вспомните: Свердловской и Челябинской областям, Пермскому краю присуща гиперцентрализация экономической активности в административном центре. А в Югре активность носит не административный, а холдинговый характер: Сургут - «столица» Сургутнефтегаза и городов этого холдинга, Нижневартовск - ТНК-ВР, Нефтеюганск - Роснефти, Когалым - ЛУКойла, Ханты-Мансийск - Газпромнефти (его в качестве моногорода мы не рассматриваем).

Город Население, тыс. чел. Предприятие Холдинговая принадлежность
Сургут 298.5 Сургутнефтегаз Сургутнефтегаз
Когалым 59.1 ЛУКойл-Западная Сибирь НК "ЛУКойл"
  ЛУКойл-АИК НК "ЛУКойл"
Нижневартовск 242 Самотлорнефтегаз ТНК-ВР
  ТНК-Нижневартовск ТНК-ВР
  НК "Магма" Sibir Energy
  Нижневартовское нефтегазодобывающее предприятие ТНК-ВР
  Ваньеганнефть ТНК-ВР
  Славнефть-Нижневартовск НГК "Славнефть"
  Корпорация "Югранефть" ТНК-ВР
Мегион 55.2 Славнефть-Мегионнефтегаз НГК "Славнефть"
Нефтеюганск 115.7 РН-Юганскнефтегаз НК "Роснефть"
  Западно-малобалыкское НК "РусНефть", концерн "MOL" (Венгрия)
Нягань 56.1 ТНК-Нягань ТНК-ВР
Радужный 47.7 Варьеганнефтегаз ТНК-ВР
  Варьеганнефть НК "РуссНефть"
  Негуснефть Группа СИНТЕЗ
  Белые ночи НК "РуссНефть"
Урай 43 Урайнефтегаз (ЛУКойл-Западная Сибирь) НК "ЛУКойл"
Лангепас 39.8 Лангепаснефтегаз (ЛУКойл-Западная Сибирь) НК "ЛУКойл"
Пыть-Ях 41.5 РН-Юганскнефтегаз НК "Роснефть"
Лянтор 38.1 Лянторнефть (Сургутнефтегаз) Сургутнефтегаз
Пойковский 27.5 Правдинскнефть (РН-Юганскнефтегаз) НК "Роснефть"
Федоровский 18.7 Комсомольскнефть (Сургутнефтегаз) Сургутнефтегаз
Покачи 16.7 Покачевнефтегаз НК "ЛУКойл"

Безопасность личного состава

Говоря о проблемах моногородов, ключевой обычно называют социальную напряженность, связанную с сокращением или отправкой в вынужденные отпуска работников градообразующего предприятия. Нефтедобыче в этом смысле повезло - отрасль намного менее трудоемка, чем традиционные сектора отечественной промышленности. Поэтому при кризисной оптимизации затрат до сокращений персонала доходит сравнительно реже.

А если все-таки доходит, например при упразднении некой производственной структуры, то высвобождения у нефтяников не так страшны для социальной среды города, как, скажем, высвобождения на металлургическом комбинате.

Еще один фактор защищенности нефтегородов от социальной напряженности по поводу возможных увольнений и роста безработицы - структура занятости на нефтедобывающих предприятиях. По оценкам администрации округа, на текущий момент здесь работает около 40 тыс. иностранных граждан и 70 тыс. вахтовиков из других регионов РФ. По словам первого заместителя председателя правитель-
ства ХМАО-Югры Натальи Западновой, в текущем году планируется сократить численность мигрантов до 25 тысяч. В конце апреля 2009 года правительство округа направило в адрес основных работодателей рекомендательное письмо с просьбой при сокращении персонала оставлять приоритетные права на сохранение рабочего места за местными работниками.

В контексте моногородов проблема сокращаемых вахтовиков стоит острее, чем увольнение 15 тысяч мигрантов. По иронии судьбы, социальный груз уволенных в Югре соотечественников ляжет на поставляющие трудовые ресурсы регионы, а среди них территории Урало-Западносибирского региона и даже моногорода других отраслей. Еще в феврале текущего года заместитель главы Карабаша Олег Федянин обращал наше внимание на то, что основную массу незанятых в городе составляют не увольняемые с градообразующей Карабашмеди, а возвращающиеся с тюменских северов и из центральной России вахтовики.

