В основе всего — экономическая эффективность

В основе всего — экономическая эффективность

 Карел Харанза
Карел Харанза
Журнал «Эксперт-Урал» продолжает знакомить читателей с генеральными консулами стран дальнего зарубежья, работающими в Екатеринбурге. С начала этого года мы представили вам глав дипломатических миссий Великобритании (см. «Человек, создающий отношения», «Э-У» № 7 от 20.02.06), Германии (см. «Россия — страна личных контактов», «Э-У» № 11 от 20.03.06) и США (см. «Я не вижу опасности в Путине», «Э-У» № 15 от 17.04.06). Сегодняшний гость — генеральный консул Чешской Республики в Екатеринбурге 54летний Карел Харанза. Он приступил к работе в сентябре прошлого года, это его первое развернутое интервью уральской прессе.       

— Господин Харанза, традиционная для этой серии интервью просьба — расскажите о вашем детстве: где вы родились, в какой семье воспитывались, чем увлекались. Как получилось, что стали дипломатом?

— Я родился в Праге, рос единственным ребенком в семье. Мама работала секретаремреферентом, отец — заместителем председателя республиканского Союза производственных кооперативов. Из увлечений для меня на первом месте всегда был спорт.

Как все молодые люди, я хотел путешествовать по миру, мечтал работать в каком-нибудь внешнеторговом объединении: тогда это было возможно только в рамках Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). По первому образованию я машиностроитель, занимался производством станков, работал и как технолог, и как конструктор. Потом увлекся сваркой. Перешел в строительную отрасль, работал в исследовательском институте Чешской Республики по строительству, специализировался на сварочных и соединительных материалах: панели, сэндвич-панели и т.д. Строительство так или иначе связано с экономикой, поэтому я снова пошел учиться — в Пражский экономический университет. По окончании занялся вопросами экономической эффективности.

Я изучал все, что производится за границами Чехословакии, в том числе за «железным занавесом»: чтобы производить конкурентоспособную продукцию, чехи смотрели и на Запад, и на Восток. Позже выиграл конкурс министерства внешней торговли Чехословакии и получил должность эксперта по вопросам изучения экономической эффективности. Занимался расчетами чехословацкой доли в так называемых интеграционных стройках — в проектах СЭВ. Это касалось, например, совместного строительства газопровода «Прогресс», Криворожского металлургического комбината. Наша команда готовила для правительства Чехословакии материалы, на основании которых принимались решения о вкладе страны в совместные проекты, будь то технологии, материалы, оборудование или трудовые ресурсы: чтобы было выгодно и экономически эффективно. Мы также должны были предусмотреть варианты расчетов за товары и услуги. Например, при строительстве газопровода расчет производился поставками газа, и здесь следовало учитывать конъюнктуру цен.

В 1989 году мне предложили работу в торгпредстве Чехословакии в Москве в качестве экономиста-аналитика с дипломатическим статусом. В сентябре я приехал в Россию, а в ноябре у нас случилась «бархатная революция». Я проработал в Москве почти три года, потом был пресс-секретарем в Чешской торговой палате, а в октябре 1992 года вновь получил направление в Россию — начальником филиала торгпредства Москвы во Владивостоке. Проработал полгода, когда страна разделилась на Чехию и Словакию. Мне предложили должность заведующего торгпредством уже Чешской Республики в Минске. Позже оно преобразовалось в посольство, где я занимал должность советника. Я провел в Белоруссии шесть с половиной лет. Вернулся на два года в Прагу, в МИД, а затем получил предложение стать первым секретарем посольства Чешской Республики в Москве. Общаясь тогда с послом Ярославом Баштой (сегодня он — первый заместитель министра иностранных дел), я, помню, пошутил: «Когда я впервые выехал в Россию, случилась “бархатная революция”, во второй раз — не стало Чехословакии. Что может произойти теперь?». Он засмеялся: «Карел, надеюсь, случилось все, что могло случиться». Спустя четыре с половиной года работы в Москве с должности советника посла и главы торгово-экономического отдела посольства я был переведен в Екатеринбург на должность главы генерального консульства.

— До этого бывали в Екатеринбурге?  

— Четыре раза. Участвовал в торжественном открытии генконсульства, но тогда у меня в мыслях не было, что буду жить на Урале. Замечу, у нас самый большой консульский округ Чешской Республики за рубежом: 32 субъекта Российской Федерации, 14 млн кв. км и 41,8 млн человек.

Новый взгляд на Карлов мост

— Какие задачи поставили перед вами посольство, МИД? 

— Меня направили в Екатеринбург как специалиста по торгово-экономическим вопросам регионов России. Наша первая задача сегодня — создать у россиян правильное восприятие Чешской Республики, которая теперь является членом Европейского Союза. Мы должны показать, что нынешняя Чехия сильно отличается от Чехо-

словакии, входившей в СЭВ. Это касается не только экономики, но и культуры. Однако на первом месте, само собой, торгово-экономические вопросы, развитие прямого экономического сотрудничества с регионами без посредничества Москвы, напрямую. Речь идет не только о Свердловской области. За короткое время, пока я нахожусь здесь, мы наладили хорошие отношения с Челябинской, Иркутской, Омской областями. Недавно я побывал в Красноярске и Норильске, где провел очень продуктивные переговоры с местными властями и предпринимателями. Мы наметили большие планы. Кроме того, я обязан помогать чехам, которые попали в беду, а также россиянам — в получении чешских виз. Способствовать развитию туризма, взаимным обменам, визитам предпринимательских миссий, организации выставочной деятельности. 

— Смею предположить, что, исходя из объективных обстоятельств, таких как уровень развития экономики и состояние предпринимательской среды, ваши действия будут концентрироваться вокруг Урала и Западной Сибири?        

— Я бы сказал так: все зависит от экономической эффективности. Чешские фирмы готовы работать повсюду. Они, например, участвовали в строительстве газопровода на Камчатке. Во Владивостоке, конечно, продается чешское стекло, но там же имеются большие предприятия по ремонту судов, подводных лодок, они нуждаются в новом оборудовании, технологиях, и мы ведем переговоры по этому вопросу. Чехословакия, напомню, была известна в СССР мотоциклами «Ява», пивом и светильниками. Мы развиваем и старые направления торговли, и новые. Так, чешская фирма PRECIOZA выиграла тендер на поставку светильников в Большой театр, а до этого она оборудовала светильниками театры и концертные залы ХантыМансийска, Новороссийска, Хабаровска. Чешское пиво не требует рекомендаций, и мы строим пивоваренный завод в Якутии. Чешские автобусы Karosa тоже не надо особо представлять. Их надежность, к слову, недавно подтвердил глава компании «Сургутнефтегаз» Владимир Богданов: по его словам, в крепкие морозы, которые пережила Россия в начале года, единственным общественным транспортом, работающим бесперебойно, стали именно автобусы Karosa. Не менее надежные грузовики Tatra, думаю, помнят все. Легковые автомобили Skoda теперь производятся в рамках немецкого концерна Volkswagen: это, конечно, совсем другие машины, чем те, что мы делали во времена СЭВ. Говоря о новых направлениях сотрудничества, отмечу: мы готовы заниматься поставками оборудования и технологий, а не только конечной продукции. Например, оснащением кирпичных и цементных заводов, лакокрасочных цехов, заводов по производству асфальта. Можем поставлять мусоросжигательные станции, реализовывать другие проекты в сфере экологии и энергосбережения. В Челябинске возводим цех производства утеплителей для строительства и ведем переговоры об организации аналогичного производства в Свердловской области.         

— Как специалист по расчетам эффективности скажите: почему не все проекты удается реализовать? Почему они зависают, рушатся? 

— В общих чертах этот вопрос всегда связан с экономической обстановкой: она зависит от многих факторов, таких как изменение потребительского спроса, цен на энергоносители. Расчеты экономической эффективности строятся на данных, которые эксперт должен угадать. Буду откровенен: пять лет мы вели переговоры с представителями российского федерального министерства о проекте, который должен был финансироваться в том числе из федерального бюджета. Нам неизменно отвечали: мы не можем спрогнозировать бюджет, поскольку не знаем, сколько будет стоить баррель нефти. Если 23 доллара — очень хорошо, но если 19 — проект не выдержит. Если бы кто-нибудь сказал тогда, что баррель нефти будет стоить 60 долларов, все бы смеялись и крутили пальцем у виска. Но теперь и 70 долларов за баррель — реальность. На первый взгляд, для бюджета хорошо. Но высокая стоимость энергоресурсов требует новых подходов к энергосбережению. И это обстоятельство тоже может стать основой для взаимовыгодных проектов России с Чехией, потому что чехи готовы предлагать очень эффективные технологии энергосбережения.     

Эталонный проект

— Какое место занимает Россия в стратегии развития экспорта Чешской Республики?

— Входит в число приоритетных стран. В конце прошлого года утверждена новая стратегия развития торгово-экономического сотрудничества наших государств с 2006 по 2010 год. В ней указаны конкретные формы работы: организация выставок, деятельность межправительственной комиссии, прямые контакты с регионами России через учреждение совместных рабочих групп. В документах такого рода не говорится, что в первую очередь мы будем развивать легкую промышленность, а потом — тяжелую. Мы готовы помогать всем нашим экспортерам. Но сегодня на первом месте в рейтинге продукции, которую Чехия отправляет в Россию, стоят машины, оборудование и транспортные средства. Мы также поставляем в больших объемах гигиенические средства из бумаги, разные материалы. Ну и само собой — традиционные бижутерию, стекло, мебель, правда, далеко не в тех объемах, как раньше. Мы также занимаемся вопросами инвестиций, изучаем изменение рыночной конъюнктуры. 

— Поставка готовой продукции — это все-таки больше взаимные интересы бизнеса. А если говорить о технологическом взаимодействии, о совместном освоении производств, выходе на новые рынки, допустим, стран СНГ, существуют ли интересные решения в пределах вашего консульского округа? А если их нет, в чем причина?

— Тут все также зависит от возможностей и спроса. Сегодня на пространстве СНГ самый большой «чешский проект» — реконструкция Уралвагонзавода в Нижнем Тагиле. Там подписан рамочный контракт на 300 млн евро, определена доля оборудования, которое поступит из Чехии. Надо сказать, что это не просто поставки оборудования, а инвестиции республики — вложения Чешского экспортного банка под гарантии чешского страхового общества EGAP. Это классический пример того, как сегодня Чехия работает с Россией и что она может ей предложить. Существуют фирмы, большие и маленькие, которые хотели бы переместить свои производства. Например, в Калининградской области реализуется очень интересный проект по совместному производству автомобильных свечей, в Московской области будут собирать автомобили Skoda.          

— Как я понял, повашему, главная проблема в том, что сложно состыковать спрос и предложение. Может, не хватает некоего элемента инфраструктуры, который бы помогал сводить инициативы сторон? 

— Конечно, спрос сам по себе не появится, его нужно формировать. Давайте вместе искать решения! Если мы видим, что в России требуется масштабная реконструкция старых жилых зданий, так называемых «хрущевок», эксперты должны собраться вместе и начать работать. Чехия имеет богатый опыт реконструкции в строительстве и готова щедро делиться им с Россией. Наша, дипломатов, задача: открывать двери, состыковывать. Например, мы запланировали провести в сентябре в Екатеринбурге большую выставку, в которой будет участвовать около 60 чешских фирм, работающих в разных направлениях промышленности. После этого, уверен, торгово-экономическое сотрудничество Чехии и Урала получит новый импульс. В рамках выставки пройдут круглые столы, семинары. Мы также планируем организовать выставку картин чешских художников, провести День чешской кухни. Это будет масштабное событие деловой и культурной жизни Екатеринбурга. 

Слово и дело

— Два года назад мы делали специальный выпуск журнала «Эксперт-Урал», посвященный Чешской Республике. Готовясь к интервью с первым заместителем министра промышленности и торговли Вацлавом Петричеком, я изучил все документы, которые были подписаны между Чехией и Свердловской областью, а их множество. Читая, я видел, как одни и те же формулировки в стиле «углубить» и «расширить» перетекают из одной бумаги в другую, меняются только даты. Слов много, конкретики мало. Тогда г-н Петричек признал, что существует опасность забалтывания наших отношений, и выразил пожелание, чтобы российская сторона тоже осознавала ее. Существует ли сегодня понимание того, что отношения между Чехией и российскими регионами — это не только поездки чиновников и меморандумы, а прочные контакты на уровне бизнеса, студенческие и прочие обмены?

— Чешское правительство уделяет сегодня особое внимание тому, чтоб все официальные документы и мероприятия имели измеримый результат. Скажем, все участники упомянутой выставки получат анкеты, по которым мы узнаем, о чем предпринимателям удалось договориться, как они оценивают мероприятие. В ее рамках пройдет заседание рабочей группы межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научнотехническому сотрудничеству Чешской республики и Свердловской области. Кроме теплых слов (они, конечно, нужны) надо стремиться получить конкретные результаты, с которыми можно работать дальше. Мы об этом говорим со всеми администрациями субъектов федерации, которые посещаем. Отмечу: на данный момент у нас налажено прекрасное сотрудничество с администрацией Челябинской области, которая регулярно направляет информацию о больших интересных тендерах. Важно, что нам передают самую свежую информацию. А ведь бывает, что на сайте субъекта федерации ты находишь интересный проект, но потом выясняется, что он не актуален.

— Мне кажется, российским городам было бы полезно присмотреться к опыту Чехии в реформировании ЖКХ на условиях государственночастного партнерства (ГЧП). В прошлом году посольство Франции провело в Екатеринбурге интересный семинар на тему ГЧП, и там подробно рассказали, как власти Праги реформировали систему водоснабжения, добившись повышения качества услуг при снижении их стоимости.   

— Согласен, научные обмены — очень важное направление сотрудничества. Мы стараемся чаще приглашать чешских экспертов на конференции и симпозиумы, которые проходят на Урале. В последний раз наши специалисты посетили конференцию по энергосбережению в Екатеринбурге. Как говорят и в России, и в Чехии: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Поэтому мы договорились с главой Екатеринбурга Аркадием Чернецким, что он подготовит миссию специалистов администрации в Прагу, а мы честно покажем и расскажем, что у нас было раньше и что мы сделали в рамках реформирования городского хозяйства. Это касается не только водоснабжения, но и ремонта дорог, трамваев, строительства метро. В Праге проект строительства метро начинался как символ советскочехословацкой дружбы, с тех пор советские технологии метростроя устарели, мы внедрили новые и готовы поделиться опытом.

— Прекрасно, что очередная делегация чиновников отправится в Прагу. Но я вспомнил общение в январе 2004 года в Праге с одним из создателей агентства Czech Invest, патриархом чешского инвестиционного чуда Йозефом Леблом. Он умудрился привести в Чехию крупные капиталы из Японии: достаточно сказать, что в Чехии сегодня выходят три деловые газеты на японском языке… Перед началом разговора г-н Лебл выложил передо мной несколько визиток крупных чиновников правительства Свердловской области, которые приезжали к нему за опытом. Однако ничего похожего на опыт Czech Invest я на свердловской земле не вижу. Впрочем, это вопрос скорее к нашим чиновникам…       

— Я готов прокомментировать. Два года назад мы пригласили двух экспертов из министерства международных и внешнеэкономических связей Свердловской области на стажировку. Они пробыли в Праге две недели и увезли богатый опыт, который, уверен, им пригодился. Хочу сказать вот еще что. Это хорошо, когда человек настроен критически, но, думаю, плохо, когда он все время всем недоволен. Вы только представьте, что видит человек, впервые прилетая в Екатеринбург? Куда ни глянь — строительные краны. Уже появились и строятся современные торговые центры, причем международного уровня, такие как Metro, Auсhan, IKEA и другие. И уральские заводы развиваются: их собственники поняли, что будущее зависит от применения новых технологий, от реконструкции. За последние пять лет я посетил более 60 субъектов Российской Федерации, поверьте — таких регионов, административных центров, как Свердловская область и Екатеринбург, в вашей стране очень мало. Давайте говорить объективно: Свердловская область и ее столица активно развиваются. Я не хочу показаться популистом, но замечу: надо помогать областным и городским властям, они делают огромную работу. Взгляните на фотографии Екатеринбурга десять лет назад и сейчас — небо и земля!

— Не первый год в Екатеринбурге работает представительство агентства Czech Trade. Как вы оцениваете его работу?

— В свое время министерство промышленности и торговли Чехии положило несколько «кирпичей» в основание развития промышленности нашей страны. Ими стали агентство Czech Invest, агентство по страхованию чешских экспортных контрактов EGAP, Чешский экспортный банк и агентство Czech Trade, имеющее обширную сеть офисов по всему миру. В Екатеринбурге Czech Trade представляет Михал Гелбич, он оказывает большую помощь прежде всего предприятиям малого и среднего бизнеса ЧР в продвижении на российском рынке товаров и услуг. Крупному бизнесу он помогает вести маркетинговую политику, получать информацию. Здесь многое зависит от способностей конкретного человека, а в Екатеринбурге у руля Czech Trade стоит человек, который знает свое дело.

Уроки чешского

— Прагу и Екатеринбург связывают регулярные рейсы Чешских и Уральских авиалиний. Это четыре рейса в неделю, и то не всегда можно свободно купить билеты. Но основная клиентура обеих авиакомпаний — граждане России, которые летят в Чехию на отдых или лечение.   

— Пока это так. Чехи летают на Урал существенно меньше: по делам бизнеса или для занятий экстремальными видами спорта. Добавлю, что наша молодежь обожает Камчатку, где можно заниматься сноубордом, горнолыжным спортом, туризмом, рыбалкой и охотой.       

— Как вы считаете, у Урала есть потенциал для развития туризма?

— Давайте для начала задумаемся: почему туристы посещают Чехию, если у нас нет моря, как в Испании, или больших горных склонов, как во Франции? Это вопрос создания инфраструктуры, сервиса такого уровня, который удовлетворит даже самого взыскательного клиента. Уралу следует использовать возможности, которые подарены самой природой. Здесь можно заниматься многим: от горнолыжного спорта до разных видов охоты и рыбалки. Тайга, Урал, Сибирь — это вечная загадка для западного человека. Вам можно сделать отличную рекламу, но начинать нужно с создания инфраструктуры гостеприимства. Я сам горнолыжник, и уже посетил несколько горнолыжных баз на Урале. Отмечу, что постепенно ситуация меняется к лучшему: появляются хорошие подъемники, оборудование для искусственного снежного покрытия. Возможностей еще много, но начало положено.

— Расскажите о культурных и образовательных проектах, реализуемых генеральным консульством.

— Прежде всего не могу не отметить хорошую работу вицеконсула Иво Славичека, который отвечает в том числе и за это направление. Мы организуем специализированные выставки, посвященные Чехии, ее истории и культуре, причем демонстрируем их в самых разных городах. Например, недавно в Нижнем Тагиле с большим успехом прошла выставка «Чайковский в Чехии». Огромным спросом у россиян пользовалась выставка «Прага глазами Марины Цветаевой». Историческая выставка, посвященная судьбе чехословацкого легиона, проехала от Екатеринбурга до Читы. Сотрудничество в сфере образования развивается не менее успешно. Недавно я вручил стипендию на изучение чешского языка в Чехии студентке Южно-Уральского государственного университета. Должен сказать, что гражданин любой страны, успешно сдавший экзамены на чешском языке, может бесплатно учиться в любом университете Чехии, и немаловажно, что наши дипломы котируются на всей территории Евросоюза. Мы стараемся развивать контакты в сфере бизнесобразования. В этом году на Урале побывали представители Карлова университета и Высшей предпринимательской школы Остравы. Хотелось бы установить более тесные контакты между вузами наших стран, чтобы они напрямую решали вопросы студенческих обменов.

В прошлом месяце Екатеринбург посетил заместитель министра образования Чехии. Он побывал на детском музыкальном фестивале, где выступала делегация из Чехии, встретился со студентами УрГУ, изучающими чешский язык. Сейчас с его помощью мы решаем вопрос о направлении на Урал преподавателя из Чехии, который поможет в преподавании чешского языка в школах Челябинска и Нижнего Тагила. На мой взгляд, есть очень хорошие перспективы сотрудничества городов-побратимов: Екатеринбурга и Пльзеня, Полевского и Клатове. Опыт Нижнего Тагила и города Хеб, которые давно и крепко дружат, наглядно демонстрирует: такая форма сотрудничества, привитая во времена социализма, и сегодня может способствовать развитию отношений между нашими странами. 

— Под занавес немного о чешской кухне. В Екатеринбурге есть несколько ресторанов, где можно попробовать традиционные национальные блюда. Какое у вас — любимое?   

— Мне нравятся почти все блюда нашей кухни — свинина, утка, форель. Но дело не в названии, а в том, кто его приготовил. Порой, приходишь в ресторан и, увидев в меню любимое с детства название, ожидаешь, что тебе принесут такое лакомство, какое готовила мама. А потом разочаровываешься. В чешских ресторанах Екатеринбурга готовят неплохо, но есть возможности для совершенствования. Мы вывозим сегодня в Россию не только промышленные товары, а также футболистов, хоккеистов, тренеров, но и поваров. Если в ресторанчике работает чешский повар, это другой спрос и другое качество блюд. Русский же повар лучше сделает борщ или пельмени, чем чешские кнедлики.

Комментарии

Материалы по теме

Взаимное притяжение

Опыт соседей по лагерю

Нужна умная агрессия

В новой плоскости

Французский десант

Где нас нет

 

comments powered by Disqus