Возвращение домой

Возвращение домой
«Дягилевские сезоны: Пермь — Петербург — Париж»

На фото: слева — художественный руководитель Пермского оперного театра Георгий Исаакян, в центре — министр культуры и молодежной политики Пермского края Олег Ощепков. Фото: Сергей Глорио

Т
от факт, что импресарио Сергей Дягилев, открывший миру культуру России, детские годы провел в Перми, можно считать случайностью истории. Но то, что именно здесь уже в третий раз проводят крупнейший международный форум его имени, случайностью уже не назовешь. За девять дней, с 15 по 23 мая, фестиваль представил около 40 художественных проектов: спектакли, концерты, выставки, кинофильмы, творческие встречи, международные симпозиумы и круглые столы. В них были задействованы главные культурные институции края: Пермский театр оперы и балета им. Чайковского, художественная галерея, филармония, дом­музей Дягилева, Пермская синематека, хореографическое училище, а также около 500 российских и зарубежных гостей и участников. Международный статус фестиваля поддержан 12 странами.

Монументальное начало

Несмотря на то, что «сердцем» фестиваля, как всегда, был Пермский театр оперы и балета, в начале театрально­музыкальная программа добровольно уступила позиции иным музам. Это касается прежде всего начала фестиваля: мощный старт обозначило открытие памятника Сергею Дягилеву работы Эрнста Неизвестного*. Белое покрывало сняли с памятника под музыку «Лебедя» Сен­Санса, и не случайно: в нынешнем году исполняется 100 лет со дня создания «Умирающего лебедя» — величайшего шедевра «дягилевского» хореографа Михаила Фокина. Лебедя, как и множество других персонажей дягилевских балетов, можно разглядеть в скульптурной композиции: Дягилев в понимании Неизвестного — сонм образов, «завод» по производству шедевров. От реального исторического персонажа в композиции остались голова с цилиндром и моноклем да две мощные руки (левая, заложенная за спину, раза в два длиннее, чем правая, опирающаяся на трость). Остальное пространство скульптуры занимают рельефные изображения.

Сам Эрнст Неизвестный на церемонию открытия не приехал, однако прислал видеообращение: по его словам, работа для него принципиально нова — до сих пор ему не приходилось соприкасаться в творчестве с миром изящного, преобладали брутальные сюжеты. Насколько пермский Дягилев отличается от «типичного Неизвестного», смогли понять посетители персональной выставки художника, которая стала «гвоздем» выставочной программы фестиваля.

Фестиваль включал пять выставочных проектов, из них три художественных. Рядом с Эрнстом Неизвестным в залах Пермской государственной художественной галереи расположился «Шокирующий Отто Дикс»: 86 графических листов основоположника немецкого экспрессионизма, посвященных ужасам Первой мировой войны. Компенсировать психологические сложности постижения «шокирующего искусства» была призвана чрезвычайно жизнерадостная выставка «русских парижан» из собрания Третьяковской галереи: живопись, графика, театральные эскизы Константина Коровина, Бориса Кустодиева, Натальи Гончаровой и Михаила Ларионова. Это — одна из традиций фестиваля: каждый раз на нем представлено что­то подлинное из наследия дягилевских времен.

Три выставки стали главным содержанием «Долгой музейной ночи», которая проходит по традиции в Международный день музеев 18 мая, и на сей раз удачно вписалась в программу Дягилевских сезонов. Экспозиции галереи стали декорацией для множества специальных событий: фэйс­арта от Ольги Алехнович (посетители галереи расходились по домам в чрезвычайно живописном виде), мастер­класса игры на этнических барабанах (детям давали постучать), дискуссии «Нужен ли шок в искусстве?», показа немецкого видеоарта, шоу карикатуристов Алексея Кивокурцева и Дмитрия Кононова

Во время «Музейной ночи» директор галереи Надежда Беляева и директор фонда «Новая коллекция» Надежда Агишева подписали соглашение об издании на средства фонда полного иллюстрированного каталога всемирно известной пермской деревянной скульптуры.

«Возвращением России в Россию» назвала Дягилевский фестиваль его гостья, поэтесса Белла Ахмадулина. Она и ее супруг, театральный художник Борис Мессерер, стали главными медийными фигурами начала фестиваля, задав ему несколько меланхолическую и выспреннюю ноту. Ее подхватили и превратили в мощный гимн музыке и театру.

Впервые в мире, впервые в России

Древний дух армянского эпоса ожил в спектакле питерского «Каннон Данса» 

Древний дух армянского эпоса ожил в спектакле питерского «Каннон Данса»
Фото: Сергей Глорио

Как известно, Дягилев был великим открывателем всего нового. Следуя примеру земляка, в Перми постарались насытить фестивальную афишу акциями, сопровождаемыми словом «впервые». Именно «мировые премьеры» обеспечивают статус фестивалей во всем мире. Опера «Чертогон» крупного российского композитора прошлого века Николая Сидельникова по рассказу Николая Лескова по недоразумению долгое время считалась утерянной. Но рукописи не горят: благодаря настойчивости художественного руководителя Пермского театра оперы и балета (он же — художественный руководитель фестиваля) Георгия Исаакяна партитуру отыскали, и опера прозвучала в концертном исполнении пермской труппы и оркестра под управлением главного дирижера театра Валерия Платонова.

К числу всероссийских новинок принадлежит еще один проект оперного театра «Хореография Джерома Роббинса на пермской сцене». Две постановки американского классика XX века, современника и соратника Джорджа Баланчина, появились благодаря сотрудничеству с Фондом Джерома Роббинса. «Времена года» на музыку Верди — образец красивого бессюжетного балета. В «Концерте» музыка Шопена звучит в живом исполнении пианиста (на этот раз это был Павел Нерсесьян) на сцене, а рядом с роялем разыгрываются уморительные сценки из жизни слушателей классики. Знаменитая пермская балетная труппа с удовольствием осваивала новую для себя стилистику и училась не только радовать глаз слаженностью исполнения, но и попросту веселить публику.

Еще в прежние годы Пермский театр заслужил репутацию первооткрывателя оперных раритетов: именно он представил российскому слушателю «Альцину» Генделя, «Лолиту» Щедрина, «Клеопатру» Массне. Теперь настал черед еще одного шедевра Массне — оперы «Золушка». В трактовке режиссера Исаакяна спектакль стал отнюдь не назидательной историей со счастливым концом, а грустной новеллой на грани сна и реальности. Фестивальное звучание опере придала солистка Мариинской академии молодых певцов Ольга Пудова в партии Феи.

Фестиваль радовал новинками не только на сцене оперного. Сразу три российские премьеры вошли в «Вечер современной хореографии», показанный в драме. Челябинский театр современного танца представил спектакль «Другая сторона реки» в постановке Ольги Пона, созданный совместно с парижским театром де ля Виль, гамбургским Kampnagel и дюссельдорфским Tanzhaus NRW. А пермский «Балет Евгения Панфилова» впервые после ухода его создателя получил возможность поработать с хореографом европейского класса: в постановке голландского балетмейстера израильского происхождения Ицика Галили «То, что я никому не сказал» и дуэте «Mono Lisa» (превосходная работа солистов Алексея Расторгуева и Екатерины Тарасовой) зритель увидел процесс постижения нового для артистов панфиловской труппы техники танца. Питерская труппа «Каннон Данс» представила строгий спектакль «Песни Комитаса» на музыку классика армянской музыки с хореографией Натальи Каспаровой.

Множество интереснейших музыкальных программ проходило в помещении Органного зала. Концерты новейшей музыки, где звучали сочинения российских и финских авторов, подготовил Московский ансамбль современной музыки. По общему признанию одной из кульминаций музыкальной части форума стал концерт «Опера встречается с джазом и фламенко». И если совместный концерт трио уже известного пермякам Майка дель Ферро (Нидерланды) и солистов Пермского театра стал робкой попыткой диалога разных жанров, то дуэт американцев певца Натана Граннера и гитариста Бо Бледшоу продемонстрировал возможности того, что называется «кроссовер» — жанра на пересечении. Сделанный талантливо, он способен удвоить аудиторию, как правило, принадлежащую к разным группам.

