Мускулы на химии

Мускулы на химии

himija_permЕще год назад положение уральского химпрома казалось благополучным: конъюнктура хороша, цены на сырье — низкие, потребители — лояльные. И даже невысокие темпы роста отрасли — по данным Минэкономразвития, 2,6% и 1,9% в 2005 и 2006 годах соответственно — не смущали бизнес (см. «Химию в портфель», «Э­У» № 20 от 29.05.06).

Но рынок показал, что расслабляться рано. Либерализация цен на газ поставила под сомнение конкурентоспособность большинства компаний. Аварии и прессинг со стороны антимонопольных органов ударили по лидерам отрасли. Наконец, большинство игроков опасаются сужения приоритетного для них экспортного рынка из­за экспансии азиатских химкомбинатов и падения конкурентоспособности из­за износа оборудования, порой превышающего 50%.

Каждая компания по­своему противостоит вызовам. Одним предприятиям удавалось справиться с достаточно серьезными проблемами, другим, не добившись успеха, приходилось искать новые стратегии ведения бизнеса. Примеры и того, и другого демонстрирует калийная подотрасль, которую целиком контролируют две уральские компании — ОАО «Уралкалий» и ОАО «Сильвинит».

Как закалился бизнес

2006 год оказался не слишком удачным для уральских калийщиков. Прибыль «Сильвинита» упала с 5,3 до 4,8 млрд рублей, причем на фоне роста выпуска хлоркалия на 7,1% до 5,289 млн тонн. В компании объясняют это ростом затрат на капремонты. По мнению аналитика ИК «Открытие» Кирилла Таченникова, подлинная причина — рост себестоимости, не компенсирующийся ростом цен на продукцию.

Еще хуже закончил год «Уралкалий»: план производства недовыполнен на 1,4 млн тонн (выпущено 4,2 миллиона). В первом полугодии объемы производства упали из­за отсутствия контрактов с Китаем и Индией. В октябре компания отказалась от проведения IPO, считая, что рынок ее недооценил. А вскоре оценка «Уралкалия» еще снизилась: прорвавшиеся подземные воды затопили рудник первого рудоуправления (БКПРУ­1), в итоге мощности компании по добыче калийной руды уменьшились на 20%.

exp_ceny_kalij_01В первом квартале 2007 года калийщики начали отыгрываться. «Уралкалий», успевший заключить контракты с китайскими партнерами Sinochem и CNAMPGC (через Белорусскую калийную компанию, акционером которой он является) и нарастивший добычу сырья на втором и четвертом рудниках, увеличил выпуск хлоркалия на 30% по сравнению с тем же периодом 2006 года. Чистая прибыль за квартал выросла в сравнении с тем же периодом 2006­го на 16% до 1,17 млрд рублей. Аналитик ИК «ЦентрИнвест Груп» Максим Иванов признал, что «Уралкалий» достиг практически рекордных показателей и успешно реализует программу устранения последствий аварии.

«Сильвинит» тоже добился роста производства, хотя и не столь динамичного: на 6,5% за январь — апрель 2007 года, прибыль за первый квартал выросла на 10,4% до 1,5 млрд рублей.

Правда, радужный итог весны подпортили действия Федеральной антимонопольной службы. В середине мая ФАС сочла, что расценки пермских калийщиков «существенно превышают сумму необходимых для производства и реализации такого товара расходов и прибыли» и предписала снизить цену на хлоркалий для внутреннего рынка до 2,1 тыс. рублей для «Сильвинита» и 2,9 тыс. рублей для «Уралкалия». Рост цен, действительно, был: как отметил аналитик ИК «Антанта­Капитал» Георгий Иванин, «сейчас цена на мировом рынке существенно превышает внутреннюю, и производителям калия не очень выгодно поставлять продукцию на внутренний рынок, поэтому они и повышают цену». При этом ссылки калийщиков на то, что по результатам биржевых торгов участники рынка оценили тонну хлоркалия в 3,5 — 3,6 тыс. рублей за тонну, не подействовали на ФАС.

Заместитель генерального директора «Сильвинита» Сергей Дриневский заявил, что компания намерена обжаловать решение ФАС. Такую же позицию занял и «Уралкалий». Но решение ФАС — не проблема. По подсчетам начальника отдела анализа рынка акций «Банка Москвы» Владимира Веденеева, у «Уралкалия» выручка от экспорта составляет около 90%, а у «Сильвинита» — около 85%. Соответственно, потери от снижения внутренних цен будут невелики: Кирилл Таченников оценил их в 1,5 — 2% от доходов компаний. Вероятно, роль экспорта вырастет. Аналитики обеих компаний считают, что мировой рынок калийных удобрений будет увеличиваться на 3 — 5% в год.

Калия много не бывает

Поэтому игроки не отказываются от инвестпроектов. «Сильвинит» разработал проект развития на период до 2012 года. Он включает увеличение выпуска продукции до 6 млн тонн в год к 2009 году, до 7 — к 2012­му. Для стабилизации транспортных поставок «Сильвинит» приобрел судостроительный завод «Кама» (2/3 продукции вывозится судами). Напомним, «Уралкалий» с той же целью еще в 2003 году ввел в строй Балтийский балкерный терминал. По словам гендиректора компании Владислава Баумгертнера, «Уралкалий» также планирует увеличить производство: к 2010 году будет выпускаться 6,5 млн тонн хлоркалия в год.

Химическая промышленность в Урало-Западносибирском регионе

Снижая издержки, калийщики занялись энергетическим строительством. «Сильвинит» разработал программу снижения энергопотерь и планирует в 2007 году запустить собственную электростанцию мощностью 12 МВт, работающую на газе. «Уралкалий» еще три года назад решил поставить два блока по 24 МВт на первом и четвертом рудоуправлениях. После аварии было решено перенести оборудование с первого рудника на четвертый, построив там второй энергоблок.

Интерес калийщиков к энергетике понятен — обе компании входят в десятку самых крупных потребителей электроэнергии Пермского края. Как отметил по итогам проведенного энергоаудита «Сильвинита» президент группы компаний «Городской центр экспертиз» Александр Москаленко, доля энергозатрат составляет на предприятии около 14%, и при инвестициях в размере 83 млн рублей «Сильвинит» сможет сэкономить почти 130 млн рублей (общие расходы на энергетику «Сильвинита» оцениваются энергоаудиторами в 316 млн рублей). При этом Александр Москаленко подчеркнул, что сейчас химики используют выработавшее ресурс оборудование и устаревшие технологии, требующие вдвое больше энергии, чем новые.

Доли компаний на внутреннем и на внешнем рынке хлоркалия

Снижение издержек и стабильная конъюнктура предопределили инвестиционную привлекательность калийных компаний. Максим Иванов оценивает ее как достаточно высокую. По его словам, у калийщиков «существует негласное картельное соглашение и price­driven strategy: они ориентируются не на увеличение объемов производства, а на рост стоимости продукции, что делает этот бизнес очень рентабельным».
К тому же, в отличие от других подотраслей химпрома, либерализация рынка газа не окажет прямого влияния на калийщиков. Поэтому цены на калийные удобрения останутся привлекательны для потребителя в перспективе. Другое дело — подотрасли химпрома, для которых газ служит сырьем. Прежде всего это выпуск метанола.

Не класть газ в одну корзину

Как замечает Кирилл Таченников, «внутрироссийские цены на газ ниже мировых. Отечественные производители оказываются в более выгодном положении, их конкурентоспособность по сравнению с западными растет». С 2002 по 2006 год средняя цена газа поднялась для европейских потребителей с 108 до 195 долларов, а для российских производителей метанола — с 18 до 51 доллара за 1 тыс. кубов.

Производство основных видов химической продукции в Пермском крае и БашкортостанеКонкурентные преимущества такого рода важны для компаний: рынок насыщен. Сегодня в России производится 3 млн тонн метанола при внутренних потребностях в 1 млн тонн. Этот объем в одиночку могло бы закрыть ОАО «Метафракс»: в 2006­м мощности предприятия увеличились до 
1 млн тонн метанола ежегодно. При этом, в отличие от калийщиков, производитель метанола показал чистую прибыль в объеме 1,2 млрд рублей (против 1,005 миллиарда в 2005 году), главным образом, благодаря скачку цен в конце 2006 года. Основная часть выручки (62%) пришлась на продажу продуктов переработки метанола (формалина, пентаэритрита, карбамидоформальдегидного концентрата), при этом половина доходов была получена от экспорта.

Преимущества, получаемые за счет низких цен на газ, в значительной степени нивелируются к 2011 году, когда цена на него внутри России достигнет мирового уровня (минус издержки на транспортировку). Готовясь к этому, химические компании диверсифицируют производство. В 2006 году «Метафракс» запустил новую установку по производству формалина мощностью 270 тыс. тонн ежегодно. Это позволило компании выйти в лидеры и этого сегмента рынка. Также было введено в эксплуатацию производство промышленных смол в СП «Метадинеа» (учреждено ОАО «Метафракс» и Dynea Chemicals) мощностью 30 тыс. тонн в год. В планах 2007 года — строительство установки уротропина (используется в медицине и взрывотехнике), еще одна площадка — для производства формалина, а также установка полиамида мощностью 1,55 тыс. тонн в год (она в два раза увеличит выпуск этого вида dolja_metafraksaпродукции). Диверсификация инвестиций приняла широкий характер — компания рассматривает возможность строитель­ства бизнес­центра в Перми.

Пока цены на сырье относительно невелики, равно как и доля перерабатываемого газа (см. «Слишком много простоты», «Э­У» № 3 — 4 от 29.01.07), инвесторы продолжают проявлять интерес к рынку метанола. Об этом свидетельствует совместный проект газодобывающей компании «Итера» и производителя синтетических смол «Уралхимлпаст» — строительство под Нижним Тагилом газохимического комплекса ЗАО «Уралметанолгрупп» мощностью первой очереди 400 тыс. тонн метанола в год. Стоимость — 110 —120 млн евро, запуск ожидается в 2008 году. Аналитик ФК «Открытие» Кирилл Таченников считает этот проект перспективным: рынок пока растет, он не монополизирован (в России работают девять производителей метанола). Таким образом, новые игроки могут найти своих потребителей. Впрочем, и это предприятие, видимо, не ограничится метанолом: участники проекта прорабатывают вопрос о создании комплексов производства пропилена и полипропилена.

А «Альфа» упала на лапу «Азота»

Цена на газ жизненно важна и для азотной подотрасли, представленной на Урале ОАО «Азот» и ОАО «Минеральные удобрения» (Пермский край). По данным компаний, сырьевые и энергетические ресурсы составляют до 80% в издержках предприятий и постоянно увеличиваются. К тому же с начала 2007 года промышленные потребители газа закупают его по регулируемым объемам только в лимитных объемах. Все, что сверх лимитов, приходится брать на бирже по свободным ценам, а они примерно на 30% выше регулируемых.

Не меньшую головную боль азотчикам доставляет износ мощностей. Аналитик компании «Тройка Диалог» Михаил Стискин счел эту проблему одной из важнейших для «Азота» (наряду с географической удаленностью). А в годовом отчете «Минеральных удобрений» заявлено, что из­за износа активов объем производства в 2006 году упал на 3%. Правда, благодаря росту цен выручка компании осталась неизменной — 2,6 млрд рублей, но чистая прибыль все равно уменьшилась почти на 12% к уровню 2005 года (до 480 млн рублей).

«Азот» показал лучшую динамику, выпустив товарной продукции на 10,1% больше, чем в предыдущем году. При этом поставки аммиака выросли на 31,9% почти до 150 тыс. тонн, а аммиачной селитры — на 14,7% до 0,9 млн тонн.

Как и для других секторов химпрома, для азотчиков экспортные поставки важнее внутренних. Правда, у «Азота» доля поставок за рубеж снизилась — с 60,8% в 2005 году до 50,9% в начале 2007­го. Но если посмотреть на результаты продаж ключевых для этого предприятия продуктов, то выяснится: за рубеж ушли 53,7% аммиачной селитры и 88,9% карбамида, произведенного «Азотом». У «Минеральных удобрений» иностранные покупатели приобрели 72% произведенного аммиака и 78% карбамида (основные виды продукции компании).

Производство основных видов химической продукции в Пермском крае и Башкортостане

Впрочем, зависимость от внешнего рынка может и негативно повлиять на компании. По мнению Михаила
Стискина, зависимость от растущих цен на газ и конкуренции на мировом рынке азотных удобрений, где цены могут пойти вниз, делает сложным оценку инвестиционной привлекательности «Азота». Аналитик считает, что компания вряд ли достигнет финансовых результатов 2005 — 2006 годов.

Пытаясь не допустить падения конкурентоспособности, азотчики вкладывают средства в обновление производства. Согласно отчетам «Минеральных удобрений», в 2006 году инвестиции в модернизацию составили 1,1 млрд рублей. В компании ожидают уже в 2007 году получить отдачу в виде роста производства на 75 тыс. тонн, увеличения прибыли до 600 млн рублей. В дальнейших планах — снижение износа основных средств до 53%, в том числе износа активной части основных средств с 79 до 68%.

Инвестпрограмма «Азота» скромнее: в 2006 году из 241 мероприятия плана капвложений выполнено 200 на общую сумму 276 млн рублей.

Возможно, разница в инвестиционных программах уральских азотчиков объясняется изменениями в составе акционеров компаний: новые собственники способны заметно скорректировать направление развития химкомбинатов. Последние сделки по продаже акций ОАО «Минеральные удобрения» закрыты и новых не ожидается. В начале апреля 2007 года стало известно, что «Азот» продал принадлежавшие ему 44,26% акций «Минеральных удобрений» структурам известного бизнесмена Дмитрия Мазепина (бывший глава СИБУРа). При этом контрольный пакет акций остался у топ­менеджеров химической компании.

А вот судьба крупного пакета акций самого «Азот» еще не решена. Во многом она зависит от того же Дмитрия Мазепина, которому принадлежит блокпакет предприятия. Не исключено, что его выкупят главные совладельцы «Азота» Владимир Нелюбин и Сергей Макаров (контролируют 64% акций). Дело в том, что мажоритарии «Азота» получили предложения о продаже принадлежащих им акций химкомпании от «Альфа­Групп» и «Реновы». При этом
64­процентный пакет акций «Азота» оценивается совладельцами в 250 млн долларов, а блокпакет Дмитрия Мазепина добавил бы к цене еще 100 млн долларов.

По словам Владимира Нелюбина, если акционеры примут решение о продаже акций (вопрос стоит в повестке дня собрания 24 мая, и к моменту выхода журнала итоги станут известны), то «некое преимущество» будет у «Альфа­Групп», так как она первой обратилась с предложением о покупке акций «Азота». Однако аналитик Михаил Стискин указывает, что у «Альфы» «пока нет никаких активов в химической отрасли, поэтому им покупать завод можно только с целью последующей перепродажи». В то же время «Ренова» — активный игрок, выстраивающий собственный химический холдинг. Поэтому «Азот» скорее всего достанется ей, хотя приоритетом для «Ренова­оргсинтез» азотная химия не является. Даже если первоначальным покупателем окажется «Альфа­Групп», актив, вероятно, будет перепродан.

Сама соду я садила

Увереннее всего себя чувствуют предприятия, занимающиеся выпуском соды. В отличие от коллег из других подотраслей, они пользуются благоприятной мировой конъюнктурой и наращивают физические объемы производства и показатели прибыли.

Так, входящее в холдинг «Башкирская химия» ОАО «Каустик» по итогам 2006 года получило чистую прибыль, более чем в четыре раза превосходящую показатели 2005 года — 2,8 млрд рублей против 0,6 миллиарда. Правда, при этом произошло снижение рентабельности активов: в компании связывают это с опережающим темпом роста активов по сравнению с прибылью.

ОАО «Сода» в 2006 году нарастило физические показатели производства на 16% к уровню 2005 года, получив чистую прибыль в объеме 1,9 млрд рублей.

Учитывая почти полную загрузку мощностей, химики активно увеличивают производственные возможности. «Башкирская химия» собралась инвестировать к 2010 году более 800 млн долларов. При этом производство кальцинированной соды на ОАО «Сода» вырастет до 2 млн тонн в год (в 2006­м выпущено 1,4 млн тонн).

Еще один крупный инвестпроект реализует Русская содовая компания, контролирующая Березниковский содовый завод.
К 2010 году она намерена реконструировать БСЗ, фактически построив новое предприятие по выпуску тяжелой соды. Стоимость инвестпроекта оценивается в 25 млн евро.

Инвестпроекты, запущенные уральскими химиками, уже принесли результат: первый квартал 2007 года обеспечил 10,6% роста. Участники рынка во многом объясняют это запуском новых производств. Мощности, которые будут введены в эксплуатацию в краткосрочной перспективе, помогут химкобинатам нивелировать негативное влияние роста цен на сырье (прежде всего газ) и энергоресурсы. Возможность перераспределять поставки продукции между внешним и внутренним рынками позволит максимально эффективно использовать конъюнктуру российского и мирового рынков, а диверсификация производства, которой озаботились предприятия, — хеджировать риски, связанные с колебаниями спроса на отдельные виды продукции. Таким образом, ближайшие перспективы рынка химпрома снова неплохи.

Дополнительные материалы

Обзор уральского рынка химической промышленности

Комментарии
 

comments powered by Disqus