Топ-мэр

Топ-мэр Сергей НосовЛогика принятия бизнес-решений уместна как при управлении муниципальным хозяйством, так и при решении социальных задач, убежден недавно избранный глава Нижнего Тагила Сергей Носов.

Потомственный металлург, бывший генеральный директор Нижнетагильского металлургического комбината Сергей Носов в прошлом году был назначен вице-губернатором Свердловской области, а уже в октябре на выборах главы Нижнего Тагила одержал безоговорочную победу, набрав больше 92% голосов избирателей. Что заставило его вернуться в непростой по характеру и депрессивный по многим экономическим показателям город?

Избавиться от худшего

— Сергей Константинович, как ощущает себя производственник-управленец в качестве градоначальника?

— Управление как таковое строится на одних и тех же методологических принципах. Главное — умение принимать правильные решения.

В руководстве городом такое понятие, как эффективность, характерное, казалось бы, для бизнеса с его нацеленностью на прибыль, применимо прежде всего к системе городского хозяйства. В социальной сфере тоже требуется бизнес-логика. И здесь нам необходимо менять систему управления: она буксует, многие вещи приходится делать в «ручном режиме». Тагил по многим показателям — худший в области. Очень остро стоят проблемы незаконной торговли спиртными напитками, несанкционированных свалок, плохой уборки города. Личное участие мэра в их решении необходимо. Но надо менять подходы, пересматривать отдельные муниципальные нормативные документы, принимать кадровые решения. Вот пример, который меня, мягко говоря, удивил. В бюджете 2012 года была запланирована влажная уборка улиц и дорог восемь раз в год. А по СНиПам в жаркое время года она должна проводиться один-два раза в сутки. Зачем тогда этот цирк с имитацией уборки, от которой все равно никакого толку? А деньги выделены и потрачены.

— Поэтому вы в первую очередь провели кадровые перестановки?

— Еще в качестве вице-губернатора я получил от главы региона задание поехать в Нижний Тагил, разобраться с ситуацией и начать, если понадобится, вмешиваться в нее, используя свои полномочия. Проблемы изучал на месте, встречался с людьми в рамках рабочих совещаний и поездок. В ходе предвыборной кампании получил более трех тысяч только письменно оформленных наказов избирателей. В основном это жалобы на действия или бездействие местной власти. Поэтому мне уже тогда стало понятно, почему появились провалы в экономике города. Граждане обращались во все инстанции, в прокуратуру, полицию, писали в администрацию президента. По определенным эпизодам ведется разбирательство. Отставки сделаны. Мотив их можно сформулировать просто — в связи с утратой доверия. Если у меня нет доверия к человеку, я не смогу с ним работать.

Люди требуют перемен

— Вы показали феноменальный результат на выборах, хотя из города уехали семь лет назад. В чем секрет? В административном ресурсе?

— Относительно административного ресурса хочу сказать следующее. Я бы не пошел на выборы, если бы знал, что он будет задействован. В той ситуации, что была в городе накануне выборов, это принесло бы обратный эффект. Люди устали, их раздражает, что кто-то пытается заставить их «правильно» голосовать.

Что касается результата, то, думаю, произошло сложение двух факторов. С одной стороны, тагильчане еще помнят меня в период руководства НТМК, когда приходилось решать задачи вывода предприятия из кризиса. С другой стороны, в городе накопилось много негатива по отношению к местной власти. Жители хотят перемен.

Ввод жилых зданий, квартир за счет всех источников финансирования— Выходит, общественность выдала запрос на антикризисного мэра: он вытащил НТМК из банкротства, а теперь и город выведет из прозябания?

— Стиль управления должен меняться в соответствии с задачами, которые надо решать. Сейчас передо мной стоят задачи вывода города из кризиса. Уровень жизни сегодня не соответствует промышленному потенциалу Нижнего Тагила, его культурным традициям, истории.

— Определенная программа действий уже сложилась?

— Программа складывается по мере вхождения в курс дела. Некоторые вопросы приходится изучать, советоваться с экспертами. Пока определены приоритетные направления. В ЖКХ надо наводить порядок, разбираться с работой управляющих компаний, менять нормативную базу. Серьезные планы по жилищному строительству: будем сносить ветхое жилье и переселять людей. Планируем строить арендное жилье для специалистов.

В сфере оборота земли много «белых пятен»: решения принимались на основе непроработанных городских документов. Кроме того, мне, например, непонятно, как может человек на основании решения суда получить участок земли под застройку в центре города, хотя он не стоит в очереди. А в ней — три тысячи человек, и очередникам предлагаются непригодные для строительства участки.

С головы на ноги

— Но муниципалитеты в России не обладают достаточными ресурсами: бюджеты нищие, а ответственности у мэра выше крыши…

— В Нижнем Тагиле остается лишь 11% от общего объема налоговых поступлений, недостающие средства для обеспечения жизнедеятельности город получает в виде областных субвенций. Я как человек из бизнеса не понимаю, зачем деньги гонять туда-сюда, не лучше ли сразу оставить здесь столько, сколько нужно?

Уже который год рассматривается вопрос о расширении полномочий муниципалитетов. Но полномочия можно расширять вплоть до охраны границ, весь вопрос — в финансировании этих полномочий. Так, если все предписания пожарной инспекции по муниципальным учреждениям выполнить в течение одного года, а так и нужно бы сделать, то средств городского бюджета явно не хватит. Мэр всегда стоит перед непростым выбором — выполнить предписания и не решить ряд других насущных вопросов. Или не выполнить, зато решить.

Нельзя делать вид, что недофинансирования у нас нет. Это проблема всех муниципалитетов, кроме, пожалуй, крупных областных центров. Но, значит, есть и проблема недовыполнения муниципальных функций — об этом тоже надо честно и прямо говорить. Следовательно, мы должны либо уменьшить функции, либо увеличить финансирование, либо найти какое-то третье решение. Что толку штрафовать директора школы или заведующую детсадом, если у них все равно нет средств на выполнение тех или иных предписаний? Другой пример: в поселке Висимо-Уткинск, который относится к городу, люди пьют воду из реки. Там нет колодцев, а у муниципалитета нет средств на их восстановление.

Надо ставить ситуацию с головы на ноги.

— Говорят, что вы пошли в мэры Нижнего Тагила с подачи президента Путина.

— Такая тема активно обсуждалась в интернете, в СМИ. Я думаю, это связано с тем, что президент проявил особое отношение к городу, первый визит в ранге главы государства он сделал в Нижний Тагил, вскоре после выборов. Что касается легенды о том, что Путин сам позвонил… Есть определенные процедуры согласования кандидатур в мэры, которые идут через губернаторов. Но если существует такое общественное мнение, если кому-то хочется во что-то верить, зачем его разубеждать.

Мы — не Москва

— Идея создания межмуниципальной агломерации обсуждается давно и рассматривается как один из способов развития Нижнего Тагила. Ваша точка зрения?

Промышленное производство— Агломерацию директивой не создать. Изучите европейский опыт: там межмуниципальные агломерации складывались десятилетиями. По Тагилу при Минрегионе сейчас создана рабочая группа, недавно я участвовал в видеоконференции, где мы эту тему обсуждали. Действительно, есть ряд проблем, связанных с территориальным развитием, которые лучше решать в рамках агломерации. Например, существует серьезная диспропорция по уровню занятости населения между Нижним Тагилом и прилегающим к нему Горноуральским городским округом, куда входят сельские поселения. На предприятиях города есть потребность в кадрах, а в пригороде у людей нет работы. Если взять шире, Горнозаводской управленческий округ, куда входят 12 городов, то здесь тоже наблюдаются процессы устремленности некоторых территорий в сторону более крупного Нижнего Тагила. И если такие процессы объективно происходят, значит, необходимы какие-то новые нормы, которые бы их направляли и регулировали, то есть изменения в законодательстве, дающие возможности для развития агломерации. Частично интеграционные процессы уже закреплены в некоторых нормах. Например, многие учреждения здравоохранения, которые расположены в городе, по сути, выполняют функции межрайонных. Но представьте ситуацию: значительная часть населения окрестных городов и сел будет работать в Нижнем Тагиле, налоги платить здесь, а всеми бюджетными услугами пользоваться по месту жительства. Как муниципалитет территории при потере части отчислений по НДФЛ, составляющему основу формирования местных бюджетов, сможет обеспечить выполнение своих функций? А из каких источников мы будем финансировать развитие инфраструктуры агломерации? Эти вопросы остаются открытыми.

Я считаю, что нам не надо бежать впереди паровоза, поскольку для создания прочной агломерации необходима экономическая основа, проекты развития, точки роста. По мере развития экономических предпосылок созреют и законодательные решения.

— Когда, по вашим оценкам, могут «выстрелить» первые тагильские проекты развития?

— Мы — не Москва. Инвестиционную привлекательность Тагил должен наращивать прежде всего за счет проектов индустрии. И такие проекты уже есть. Только в создание химического парка «Тагил» частный инвестор, ЗАО «УралМетанолГруп», вкладывает около 14 млрд рублей. Речь идет о строительстве завода по производству метанола мощностью 600 тыс. тонн в год. Здесь же, на территории химпарка, разместится совместное предприятие по выпуску синтетических смол. «Уралхимпласт» и американская компания SI Group уже подписали соответствующий договор об инвестировании 3 млрд рублей в создание нового производства.

В рамках реализации инвестпрограммы УВЗ планируется строительство нового металлургического завода, реконструкция аэродрома Салка и создание на его базе регионального аэропорта. Евраз вкладывает серьезные средства в модернизацию производства. У завода металлоконструкций интересные проекты, связанные не только с развитием производства, но и с логистикой — созданием контейнерного терминала, чему будет способствовать строительство северного и восточного объездов вокруг города трассы Екатеринбург — Серов. Рассматриваем возможность привлечения немецких инвесторов для организации здесь производства шлакобетона для строительства мало- и среднеэтажных домов по цене эконом-класса. Что касается городской инфраструктуры, то у меня есть планы привлечь в сферу ЖКХ стратегического инвестора. Речь идет о проектах в области водо- и теплоснабжения. Сейчас ведем переговоры с одной немецкой компанией. Есть намерение также наладить сотрудничество с европейскими финансовыми институтами.

В социальной сфере сегодня самый яркий проект — строительство госпиталя инновационных медицинских технологий по эндопротезированию. Его финансирует частный инвестор — Владислав Валентинович Тетюхин, в прошлом гендиректор ВСМПО. Он вкладывает 3,2 млрд рублей личных средств при общей стоимости проекта 4 миллиарда. Это будет клиника мирового уровня. Стройка идет ударными темпами. Лично у меня к этому проекту особое отношение. В сфере здравоохранения это первый и пока единственный за всю постсоветскую историю проект такого масштаба, реализуемый на частные средства. Это гражданский поступок, акт доброй воли человека, которому небезразлична судьба страны. Если его примеру последуют другие инвесторы, мы через десять лет и город, и страну не узнаем.
Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Новый первый

Прирезали

Постарайтесь получить удовольствие

Интересное кино

Страховка от нюансов

 

comments powered by Disqus