Одна из постоянных примет Дягилевского фестиваля — личное присутствие знаковых фигур современного российского культурного процесса. Питерский композитор Леонид Десятников, известный широкой публике как автор саундтреков к фильмам «Мания Жизели», «Дневник его жены», «Кавказский пленник», а также нашумевшей премьеры в Большом театре оперы «Дети Розенталя», на авторском вечере познакомил публику со своей камерной и вокальной музыкой. Камерную оперу «Бедная Лиза» по Карамзину исполнил ансамбль солистов оркестра Петербургской филармонии во главе с пианистом Алексеем Гориболем и два певца — Юлия Корпачева и Эндрю Гудвин. В заключительный вечер была показана последняя премьера Мариинского театра — балет на музыку Десятникова «…Как старый шарманщик» с хореографией Алексея Мирошниченко в исполнении мариинцев Дарьи Павленко и Антона Пимонова. Вместе с ними, артистами пермской труппы и театра «Балет Евгения Панфилова» фестиваль закрывали солисты парижской национальной оперы Мелани Юрель и Кристоф Дюкен.

Дети Дягилева

Завершал фестиваль уже по традиции единственный в стране, причем международный, конкурс продюсерских проектов в сфере культуры имени Дягилева. Сергей Дягилев в сущности был первым русским продюсером. И фестиваль признает необходимость этой профессии: в искусстве нашего времени она становится определяющей.

Жюри, возглавляемое ректором Высшей школы деятелей сценических искусств Геннадием Дадамяном, рассмотрев свыше десятка присланных заявок, назвало новых лауреатов. Ими стали Олег Лабозин — руководитель Международного сказочного театрального фестиваля в Новом Уренгое, Марина Романовская — директор знаменитого Витебского международного фестиваля современной хореографии, Владимир Урин — директор Музыкального театра им. Станиславского и Немировича­Данченко (Москва). За поддержку театрального искусства малых городов России премию получили Михаил Чигирь и Сергей Коробков, в недавнем прошлом руководители Театра Наций (Москва). За воспитание современной генерации продюсеров награждена, к сожалению посмертно, Елена Левшина.

Дягилевские сезоны вошли в компанию многочисленных российских фестивалей четыре года назад. Уже при рождении они отличались от многих масштабной концепцией и мультикультурным охватом. Но сомнения были: смогут ли на родине Сергея Дягилева соответствовать заявленному уровню притязаний — удержаться на взятой однажды высоте сложнее, чем брать ее впервые.

Сегодня можно констатировать: предложенная Пермью модель фестиваля работает безукоризненно, она вовлекает в свою орбиту продвинутые проекты со всех частей света и интригует зрителей новинками. Форуму оказывают мощную поддержку как властные структуры страны и края, так и благотворительные фонды, культурные центры многих западных посольств, а присутствие статусных персон обеспечивает ему стойкое внимание средств массовой информации.

Однако, пожалуй, главное в том, что фестиваль создает поистине дягилевскую атмосферу обмена творческими идеями: на пересечении границ разных искусств, при столкновении полярных точек зрения, во взаимодействии художественного и научного мышления, в спорах теоретиков и практиков возникают самые захватывающие сюжеты, строятся планы на будущее и зарождаются новые проекты.

Дополнительные материалы:

Белла Ахмадулина
Белла Ахмадулина
Творческая встреча с Беллой Ахмадулиной, открывающая фестиваль, сопровождалась небывалым ажиотажем. Несмотря на неудобное время — час дня — в концертном зале был аншлаг. Белла Ахатовна два часа читала свои стихи наизусть, а потом еще час раздавала автографы. А начала она со «Слово» — стихотворения­ответа на письмо юного пермского поэта:

И впрямь — в Перми живет ребенок странный, владеющий высокой и пространной невнятной речью

И когда горит огонь созвездий,  принятых над Пермью, озябшим горлом, не способным к пенью, ребенок этот слово говорит

 

 

 

*Памятник Сергею Дягилеву изготовлен Эрнстом Неизвестным из цветной патинированной бронзы. Материал боится температурных перепадов и не может находиться на открытом воздухе, поэтому памятник будет установлен в специальном пристрое к Театру оперы и балета, а временную прописку Дягилев получил в родном доме — на ул. Сибирской, 33, где сейчас находится Дягилевская гимназия.

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus