Больше не экстремалы

Больше не экстремалы

Жители Ханты-Мансийского автономного округа освоили окружающее пространство, создав развитую производственную, транспортную и социальную инфраструктуру. Теперь в Югру едут не на временную работу и не только за длинным рублем.

8 мая губернаторы Ханты-Мансийского автономного округа — Югры Александр Филипенко, Ямало-Ненецкого автономного округа Юрий Неелов и Тюменской области Владимир Якушев заключили соглашение, в соответствии с которым срок действия прежнего договора от 9 июля 2004 года между органами госвласти области и автономных округов продлен еще на пять лет (до 31 декабря 2015 года). Стороны подписали документ, «признавая необходимость сохранения устойчивого социально-экономического развития Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого округов, достигнутого в рамках договора 2004 года», а также учитывая внесенные в Бюджетный кодекс изменения в связи с переходом на трехлетнее бюджетное планирование.

Механизмом реализации договора стала областная целевая программа «Сотрудничество», ежегодный бюджет которой составляет около 40 млрд рублей. Почти наполовину она финансируется из югорской казны. При выключенном диктофоне ханты-мансийские чиновники признавались: трехсторонний договор для автономного округа имеет скорее политическое, нежели экономическое значение. Основные направления программы (строительство дорог, возведение социальных, культурных, спортивных объектов) реализуются на юге Тюменской области, но Югра вынуждена ежегодно отдавать на эти цели около 20 млрд рублей. Такова цена за ее существование как полноценного субъекта федерации.

Кластеризация экономики

Численность постоянного населения ЮГРыРавноправным (наряду с областями, краями и национальными республиками) субъектом РФ Ханты-Мансийский автономный округ сделала Конституция России, принятая в 1993 году. Именно с этого времени богатый нефтью край постепенно перестает рассматриваться как экстремальная территория нового освоения. «За последние 15 лет мы построили дороги, увеличили кратно мобильность населения, серьезно нарастили материально-техническую базу социальной сферы — здравоохранения, образования, культуры, спорта. Теперь мы говорим: на нашей широте человек может комфортно жить. Да, природно-климатические условия отличаются от средней полосы России, но они не экстремальные», — рассказывает первый заместитель директора окружного департамента экономической политики Павел Сидоров.

Под реализацию амбициозных планов подведена солидная финансовая основа (опять же, спасибо действующей Конституции РФ): вплоть до 2000 года на территории округа оставалось около 60% всех налоговых поступлений. Правда, позже российское налоговое законодательство существенно изменило пропорции. Так, по итогам 2007 года в Югре осталось только 13% собранных налогов, остальное ушло в федеральный бюджет.

Сегодня ситуацию в округе осложняет и снижение темпов роста нефтедобычи. Павел Сидоров отмечает: «В 2007 году на территории Югры добыто 278,4 млн тонн нефти. Прогнозируется, что пик добычи, около 300 млн тонн, придется на 2010 — 2011 годы. В дальнейшем произойдет некоторое снижение, что связано с высокой выработкой месторождений и износом основных средств нефтянки. Стимулируя геологоразведочные работы и инвестиции в нефтедобычу, мы планируем до 2020 года придерживать это снижение до 270 млн тонн в год. Эта динамика абсолютно некритична. Падение добычи нефти будет компенсироваться продукцией, которую начнут производить несырьевые сектора экономики».

Разговоры о диверсификации экономики Югры ведутся уже несколько лет (см. «…И поставиши град» , «Э-У» № 31 от 27.08.07). Но текущий год становится в этом смысле знаковым. Последние несколько месяцев из Ханты-Мансийского автономного округа приходят важные экономические, при этом «не нефтяные» новости. Так, предприятие «Югра-плит» (создано по инициативе регионального правительства) начало реализацию проекта производства древесно-стружечных плит в Советском проектной мощностью 150 тыс. кубов ДСП в год, выпуск начнется во втором квартале 2009 года. На территории Кондинского, Октябрьского и Советского районов предполагается сформировать лесопромышленный кластер, который будет включать производство клееного шпонированного бруса (LVL), фанеры, плит ДСП и МДФ, а также деревянное домостроение.

Но мечтой югорских властей многие годы остается строительство целлюлозно-бумажного комбината. Директор окружного департамента инвестиций, науки и технологий Антон Ладнов сообщил, что идея близка к реализации: «Первый ЦБК, рассчитанный на переработку 5 млн кубометров древесины в год, планируется построить в западной части округа. Общий объем инвестиций — 124 млрд рублей, из них 58 млрд будут выделены из бюджета Югры на строительство лесовозных дорог и создание социальной инфраструктуры. Частный инвестор уже есть — крупная российская компания. Второй ЦБК планируется построить в восточной части округа».