Дотации донорам

При анализе стабильности бюджета в случае с металлургами мы исходили из того, что в кризис самой ненадежной статьей доходов окажутся поступления от НДФЛ, а наиболее предсказуемой - поступления от налогов на имущество, в частности земельного. Активизируя процесс межевания и оформления земли в собственность, муниципалитеты могу повысить бюджетную устойчивость.

В Югре все иначе. Во-первых, как мы уже сказали, оптимизация издержек путем увольнений для нефтяников не характерна. Значит, можно предположить, что в городах автономного округа объем платежей НДФЛ будет сравнительно стабилен. По разным оценкам, сборы сократятся на 20 - 30%, что не так критично, как прогнозируемое в разы падение в металлургических, машиностроительных, угольных моногородах.

Во-вторых, городские бюджеты нефтяных моногородов более дотационны в сравнении с металлургическими: если у металлургов на безвозмездные поступления в структуре доходов городского бюджета приходится в среднем 50 - 55%, то у нефтяников - 65%. Соответственно, ниже в городах Югры и доля поступлений от НДФЛ: в нефтегородах в суммарных доходах бюджета она составляет 15 - 18%, в металлургических - превышает четверть.

Самыми «самостоятельными» с бюджетной точки зрения в нашей выборке оказались Сургут, Нижневартовск и Когалым: доля безвозмедных поступлений 47 - 55%. Заметим, что это «холдинговые столицы» Югры. Во всех остальных населенных пунктах уровень дотаций ровный - примерно 70% от доходов бюджета, исключение - Нягань (61%).

В-третьих, что касается спасительных налогов на имущество: в металлургических городах доля земельного налога в доходах бюджета в среднем составляла около 5%, в некоторых городских округах достигала 15%, а в нефтяных городах - от полупроцента до процента с небольшими отклонениями. Этим доходную базу не обеспечишь.

Получается, что на две трети городские бюджеты у нефтяников обязаны денежным поступлениям из бюджета регионального. Губернатор Югры Александр Филипенко уверяет, что чиновники сохранят доходы муниципалитетов стабильными. Но за счет чего обеспечить эту стабильность - не всегда понятно. Региональная казна округа в первом квартале текущего года уже просела по доходам на 21,2% по сравнению с прошлым годом: это второе по величине падение в Урало-Западносибирском регионе (хуже всех дела на юге Тюменской области - минус 26,6%; см. «Бюджетный недобор», «Э-У» № 18 от 18.05.09). Однако ясно: инструментов для создания собственного бюджетного благополучия в руках у городских властей крайне мало, и все возможные межгородские отличия и преференции обусловлены бюджетной политикой регионального центра.

В другой сектор

Всю совокупность югорских нефтяных моногородов можно разделить на две подгруппы: «холдинговые столицы» (Сургут, Нижневартовск и Нефтеюганск) и «холдинговые провинции» (например, Урай и Лангепас ЛУКойла, Пыть-Ях и Пойковский - Роснефти). Не вписываются в такую классификацию только Когалым (это центр присутствия ЛУКойла в Западной Сибири, но для первой группы он все же маловат) и Мегион (это такой же величины город, единственный для Славнефти в округе, но сама Славнефть калибром поменьше названных структур).

Населенные пункты в округе более молодые, чем в среднем по Урало-Западносибирскому региону, и население округа очень мобильно. За некоторым исключением в виде лесозаготовки (эта отрасль сейчас в сильном упадке) в городах из группы «нефтяных провинций» кроме нефтяной и околонефтяной промышленности никакой другой экономической активности нет. И если человека сократили, то в городе ему оставаться не резон - зарабатывать негде. Думается, не все вахтовики и мигранты, получив расчет с нефтяных предприятий, отправятся на родину, часть из них поедет пытать счастья в города покрупнее - в «холдинговые столицы» и в Ханты-Мансийск.

Дальше все будет зависеть от предпринимательской способности граждан и умелой социальной политики администрации. С одной стороны, наплыв чужаков-безработных может вызвать социальные трудности в городе, с другой - это возможность развить в городах непромышленный сектор. Одно из основных отличий нынешнего кризиса от кризиса 1998 года в том, что сейчас у населения на руках есть свободные деньги. Учитывая, что даже в относительно крупных городах округа до сих пор не был сформирован соответствующий высоченным нефтяным зарплатам сектор торговли и услуг (за исключением Сургута - там с торговлей все в порядке), можно сказать, что в среднесрочной перспективе холдинговые столицы Югры могут «обрасти» непромышленными и легкопромышленными малыми и средними предприятиями.

Что касается «нефтяных провинций», то до тех пор, пока нефтеотдача скважин будет сохраняться на приемлемом уровне, они останутся послушными производственными единицами, чью судьбу определяют региональный центр и управление холдинга.

Структура доходов городского бюджета в 2007 году 

Дополнительные материалы: 

Производители конкурентного продукта

Булат СтоляровНефтяные моногорода переживут кризис не просто менее болезненно, чем мнопрофильные поселения других отраслей, но и спокойней, чем страна в целом, считает директор Института региональной политики Булат Столяров.

- Булат Вячеславович, в декабре 2008 года ваш институт представил исследование «Моногорода России: как пережить кризис». Вы обещали, что сложности в нефтяных моногородах появятся на полгода позже, чем в машиностроительных, угольных и металлургических. Прогноз оправдался?

- В мягком варианте. Важную роль здесь сыграл рост цен на нефть: в конце прошлого года падение было ниже 30 долларов за баррель, сейчас они держатся на уровне 50 долларов. Такой коррекции по металлургии, например, мы не наблюдаем.

Конечно, краткосрочные и среднесрочные проблемы с наполнением муниципальных бюджетов в 2009 и 2010 годах в нефтяных городах есть и будут. Думаю, что бюджетные доходы 2009 года составят 60 - 80% от бюджетов 2008 года, если считать в текущих ценах. Это не так страшно по сравнению с теми прогнозами, которые мы имеем по металлургическим, угольным и машиностроительным моногородам. Не так остра ситуация и с точки зрения развития компаний: программы корпоративной и социальной ответственности, развития территорий, финансирование мандатов корпораций на территориальном уровне в нефтянке сокращаются, хотя не обнуляются, как у металлургов и машиностроителей.

- Сказался ли пересмотр правительством РФ пошлин для нефтяников?

- Пошлины здесь не главное, правительство более-менее помогало всем отраслям. Проблема в нефтяных моногородах смягчена тем, что они занимаются выпуском нефти - самого конкурентоспособного российского продукта на внешнем рынке. У нефтяных городов нет в большинстве случаев угрозы стратегической ненужности. Вот минимум четверть машиностроительных, угольных и даже металлургических городов после кризиса на экономическую арену в прежней роли уже не вернутся. Посмотрите, сколькие из них работают на музейных технологиях.

- Как вы оцениваете ближайшее будущее нефтяных моногородов?

- В мире по себестоимости конкурентнее только нефтедобыча на Ближнем Востоке. Если мировые цены будут на уровне 50 - 60 долларов за баррель - это просто прекрасно, около 40 - терпимо, 20 - плохо, 10 - для нас уже смерть, а для арабов еще нет. Наша цена отсечения - 13 - 15 долларов за баррель. То есть в случае совсем уж неблагоприятной ситуации мы в мире умрем предпоследними. Это, кстати, еще одно принципиальное отличие от металлургии и машиностроения: в этих отраслях наши предприятия стали останавливаться одними из первых в глобальной экономике. Таким образом, если сейчас мы имеем прогноз, что интервал цен на нефть с высокой вероятностью составит от 20 до 60 долларов, то нефтяники будут уверенно жить и даже развиваться.- Значит, в этих моногородах положение будет лучше, чем в среднем по стране?

- Разумеется. Там же нет такой критической зависимости от отраслей с большей долей добавленной стоимости, которые сейчас испытывают самый ощутимый упадок - девелопмента, розничной торговли. Нефтяные моногорода могут себе позволить приостановку этих секторов и не получить социального катаклизма. В этом смысле у крупных агломераций проблем куда больше. Возьмите Екатеринбург: город наслаждался сумасшедшим ростом в торговле и строительстве, имея при этом чудовищный производственный комплекс, связанный с немодернизированными советскими отраслями. Вот и получили - пузыри сдулись, а собственного конкурентоспособного продукта как не было, так и нет.

Занимаясь стратегией любого города, нужно смотреть в первую очередь на международную конкурентоспособность основной его продукции, производительность труда якорного предприятия, его структуру издержек. Если с ним все в порядке, какая разница - моногород это или нет? Поселение будет социальной инфраструктурой конкурентоспособного предприятия, и не нужно насильно диверсифицировать экономический комплекс, там и так все хорошо.

Интервью взял Глеб Жога


Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus