Прагматизм плюс эффективность

Прагматизм плюс эффективность

 Пермь
 Фото: Андрей Порубов
На фоне дворцов, в которых обретаются высшие чиновники Уфы, Ханты­Мансийска и Екатеринбурга, здание администрации губернатора Пермского края больше похоже на провинциальный дом культуры и творчества. Особенно внутри: лифт не работает, двери кабинетов высшего начальства обшарпаны. На входе никаких молодцов с холодными глазами и дам неопределенного возраста за бронированным стеклом. Добродушный старичок­-вахтер пропускает всех желающих без предъявления документов. Злые языки говорят, что есть в Перми места и покруче, где встречаются с нужными гостями. Но могу лично свидетельствовать: британского консула губернатор Олег Чиркунов принимал именно здесь.

Следующая точка — пансионат Демидково в 40 километрах от Перми. Здесь проходила встреча пермских чиновников с журналистами. Ничего кроме выхолощенных и занудных докладов я от нее не ждал. Оказалось, напрасно: губернатор Чиркунов в джинсах с пузырями на коленях и спортивных тапочках оба дня отработал «от звонка до звонка», собственноручно заставляя подчиненных распинаться перед журналистами о проделанной работе и отвечать на неприятные вопросы.

Последний штрих в картинку добавил наш водитель­-пермяк на обратном пути. На просьбу немного ускориться он с сожалением сообщил: гнать не получится — губернатор отдал руководству местного ГИБДД распоряжение, у всех, кто будет козырять корочками, эти самые корочки отбирать и ему передавать. Правда, 15 номеров оставил защищенными.

Конечно, все это во многом имиджевая картинка. Но картинка абсолютно нетипичная для богатых регионов, а потому заметная. Особенно если вспомнить, что большинство высших чиновников администрации — выходцы из бизнеса, небедные и к комфорту привыкшие (состояние самого Чиркунова журналом «Финанс» оценивается в 2 млрд рублей).

А теперь перейдем к фактам.

Почему Пермь

 Пермь, администрация губернатора
Здание администрации губернатора выглядит значительно проще, чем в соседних регионах
Фото: Андрей Порубов
Пермь — один из немногих регионов (наряду, например, с Красноярским краем и Тверью), где произошла смена элит.
У руля встали люди другой формации: с одной стороны, обеспеченные и не имеющие материальных мотивов пользования властью, с другой — обладающие политическими амбициями. Как и любые инициативы, действия пермяков содержат и чистой воды пиар (ту самую имиджевую картинку), и реальную составляющую. Отделить зерна от плевел и понять, что же выдающегося сделали пермяки, — задача непростая.

Хотя бы потому, что прицел большинства реформ в этой сфере может быть только дальним. И положительные результаты экономических реформ Китая, Сингапура или Тайваня, и неудачи латиноамериканских, а тем более африканских государств оказались очевидны лишь спустя десятилетия. Вероятно, именно поэтому Чиркунов несколько раз приводил в пример Татарстан: «Мне иной раз кажется, что пока они пробегают по своему стадиону один круг, мы успеваем сделать два. Но у Татарстана есть огромное преимущество перед нами — их курс стабилен и последовательно реализуется на протяжении десятилетия с лишним. Для нас одна из важнейших задач — сохранить преемственность нашей политики, потому что те реформы, которые мы начали, невозможно завершить за четыре года».

«Время достижения конкурентоспособности для компаний и политическое время деятельности правительств различаются.<…> Большинство политических действий, которые могут оказаться действительно эффективными, оказываются слишком медленными и требующими слишком большого терпения со стороны политиков», — так в свое время удачно обозначил проблему профессор кафедры делового администрирования Harvard Business School, признанный специалист в области изучения экономической конкуренции Майкл Портер.

Конспективно перечислим, что же такого сделали в системе государственного управления пермяки за последние три года.

Впервые в стране в крае внедрена функционально­целевая модель управления — выделены несколько целей (развитие человеческого потенциала, рост экономики и расширение инфраструктуры), под которые перестроена вся система госвласти в крае. Под эти цели, опять же первыми в стране, пермяки сформировали трехлетний бюджет (на 2007 — 2009 годы).

Кроме того, исполнительная власть разделена по модели «заказчик — подрядчик» для исключения конфликта интересов между органами, распределяющими бюджет и его осваивающими.

 Кама
 Фото: Андрей Порубов
В прошлом году внедрена система финансовых взаимоотношений с муниципалитетами, опирающаяся на программу распределения профицита бюджета по формуле «18:42:40» (подробнее см. «Мы объявили бизнес священной коровой», «Э­У» № 48 от 25.12.06). В рамках этой программы муниципалитеты в безусловном порядке получают 18% профицита и еще 42% дополнительно при условии, что выделенные средства направлены на реализацию приоритетных национальных или региональных проектов.

— Смысл реформы взаимоотношений с муниципалитетами заключается в том, что мы дали им возможность не ходить с протянутой рукой, наделили большими полномочиями и, естественно, ответственностью, — комментирует глава администрации губернатора Валерий Сухих. — Если на федеральном уровне будут внедрены аналогичные принципы выстраивания взаимоотношений с субъектами федерации, это повысит эффективность всей системы госуправления.

Еще раньше, в 2005 году, снижена региональная составляющая налога на 
прибыль, что привело к снижению общей ставки для зарегистрированных на территории края компаний с 24 до 20%. В текущем году эта льгота обойдется краевому бюджету в 5,3 млрд рублей недополученных доходов (около 10% бюджета).

Проведена реформа системы здравоохранения в части перевода финансирования медицины на одноканальный принцип. Ранее муниципальные медучреждения получали финансирование из двух источников, ТФОМСа и муниципалитетов. С 1 января 2007 года поток муниципальных денег направляется в ТФОМС, и тот полностью финансирует учреждения по всем статьям. При такой схеме можно перераспределять средства в пользу более эффективных медучреждений, тем самым помогая созданию конкурентного рынка услуг.

Наконец, завершено объединение Пермской области и Коми-­Пермяцкого автономного округа. Прецедент в части политики укрупнения территорией, проводящейся Москвой, создан. Однако денег пермякам он не принес. Более того, с 2009 года после прекращения финансирования объединения федеральным бюджетом в бюджете субъекта образуется дыра в 1,1 млрд рублей. На мой вопрос члену Совета Федерации от Пермского края Татьяне Поповой, что конкретно принесет объединение краю, я получил политкорректный ответ: необходимо сохранять самобытную культуру коми­пермяков. Расклад стал ясен из кулуарных разговоров: лояльность федеральному центру и поддержка его инициатив меняется на карт­бланш в отношении дальнейших реформ и помощь в реализации на территории края двух крупнейших проектов. Первый — строительство атомной электростанции на севере края, второй — достройка железнодорожного транспортного коридора Белкомур: он позволит увеличить транзитный грузопоток и снизить транспортные издержки для предприятий Березниковско­Соликамского промышленного узла, дающих четверть промышленной продукции региона.

Главным достижением пермских властей Валерий Сухих считает комплексность реформ: «Те же Тверская область и Красноярский край продвинулись по отдельным направлениям дальше, чем мы. Но если говорить о реформе системы государственного управления на региональном уровне в целом, то Пермский край сегодня ушел дальше всех».

Это — верхушка айсберга: результаты глобальных изменений пока не очевидны. Но любые серьезные перемены складываются из мелочей, которые вполне поддаются оценке и измерению.

Прозрачные чиновники

Идея­фикс пермяков — сделать работу чиновников максимально прозрачной. Валерий Сухих подводит меня к досочке: это интерактивный экран ценой в 20 тыс. евро. Заходим на внутренний сайт администрации. В разделе проектов выложены отчеты за каждую неделю работы чиновников различных рангов: что сделал, что планирует. Спрашиваю: неужели все заполняют? Пока не все, признается Сухих, но после того, как губернатор лишил премии тех, кто игнорирует, обстановка резко улучшилась.

 perm_port
 Фото: Андрей Порубов
— Это еще что, — заводится глава администрации, — скоро такие доски, только подешевле, поставим в общественных местах, где более­менее культурные люди собираются, которые портить их не будут. В вузах, например. Тогда любой желающий сможет увидеть, чем конкретный чиновник занимался и что у него получилось. Представляете, как все изменится? Сегодня главный стимул у многих госслужащих — тихо пересидеть все реформы, работая по минимуму, добраться до спокойной гарантированной пенсии. А завтра каждый будет знать, что по его работе какой­нибудь умненький студент может курсовую написать и проанализировать, чем же таким важным он занимался все это время.

Я не поленился зайти на сайт администрации из интернета: там, конечно, бардак, а страничка «Органы власти Пермского края» вообще недоступна. Но после определенного усилия раздел отчетов я нашел и даже обнаружил в открытом доступе несколько документов чиновников разного уровня.

Пример из другой области — сокращение госрасходов. Край сегодня — один из самых малочисленных по количеству региональных чиновников: их только 0,1% от общего населения субъекта (в сопоставимых по экономическому потенциалу Свердловской области и республике Башкортостан — вдвое больше). А если соотнести численность госаппарата с расходами консолидированного бюджета, получим, что по сравнению с соседями Пермский край обходится в 1,5 раза меньшим числом чиновников на каждый рубль госрасходов.

Правда, за прошлый год численность аппаратчиков увеличилась на 36%, показав один из самых высоких темпов роста по региону. Как нам неофициально сообщили, губернатор, стремясь сократить штат, в какой­то момент даже перегнул палку. В итоге на начало 2006 года в крае было всего 2,4 тысячи чиновников против 7,3 тысячи в Свердловской области или 5,2 тысячи в Башкортостане. Пришлось восстанавливать.

Как сэкономить 3 миллиона долларов

Яркая иллюстрация политики нынешней администрации — реорганизация автопарка. Автопарк собственно администрации составлял 46 машин. Общее число авто на все бюджетные учреждения приближалось к тысяче. Директор агентства по управлению госимуществом Елена Зырянова распорядилась подключить все автомобили администрации к системе мониторинга на базе спутниковой навигационной системы GPS. В результате диспетчер мог контролировать не только расход топлива и километраж, но и все маршруты перемещения автомобилей автобазы. Кроме того, прежнюю систему, когда за конкретным чиновником был закреплен свой автомобиль, заменили на систему услуг кольцевого характера: нужна машина — делай за 15 минут заказ и получи свободную. Как в такси.

До изменений КПД автобазы составлял 25%: в течение дня из восьми часов каждый автомобиль в среднем работал только два. После внедрения эффективность выросла втрое. При этом количество машин, обслуживавших непосредственно администрацию, сократилось до 20. Высвободившиеся начали оказывать услуги на свободном рынке. Прибыль автобазы увеличилась в пять раз.

Далее простая арифметика: затраты на установку системы контроля — около миллиона рублей (23 тыс. рублей на каждый автомобиль). Затраты на содержание одной машины с водителем — порядка 18 тыс. рублей в месяц (зарплата, налоги, бензин на два часа езды в день, амортизация, стоянка). Экономия на 26 автомобилях — почти полмиллиона рублей в месяц, затраты на установку системы отбились менее чем за три месяца.

На втором этапе администрация принялась за автомобили, занятые на обслуживании всего краевого бюджетного сектора — учреждений культуры, образования, соцзащиты, здравоохранения. Здесь установили систему попроще, без GPS. По итогам полугодового мониторинга оказалось, что средний КПД бюджетных машин — порядка 20%, то есть менее двух часов работы в день. Норматив — 50%: из восьми часов каждая машина должна простаивать не более четырех.

Система установлена на 550 автомобилей. Путем несложных вычислений получаем: парк можно сократить на 330 машин. Помимо разовых доходов от продажи (30 — 40 млн рублей) это даст текущую экономию в 6 млн рублей ежемесячно. Соответствующее обоснование агентством по управлению госимуществом уже подготовлено.

По году — это 3 млн долларов, всего одна десятая процента пермского бюджета. Но именно из множества таких мелочей и складывается общая картинка пермских реформ.

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Новый первый

Прирезали

Постарайтесь получить удовольствие

Интересное кино

Страховка от нюансов

 

comments powered by Disqus