Как видим, в деле диверсификации экономики Югры выбран так называемый кластерный подход, который в советское время именовали формированием территориально-промышленных комплексов. Помимо лесопромышленного кластера предполагается создать горнорудный (добыча и первичная переработка в Березовском районе железных, хромовых и медноцинковых руд, бурого угля, бентонитовых глин, благородных металлов, производство высокоочистного кварцевого концентрата, листового стекла, теплоизоляционных материалов), нефтегазохимический (строительство нефтегазохимического комбината «Сургутполимер», заводов метанола, формальдегида и карбамидо-формальдегидных смол), информационно-коммуникационный и даже рыбный (в Ханты-Мансийске, на берегу Иртыша, приступили к строительству рыбоводческого завода, причем исключительно на средства окружного бюджета. Чиновники поясняют, что это вложения в инфраструктуру: частный инвестор начнет вкладывать в рыбопереработку только тогда, когда в реках будет в достаточном объеме ценных пород рыб).

Пожалуй, самыми удивительными выглядят планы организации в округе текстильного кластера. Антон Ладнов: «В апреле этого года представители администрации Ивановской области предложили нам организовать в Югре производство полиэстерового волокна в объеме 100 тыс. тонн в год. На это требуется инвестиций в размере 665 млн долларов. В настоящее время мы готовимся представить этот проект работающим в округе нефтяным компаниям».

Как выбраться из барака

Диверсификация экономики уже ощутима: добыча нефти в структуре валового регионального продукта сегодня около 60%,Структура расходов консолидированного бюджета Югры к 2020 году эта доля будет сокращена до 40% за счет интенсивного роста названных кластеров. Но проблема предстоящего снижения нефтедобычи в округе — далеко не единственная в перечне специфических региональных.

«Один из наиболее острых вопросов, отмечаемых жителями нашего округа в ходе проведения социологических исследований, — жилищный, — сообщил заместитель председателя окружного комитета социально-политического анализа и общественных связей Илья Верховский. — И предпосылки его уходят в историю освоения северных пространств. Почти все населенные пункты Ханты-Мансийского автономного округа строились в середине ХХ века как городки-избушки из сплавного леса. Здесь преобладали деревянные дома барачного типа. Они существуют и сейчас, наряду с гиперсовременными зданиями из стекла и бетона. И несмотря на то, что в Югре сегодня очень много делается в плане строительства жилья, эта проблема полностью не ликвидирована».

Действительно, даже в самом центре блистательной югорской столицы Ханты-Мансийска с населением чуть больше 60 тыс. человек довелось увидеть удивительную картину: стоит двухэтажный деревянный барак с явными признаками недавнего пожара. «А вы не стесняйтесь, внутрь пройдите. Мы здесь живем», — пригласил нас с фотокорреспондентом в дом прилично одетый юноша, явно не бомж. По накиданным на пол доскам заходим в обуглившийся подъезд. Пожар случился здесь еще в прошлом году. По региональному законодательству, все проживающие в аварийных домах имеют право на получение равноценного по площади жилья в новостройках. Часть жильцов подгоревшего барака уже переехала.

Еще одна важная социальная проблема — высокие цены на потребительские товары, даже по сравнению с дорогой Москвой. Причина — в труднодоступности многих населенных пунктов Югры. Региональные власти активно решают вопрос двумя способами. Первый — строительство автодорог. Несколько лет назад практически на средства окружного бюджета была полностью завершена часть федерального Северного широтного коридора — от западной до восточной границы Югры. «В наших планах — втянуть в общественный оборот и экономическую жизнь все населенные пункты округа. Для этого нужно обеспечить их круглогодичную транспортную доступность. Сейчас строим дорогу Ханты-Мансийск — Горноправдинск, чтобы включить десяток населенных пунктов в общую транспортную сеть Югры», — отмечает Павел Сидоров.

Но строительством только автодорог полностью проблему транспортной доступности не решить. Например, исторически сложилось так, что железнодорожная магистраль была проложена на север в обход Ханты-Мансийска. Поэтому чтобы довезти товары до югорской столицы, их необходимо перегружать в Сургуте из железнодорожных вагонов в автомобильные фуры, что значительно увеличивает транспортные издержки. Строительство железной дороги до Ханты-Мансийска в планах не значится.

Второй способ решения проблемы — локализация производства потребительских и промышленных товаров в автономном округе. Многое уже сделано, особенно в части продуктов питания и стройматериалов. Например, если еще пару лет назад молочные и мясные продукты на югорский рынок активно поставляла соседняя Омская область, то сегодня в продоволь­ственных магазинах можно купить колбасу, сметану и молоко местного производства. В последнее время на окружной рынок жилищного строительства пришло около десятка строительных компаний из Москвы, Петербурга, Омска. Поэтому московский «Главстрой» сейчас подбирает площадку для строительства цементного завода. А уже существующий керамзитовый завод в Сургуте местная компания «ЭЛКАП» реконструирует под производство высокотехнологичного цемента. В планах на 2008 и 2009 годы — ввод в эксплуатацию заводов базальтового волокна, труб из композитных материалов, сухих смесей, строительных блоков из неавтоклавного газобетона, железобетонных изделий и др.

Курортное место

Динамика валового регионального продукта ЮгрыНесмотря на сохраняющиеся проблемы, население округа настроено весьма оптимистично. «Замеры социальной температуры в Югре показывают уверенность людей в том, что в ближайшем будущем они будут жить лучше или несколько лучше, чем сейчас. Таких оптимистов в автономном округе 60 — 70%. Причем большинство из них напрямую связывают свое благополучие с деятельностью губернатора Александра Филипенко, у которого на протяжении последних семи лет рейтинг доверия был не просто очень высок, а сопоставим с рейтингом доверия к Владимиру Путину. Главная заслуга губернатора в том (как говорят нам люди на фокус-группах), что он способствовал достижению компромисса между населением, муниципальными властями и нефтедобывающими компаниями. Вообще для югорского избирателя характерен умеренный здравый консерватизм, лояльное отношение к власти как к окружной, так и федеральной. За все пятнадцать лет электоральной истории Югры на выборах всех уровней не было ни одной крупной победы оппозиции», — рассказывает Илья Верховский.

Причину доверия людей к властям объясняет председатель комиссии по социальным вопросам Общественной палаты автономного округа Любовь Чистова: «Сегодня в Югре реализуется около 40 программ социальной направленности, касающихся почти всех слоев населения. Поэтому округ до сих пор привлекателен для мигрантов. Приезжают не только молодые романтики, но и люди пенсионного возраста, которых привлекают дополнительные социальные выплаты».
За прошедшие полтора десятилетия автономный округ доказал свое право на существование в качестве полноценного субъекта федерации. Здесь не только активно добывают один из главных природных ресурсов страны — нефть, но и грамотно распоряжаются доходами от ее реализации. «Мы научились не бояться нефти», — сказал мне один из местных чиновников. В доказательство этому Югра стремительно превращается в территорию комфортного проживания. Поэтому я уже не был удивлен сообщению окружного департамента инвестиций о том, что Ханты-Мансийск будет добиваться у федерального центра присвоения ему статуса города-курорта. Югорчане точно своего добьются.

Дополнительные материалы:

Технопарк пишем, два ЦБК в уме

Александр Филипенко
Александр Филипенко

Уже сегодня поступления от «не нефтяного» сектора в валовом региональном продукте Югры равны бюджетам четырех среднероссийских областей. Ежегодные 300 млрд рублей — внушительная сумма для того, чтобы перестать считать округ исключительно нефтяным регионом, считает югорский губернатор Александр Филипенко.

— Александр Васильевич, сегодня регионы приступили к разработке стратегий экономического развития до 2020 года. Какой видится такая стратегия для Югры?

— Валовой региональный продукт автономного округа составляет 1,77 трлн рублей. Ежегодно мы отчисляем в бюджет Российской Федерации свыше 1 млрд рублей налоговых сборов. Мощный и успешно действующий топливно-энергетический комплекс — главное преимущество Югры. Все, конечно, делается людьми: из полутора миллионов населения автономного округа около 900 тысяч составляют его трудоспособную часть. Это серьезное конкурентное преимущество наряду с уже созданной инфраструктурной базой.

Есть и формальное подтверждение тому, что у нас хорошие стартовые позиции. Агентство Standard & Poor’s присвоило Югре кредитный рейтинг ВВВ-, третий по значению в России после Москвы и Санкт-Петербурга.

На чем мы хотим развиваться дальше? Безусловно, строим свою стратегию прежде всего на том, что имеем — а это природные, трудовые и инфраструктурные ресурсы. Наши цели просты. Они такие же, наверное, как у всех, и предполагают решение трех интегральных задач: развитие человеческого потенциала, наращивание совокупных активов округа и усиление в региональной экономике инновационной составляющей.

По привычке наш округ в первую очередь считают нефтяным регионом, и это правильно, потому что нефти мы добываем очень много. Но уже сегодня поступления от «не нефтяного» сектора в валовом региональном продукте равны бюджетам приблизительно четырех среднероссийских областей — около 300 млрд рублей.

Безусловно, мы продолжим развивать нефтегазовый сектор как таковой: в обозримом 25 — 30-летнем периоде он по-прежнему будет определять экономику Югры и всей России (поскольку удельный вес автономного округа в экономике страны достаточно велик). Тем не менее в целях устойчивости развития региона мы формируем и «не нефтяные» кластеры. Один из них — лесопромышленный, связанный с глубокой переработкой древесины. Его полное создание позволит нам вовлечь в хозяйственный оборот более двух третей лесных ресурсов округа, которые составляют около 30 млн кубометров расчетной лесосеки в год. Это не только производство пиломатериалов, но и строительство как минимум двух целлюлозно-бумажных комбинатов. С учетом этого общая заготовка древесины у нас составит 17 — 18 млн кубов в год, то есть увеличится почти в четыре раза по сравнению с сегодняшними показателями. На один из проектов ЦБК уже подготовлено технико-экономическое обоснование. В этом активно будут участвовать и регион, и частный инвестор, но для более эффективной работы мы попросим федеральной поддержки.

Не могу не назвать кластер, связанный с наукой, образованием и внедрением инновационных технологий. Он сегодня уже формируется. В Ханты-Мансийске подготовлены площади более 24 тыс. кв. метров, на которых создается технопарк высоких технологий. Там расположатся малые компании, которые будут внедрять инновации в области недропользования и нефтедобычи, поскольку для Югры самые актуальные темы — это эффективная геологоразведка, подготовка запасов и повышение нефтеотдачи. Для таких компаний создаются испытательные полигоны, предусмотрены и выходы на «трудные» месторождения нефти, например Самотлор, Усть-Балык, Мамонтовское. Я надеюсь, что в течение этого года мы закончим все работы, и технопарк начнет действовать.

В Югре также будет развиваться горнопромышленный комплекс, связанный с югорским Уралом, сформируется нефтегазохимический кластер, который должен составить существенный сектор в экономике автономного округа.

— Насколько реально осуществить все задуманное? Проявляет ли интерес к этому бизнес?

— Весь перечень кластеров, которые я назвал, — абсолютно просчитанные проекты, по большей части они имеют инвесторов и соинвесторов. Масштабы предполагаемых инвестиций оцениваются приблизительно в 870 млрд рублей. Более того, уже сегодня реализуется инвестиционная программа (перечень проектов, утвержденных правительством) примерно на 450 млрд рублей. Таким образом, мы имеем хорошую перспективу, чтобы решить главные задачи — обустроить так как надо территорию, решить проблему заселенности автономного округа. Но это требует и создания мощной социальной инфраструктуры.

Нуждается в проработке стратегия в части развития транспортных коридоров, поскольку широтные коридоры, строительство которых мы заканчиваем, не всегда сопрягаются с теми меридианальными коридорами (тот же «Урал промышленный — Урал Полярный»), а это чрезвычайно важные вещи.

— В последние годы промышленность Югры развивается медленнее остальных субъектов федерации, входящих в УрФО. Ясно, что это связано с падением нефтедобычи. Какие меры предпринимаются для улучшения экономической ситуации?

— Зри в корень. С одной стороны, есть объективные моменты, связанные с истощением запасов нефти на разрабатываемых месторождениях и отсутствием в необходимом количестве новых ресурсов, которые должны вводиться через геологоразведку. С другой — далеко не все недропользователи исполняют свои обязательства, в том числе по выполнению ранее утвержденных схем освоения месторождений, недостаточно вкладывают денег.

— Как повлиять на поведение нефтяных компаний?

— Нужно активно заниматься приростом новых запасов, проводить геологоразведку. И вносить коррективы в инвестиционно-налоговые условия. Для стабилизации добычи нефти надо поддержать старые месторождения, то есть изменить налогообложение в той мере, которая бы позволяла эффективно работать на этих скважинах до тех пор, пока там есть нефть. Таким образом, мы простым административным решением вовлечем в оборот огромное количество ресурсов и задействуем уже потраченные, инвестированные деньги. Сегодня десятки тысяч скважин не работают, новое решение поможет возродить на них нефтедобычу.

Интервью взял Павел Кобер
 

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Неточный расчет

 

comments powered by Disqus