Раскачать свет

Раскачать свет

Челябинская компания «Оптимум» выходит на рынок с качественными светодиодными светильниками и стремится стать значимым игроком.

Cоздать совместное производство светодиодных светильников челябинской группе компаний «Оптимум» предложило ЗАО «Оптоган», проектная компания Роснано. В декабре председатель правления ОАО «Роснано» Анатолий Чубайс и губернатор Челябинской области Михаил Юревич подписали договор между ЗАО «Оптоган», компанией «Оптимум» и Агентством регионального развития Челябинской области. Стороны намерены совместно за счет разработки и внедрения инновационных систем развивать ресурсосберегающие проекты на территории региона, в частности устройства наружного освещения и производственных предприятий Челябинской области. 

В итоге этих договоренностей на региональный рынок светодиодной техники неожиданно для его игроков ворвалась «темная лошадка» - компания «Оптимум», до того обслуживающая в основном интересы РЖД по всей России: производящая подбойки, колесные пары, запасные части, ремонтирующая узлы железнодорожной техники. Создав новое направление «Оптимум Свет», группа компаний «Оптимум» занялась светодиодным освещением улиц, автомагистралей, зданий, офисов, а также внутренним и наружным освещением любых объектов - промышленного и социального назначения, ЖКХ. 

Вопросы энергосбережения обсуждают сегодня на всех уровнях власти. Выходят указы и постановления: привычные лампы с нитью накаливания должны уйти в прошлое, уступив место светодиодным светильникам. Масштабность задачи за последние два года спровоцировала появление на рынке Челябинска множества фирм, предлагающих эту продукцию. Большинство особо не затрудняется: из корпуса обычного уличного светильника убирают старую начинку, вставляют дешевые китайские светодиоды и блоки питания, которыми наводнен рынок. В итоге изделия не соответствуют ни качеству освещения, ни заявленному потреблению энергии.

«Оптимум» - среди тех немногих предприятий, которые идут другим путем. Три года назад здесь занялись поиском идеальных показателей светильников, проектировали и проводили испытания корпуса с повышенной теплоотдачей, ограничивающего при этом нагрев светодиодов до 65 градусов. Тем самым обеспечили гарантию от компании OSRAM на работу светодиодов до 100 тыс. часов («Оптимум» изначально использовал светодиоды этого крупнейшего в мире производителя источников света). Кроме того, совместно с учеными Челябинска создали уникальный блок питания, работающий при критично низких температурах - до минус 60 градусов. В результате, утверждают изготовители, получили искомый качественный светодиодный светильник, не требующий замены или ремонта в течение 20 лет. 

Партнеры созрели для СП


Партнерство с «Оптоганом» позволит «Оптимуму» перейти на российские светодиоды, подчеркивает директор и совладелец группы компаний Сергей Архипов. 

Сергей Архипов- Сергей Евгеньевич, что это принципиально меняет для вашей компании? 

- «Оптоган» занимается внутренним освещением, а мы - наружным. Соединив эти два направления, мы получим комплексное мощное предприятие, которое позволит конкурировать на рынке России, завоевать его. Мы познакомились на одной из выставок, обрадовались, что появились российские разработки по изготовлению светодиодов - нам их как раз не хватает. Все остальное для светильника мы делаем сами: прокат, производство, сборку. «Оптоган» позволит нам перейти на российские светодиоды, делать отечественные светильники не хуже западных.

Пока мы сохраняем партнерство с OSRAM, поскольку будем использовать российские светодиоды не для всех видов своей продукции. Для офисного и освещения зданий они подходят. А для светильников на скоростных магистралях мощности не хватает, но «Оптоган» обещает за полгода сделать. «Оптогану» тоже выгодно иметь хорошего партнера в Челябинском регионе, может, и на весь Уральский округ выйдем. Мы прикрываем ту нишу, которой у них сегодня нет, - производство уличных светильников. 

Сотрудничество даст нам расширение, развитие и позволит работать на опережение рыночных трендов, к чему всегда стремится «Оптимум». Мы видим, что у нас есть рынки сбыта товара, и знаем, что отзывы о нем по России хорошие. Поэтому намерены направление «Оптимум Свет» развивать. Через «Оптоган» мы также получаем доступ к интересным разработкам в России. Но мы - не только производственники, готовые делать то, что нам предложат. У нас свое конструкторское бюро, где уже разработаны очень удачные виды новой продукции, востребованные рынком. 

- А что за предприятие будет у вас с «Оптоганом»?

