В одной дырявой лодке

В одной дырявой лодке kranВ ЖКХ Пермского края благодаря позиции властей сложилась уникальная ситуация (см., например, «Обходя провалы», «Э­У» № 22 от 13.06.05). Сеть энергоснабжения региона принадлежит частным структурам (в основном подведомственным РАО ЕЭС) на 97%, водоснабжение — на 81%, теплоснабжение — на 60%. Таковы данные областного управления ЖКХ. В крае одними из первых в России прошли тендеры на обслуживание коммунальной инфраструктуры. Здесь впервые в истории страны отмечена рейдерская попытка захвата предприятия коммунальной инфраструктуры. Новость этого года — попытка создания первой частной монополии в сфере ЖКХ. Мы, впрочем, предупреждали, что этим дело и закончится (см. «Хуже монополии только частная монополия», «Э­У» № 13 от 10.04.05).

Что в земле зарыто

Большинство объектов коммунальной инфраструктуры Прикамья (как и всей России) характеризуется высокой степенью морального и физического износа. Тем не менее два-­три года процесс демонополизации коммунальной отрасли (водоотведения, водо­, газо­, тепло­, электроснабжения) шел такими темпами, что мы задавали топ-­менеджерам коммунальных операторов один­единственный вопрос: что у вас такого в земле зарыто, что вы так стремитесь в коммуналку? Наряду с ответами о вечности отрасли и стабильности сбыта произведенного, все сходились в одном: позиция администрации края направлена на то, чтобы привлечь в сложный нерыночный сектор деньги бизнеса. Власти это удалось.

Еще в 2003 году Пермь стала первым крупным городом страны, водоканал которого был сдан в аренду частному бизнесу: ООО «Новогор­Прикамье» (тогда оно принадлежало ЗАО «Интеррос») подписало договор с администрацией Перми. Сначала аренда была краткосрочная, а в 2005 году заключили соглашение на 49 лет. «Новогор­Прикамье» обязалось в течение пяти лет вложить в модернизацию и капитальный ремонт сетей, развитие всей системы водоснабжения 750 млн рублей, а до 2025 года — 10 миллиардов.

Одновременно с «Новогором» начали работать региональный оператор Пермгазэнергосервис, занимающийся газовой розницей, структура федерального масштаба «Комплексные энергосистемы» (КЭС) и еще несколько относительно крупных игроков. В ноябре 2003 года подписано соглашение между администрацией области и ЗАО «Ренова» (КЭС созданы для обслуживания тепло­ и энергоактивов именно этой корпорации), зарегистрирована региональная электросетевая компания ОАО «КЭС­Прикамье», созданная на базе электросетевых предприятий девяти муниципальных образований Пермской области (городов Гремячинска, Соликамска, Кунгура, Кизела, Чусового и Очерского, а также Горнозаводского, Суксунского, Верещагинского районов). На тот момент закрепление КЭС на дотационных территориях казалось скорее социальной нагрузкой, чем прибыльным бизнесом: уровень жизни в большинстве городов низкий, сети изношены, платежной дисциплины нет.

Помимо коммунальной энергетики КЭС развивали теплоэнергетику и водоснабжение. В 2004 году зарегистрировали дочернюю теплоэнергетическую компанию, которая начала поставки тепла муниципальным снабжающим организациям Оханского района (МУП «Теплоэнерго») и города Гремячинска (МУП «Теплогор»). С ноября 2005 года компания выиграла конкурс на право аренды систем водоснабжения и водоотведения в Краснокамске.

А в начале 2007­го ЗАО «Интеррос» продало «Новогор­Прикамье» КЭС­Холдингу за 50 млн долларов. Отметим, что к тому времени «Новогор» управлял не только Пермским водоканалом, но и всем коммунальным комплексом второго по величине города Прикамья — Березников.

Таким образом, ситуация для КЭС сложилась уникальная: они так или иначе присутствуют во всех крупных городах области, причем сразу во многих сферах. Из 22 частных операторов, работающих в тепло­ и электроснабжении, водоснабжении и водоотведении края, три самых крупных (ТГК­9, «Новогор­Прикамье», Регионэнергосбыт) принадлежат КЭС. Буквально в начале мая объявлено: КЭС довело до 100% свою долю в Пермской сетевой компании (она арендует имущество одного из крупнейших предприятий ЖКХ столицы края МП «Пермгоркоммунтепло»). В целом в столице края КЭС будут иметь и производство, и сбыт, и сети во всем коммунальном комплексе, и без того относящемся к естественным монополиям. В итоге мы получили в Прикамье классическую модель советского коммунального хозяйства. Правда, надеемся, только в смысле масштабности предоставления услуг и централизации управления в одних руках. Конечно, Прикамское управление антимонопольной службы пристально следит за деятельностью компании, иногда даже возбуждает дела о нарушении конкуренции, но это уже по результатам операционной деятельности. Главное сделано — отрасль передана в частные руки. Плохо, что частные руки — одни.

Предельные уровни тарифов и платежей в ЖКХ, ПермьМежду тем целью реформы ЖКХ была именно демонополизация отрасли, создание конкурентной среды. А дело, по сути, свелось к тому, что государственная монополия в отдельно взятом крае сменилась монополией частной. Об отношении власти к проблеме говорит такой факт: концессионное соглашение с «Новогором» подписано буквально через месяц после его покупки КЭСом, тогда как прежний менеджмент пытался пробить такое решение более года.

Из правого кармана в левый

Если в коммуналке все поделено, то в жилищном секторе ЖКХ преобразования только начинаются. В сфере обслуживания и ремонта жилищного фонда в Пермском крае (за исключением Перми) работает 17 частных организаций, а для управления муниципальным жилищным фондом в десяти муниципальных образованиях привлечено 27 частных управляющих компаний (данные БДО «Юникон»). Уже несколько лет в столице Прикамья действуют частные управляющие компании, взявшие на себя функции эксплуатационников — ЖЭКов и ДЕЗов. Товарищества собственников жилья и жилищно­строительные кооперативы заключают с ними договоры. С 2004 года администрации районов проводят конкурс среди управляющих компаний на эксплуатацию муниципального жилищного фонда. На рынке управления жилфондом конкуренция пока низкая: например, в конце 2006 года в Березниках управляющие компании контролировали 30%, а в Соликамске — меньше десятой части. В Перми, по словам начальника управления ЖКХ администрации города Екатерины Косоговой, на рынке управляющих компаний присутствуют около 60 организаций. Основной вопрос для жителей — не в том, чтобы найти компанию для управления домом, а в том, как выбрать профессионала. Емкость жилищного рынка Перми составляет сегодня около 500 млн рублей в год: это лишь 12% от всего рынка ЖКХ. Финансовая составляющая отрасли определяется главным образом тарифами на жилищно­коммунальные услуги. По данным БДО «Юникон», тарифы ЖКУ в Пермском крае растут медленнее, чем в среднем по России.

Проблема частных компаний в жилищном хозяйстве проста — низкая доля привлекательного для бизнеса жилья (домов, которым пока не требуется капитальный ремонт). А вероятность конкуренции с муниципальными организациями, которые будут приватизированы или превратятся в акционерные общества, — наоборот. С одной стороны, большинство управляющих компаний созданы недавно, поэтому имеют мало опыта, с другой — при акционировании МУПа госструктуре будет сложно «переключиться» на рыночные отношения также ввиду отсутствия опыта функционирования в конкурентной среде. Существует и проблема несовершенства законодательства, например, неясна система взаиморасчетов между управляющими компаниями и муниципалитетами, обязанными оплачивать коммунальные услуги за нанимателей социального жилья.

Наблюдая за развивающимся бизнесом управления жильем, некоторые коммунальные компании внедряют в эту сферу аффилированные структуры. Сейчас, по некоторым данным, среди управляющих компаний Перми около пяти таких. Этот процесс таит в себе опасность для рынка, так как может привести к созданию монополий. А чтобы оказанная услуга стала качественной и недорогой, необходимо развести интересы коммунальщиков и управляющих компаний. Предприятия коммунальной сферы поставляют свою продукцию (тепло, воду, энергию) и, следовательно, заинтересованы в ее большей стоимости. Цель управляющей компании — приобрести все это дешевле. Сейчас зачастую потребители получают больше коммунальных услуг, чем это необходимо, так как жители домов оплачивают не потребляемый объем, а тот, который запланирован. Это выгодно поставщикам, но невыгодно потребителям. Управляющая компания эти проблемы решает, но если она будет связана с поставщиками или производителями услуг, то сложится ситуация, при которой компании будут продавать тепло, энергию или воду самим себе.

Таким образом, эйфория от инновационности пермяков в плане преобразования коммуналки сменяется настороженностью. Разумеется, прекрасно, что власть не собирается контролировать отрасль, отдав на усмотрение бизнеса ее устройство, модернизацию и производство услуг. Однако «не замечая» усилий, направленных на создание больших коммунальных структур, власть, по сути, передает им в руки механизмы воздействия на себя же. Известно, что население хочет платить за коммуналку как можно меньше. Предприниматель должен возвращать затраты (например, на модернизацию сетей или источников), значит, придется так или иначе поднимать тарифы хотя бы на величину инфляции. Власть вынуждена будет лавировать между первыми и вторым. С одной компанией отношения выстроить, конечно, легче, чем со многими. Но к бизнесу это уже не имеет отношения.

Комментарии

Материалы по теме

Долг не может отдать только труп

Утекай

Естественно, монополия

Дома хозяйка

Эти бы деньги, да в мирное русло

Про коррозию и коррупцию

 

comments powered by Disqus