- Мы подготовили договор о совместной деятельности, отправив первые светильники с их и нашей продукцией на исследования. После определим форму работы. Это должно быть, по моему мнению, совместное предприятие. Основная площадка будет здесь. У них есть свое сборочное производство, мы передаем часть своих сборочных единиц туда, а они нам часть своей сборочной продукции для нашего региона и Сибири. Такой план действий. 

- Какова в достигнутой договоренности роль Роснано и агентства регионального развития Челябинской области? 

- «Оптоган» - проектная компания Роснано, занимается разработками по свету. Агентство выступило в соглашении гарантом: эта организация помогает коммерческим структурам внедряться в областные программы, получать кредиты. 

Полоска света


- Одна из претензий к этим светильникам - недостаточная яркость. От чего это зависит?

- От мощности светодиода в первую очередь. Нам позволяют усиливать свет слабых светодиодов увеличительные линзы, причем снижая потребление электроэнергии, что важно. На каждый светодиод надевается своя линза в зависимости от требований, она «растягивает» свет: с помощью линз можно сформировать световое пятно любой формы - бабочку, полоску, круг, квадрат.

- Ваши разработки как это используют?

- В 2006 году мы начали разрабатывать собственные светодиодные светильники, увеличивающие мощность освещения дорожного покрытия и улиц нашего города. Например, для освещения автомобильных дорог используется продольная широкая полоса, свет не выходит за пределы автострады. Линзы можно поставить и таким образом, чтобы на дороге появилась поперечная яркая световая полоса - зебра. Такой пешеходный переход водитель видит издалека. Сегодня в Челябинске мы развиваем программу «Пешеходный переход», выдали светильники Горсвету. В Сургуте «Оптимум» выполнил уникальный проект по созданию уличных светильников со средним уровнем освещенности дорожного покрытия на магистральных улицах в 30 люкс. РЖД тоже оснащает нашими светильниками железнодорожные переезды: там нужно очень яркое освещение. Железнодорожники были приятно удивлены: наши светильники превысили нормативы освещенности в четыре с лишним раза.

Чтобы оптимизировать производство, мы разработали свой светильник на основе специального алюминиевого проката: полосу (сложной формы) рубим на мерные длины и получаем основу для корпуса. Это позволяет потребителям стыковать отдельные модули, формируя при необходимости блоки различной мощности и конфигурации. Крепление светильника тоже многофункциональное. Все это позволяет решать самые разные задачи по освещению. Широкий модельный ряд можно использовать практически во всех промышленных и офисных зданиях. Отмечу, что потребитель светодиодного оборудования в связи с быстрым развитием рынка подходит к выбору все тщательнее. Предприятия объявляют тендеры с проверкой продукции: имитируют зону, которую нужно осветить, замеряют количество света и потребляемой энергии. 

Удачной оказалась наша разработка теплоотвода. Тепло отводит матрица - та самая металлическая база, на которой крепится начинка светильника. Сейчас «Оптимум» разрабатывает по заказу коммунальщиков специальные подъездные светильники. Задача сделать антивандальный корпус с надежным креплением. Там разбивать нечего, хотя били мы по нему и кирпичом. Наш подъездный светильник может потреблять всего 9 Вт, а светить как 75-ваттная лампа накаливания. Он будет оборудован и датчиком звука, что даст еще большую экономию. 

Если умение «растянуть» свет мы позаимствовали с рынка, то умение его «раскачать» - наше ноу-хау. На каждом нашем фонаре используется так называемый пускатель - блок питания. У него в светильнике роль сторожа. Если начинается перегрев, он электроэнергии чуть меньше дает. На освещенности это никак не сказывается, но свет чуть приглушается, незаметно для глаза, и светодиод несколько остывает. Сторож-автомат «раскачивает» светильник по свету и позволяет работать очень долго. Этот блок специально для нас разработал технический университет.

Рынок инноваторов и временщиков


- Каковы сегодня объемы производства? 

- В конце года мы форсировали увеличение объемов с недавних 5 тысяч до 50 млн светильников в месяц, это очень серьезно. Загрузка производства была бешеная, смены работали по 12 часов. У нас, правда, заделы были: основное производство пошло с июля-августа, наращивая объ­емы, работали на склад. За последние три месяца объем оборота светильников вырос в четыре раза.

- Почему вы выбрали рынок светодиодных светильников? У вас есть другие вполне сложившиеся рынки, где вы присутствуете много лет.

- Года три назад, когда я только начал интересоваться этой темой, я услышал выступление Чубайса: таких огромных заводов, как «Светлана» в Санкт-Петербурге емкостью по 2 - 3 миллиарда рублей вложенных средств, надо примерно штук десять по России. Мы решили тоже зацепить долю нового рынка. Сколько зацепим, я не знаю, рынок только формируется. И его потребность пока никто толком не знает. Нам интересно это направление, группа компаний всегда была заточена на инноватику. Кто пришел первый, тот снимает сливки. Мы сразу мощно стали вкладывать большие деньги в это дело - 40 млн рублей, и я готов вложить еще миллионов 100 - 150 только на оборудование для запуска нового производства. 

- Когда полагаете их вернуть? 

- От трех до шести лет окупаемость светильника в зависимости от его назначения - это офисное или уличное освещение. Производственная площадка у нас в Троицке, надеемся получить еще одну, побольше, на основании подписанного соглашения именно в Челябинске.

- Какую нишу хотите занять? 

- Хотели - уличного освещения городов. «Оптоган» и Роснано помогли нам внедриться еще в нишу офисного освещения. Она нам тоже очень интересна: школы, садики, больницы, офисные здания надо правильно освещать. Люминесцентные лампы за счет сильного мерцания (посмотрите через фотоаппарат на телефоне) теряют 22%, очень портят зрение. Дети после начальной школы на 30 - 40% в очках. Просто нам не говорили про некачественное освещение, потому что не было другого. А у нашего фонаря мерцания почти нет, потеря всего 2 - 3%. 

- Процентов чего?

- 100 процентов - источник не мерцает вообще. В люминесцентном - множественные вспышки газа, которые мы не видим, но они есть. Светодиод - это кристалл, который светит ровным светом. У нас уже разработаны свои модели офисных светильников, в которые будем вставлять оптогановские светодиоды. Кристаллы в России выращивает более-менее успешно только «Оптоган». Пробовали в Озерске: не могут пока сделать необходимое качество. 

- Много конкурентов? 

- Много. Только в Челябинске семь предприятий, которые якобы выпускают светодиодные светильники.

- Почему «якобы»?

- Потому что объемы у них непромышленные. И в основном китайская начинка. Такие коммерсанты не уважают потребителя. Пусть в ущерб цене, но мы будем всегда биться только за качественную продукцию. Жесточайшее требование у меня по группе компаний. Это касается и железки, где ремонтируем технику, и света, и всего остального. 

- Качество как контролируете?

- Потребитель доволен работой - это и есть главный контроль. У нас входной контроль качества деталей и запчастей, которые приобретаем, и выходной контроль качества изделий на каждом нашем предприятии. Без этого никуда. 

- Чем отличается качественный светильник от некачественного?

- У китайского, я знаю, через три-четыре года светодиоды начинают тускнеть. Кроме того, мощность светового потока, исходящего из китайского светодиода, примерно 8 тыс. люменов. У нас - 16 тысяч. 80% производителей завышают характеристики своей продукции как минимум на треть.

- Разница в цене есть? 

- Большой разницы в цене при значительной разнице в качестве нет, только в прибылях компаний. У меня прибыль небольшая, потому что я ставлю дорогие комплектующие, делаю все как положено. 

- Сейчас какая стадия рынка?

- Становления: до насыщения далеко. Игроков, конечно, добавляется, потому что рынок емкий: чтобы в стране все лампочки поменять, знаете, сколько их надо? Но многие уже уходят, те, что думали - как все просто, лампочку взял, светодиод вставил, она горит. Начинают понимать, что это достаточно сложное и серьезное занятие. Нужны очень большие вложения в конструкторские разработки. 

Сами музыку закажем


- В структуре бизнеса компании эта тема сколько занимает?

- Пока 20 - 22%. Но планируем расширить до 40% года через два. Максимум.

- То есть это очень быстро произойдет?

- Ну а как иначе? Если есть заказы: железная дорога, муниципалитеты, коммерческие предприятия начинают понимать - вложишь большую сумму, но получишь экономию электроэнергии. Самым крупным направлением в бизнесе остается обслуживание потребления железной дороги. 

- Хорошо с монополистом работать?

- Тяжело, работаем только по его правилам. РЖД нас постоянно толкают по жизни, все время требуют чего-то нового: специального оборудования, запчастей и так далее. Деваться некуда, приобрели завод, машиностроение развили. В свое время нас сильно привлекла тема энергосбережения: имея завод, мы вынуждены постоянно над ней работать. Отсюда пошел интерес к светодиодной тематике. Сделали собственные разработки светодиодных светильников. 

Одна из наших наиболее значимых разработок для РЖД - подбойка (большая машина с лопатками). Железнодорожный путь стоит на балластной призме, на щебеночном основании. Когда поезд по нему идет, он давит на рельсу, рельса давит на шпалу, шпала начинает выдавливать щебень. Под шпалой образуется пустотное пространство, что приводит к перекосу пути, к авариям. Чтобы этого не было, служба пути возвращает балластную призму обратно в рабочее состояние при помощи подбойки. Весь мир стоит на этой подбойке. И ничего иного придумать не может. Мы сегодня - основные поставщики подбоек по всем РЖД.

- Инноватика в чем?

- Когда мы пришли на рынок РЖД, подбойка от 10 до 15 километров работала. Мы увеличили подбивочный путь до 300 километров.

- За счет чего?

- Поменяли металл на лопатках, повысили его защитные свойства, он стал с большим содержанием хрома. Я до создания компании работал в металлургии, металлы знаю хорошо. Импортные, правда, образцы работают до 500 километров подбитого пути.

- А почему вы не пошли до 500 километров?

- Нам не надо. В России короткий летний сезон: за семь месяцев работы машина может подбить 300 километров, это все. 

Второе направление деятельности группы компаний - логистический комплекс со всеми видами услуг, которые существуют сегодня: доставка грузов, перегрузка, сортировка и прочее.

- Как вы до логистики дошли?

- Со временем начали создавать логистический комплекс, поскольку РЖД - это перевозки, хранение грузов. Постепенно одно за другое цеплялось. Если ты ничего не делаешь, то у тебя ничего и нет. Начинаешь чем-то заниматься, все шире работа, по 18 часов в сутки.

Многоярусные склады класса Б+ площадью 15 тыс. кв. метров построили для хранения грузов потребителей. То есть потребителю не надо здесь иметь собственные склады, он заключает договор с нами, платит комиссионные и все. Дефицит складов будет еще долго. Потому что склады построены на 90% в советское время. Но просто хранение груза нам было неинтересно, и мы построили шестиэтажный логистический комплекс с услугами по доставке грузов, парком автомобилей, с офисами в аренду. 

Это не самый крупный логистический комплекс в Челябинске, но мы обкатываем образец и готовимся для работы по комплексу на 120 тыс. кв. метров. Его будет строить под Южноуральском группа компаний, объединяющихся сейчас для обслуживания трассы М-5 от Пекина до западной границы и дальше, так называемого «шелкового пути», который возрождают страны ШОС. Возможно, и мы войдем в этот комплекс со своим опытом, по крайней мере, рассматриваем предложение. 

- Какие еще в портфеле крупные проекты? 

- Построить 12-этажный офисный комплекс на 15 тыс. квадратов в центре Челябинска. Чертежи и документация есть. 

- Какой объем инвестиций необходим?

- Миллионов восемьсот.

- А отобьете за сколько?

- Лет за семь-девять. Офисный бизнес - это длинные деньги, просчитываем прибыль в 10 - 12%.

- Будут ли заполнены арендные площади, офисы?

- Надеюсь, что будут. Я очень осторожный человек, проект у меня на столе уже лежит года три-четыре, подготовлены все бумаги, но не даю команду поднимать первый ковш земли. Внимательно изучаю рынок. Сначала два года меня держали археологические раскопки на приобретенной земле, я сидел и ждал, пока перекопают. Нашли особым образом захороненный череп лошади - на этом месте якобы бунгало шамана было, и клад монет. Потом был один кризис: мы собирались начать стройку перед 2008 годом, но, слава богу, не начали. Сейчас опять что-то обещают страшное по телевизору. Поэтому жду, что будет. Путин говорил, что Россия к 2017 году станет подниматься.

- Какие наиболее серьезные риски для развития компании вы видите? 

- О риске номер один я уже косвенно говорил: не дай бог компании потерять свой имидж перед потребителем, плохой товар производить. Это самое страшное. Второй - мы как и все в мире боимся кризисов, которые просто останавливают производство. Падение оборота было, но не такое большое. Ни одного человека в компании не уволил, и сокращения зарплат не было. Потому что когда подступает кризис, мы все деньги загоняем в металл, оборудование. В 1998 году нас это спасло крепко, сейчас действуем так же. 
Комментарии

Материалы по теме

Малолитражные и пассивные

Учиться не дышать

Поставили на электросчетчик

Пермские шишки

Хаб для золота

Взять в кластер

 

comments powered by Disqus