2008 - 2009: перекройка ландшафта

2008 - 2009: перекройка ландшафта Экономический кризис обернулся крахом для предприятий, которые на этапе роста экономики в погоне за легкими деньгами забыли о модернизации и «подушке безопасности».

Отжать СОК

Два года бизнес-сообщество Урала наблюдало за перипетиями на заводе ИжАвто: предприятию пришлось пережить и банкротство, и увольнение персонала, и смену собственника. История ИжАвто стала одним из самых показательных и драматичных примеров того, как кризис расправляется с неэффективными предприятиями.

Группа «СОК» (Самара) начала переговоры о продаже контрольного пакета акций ИжАвто АвтоВАЗу (Тольятти) еще в феврале 2008-го. Тольяттинский завод планировал полностью перенести в Ижевск производство «классики», а также сборку автомобилей альянса Renault - Nissan. В итоге в сентябре стороны договорились о покупке 100% акций ИжАвто за 357 млн долларов. Однако вскоре совет директоров АвтоВАЗа рекомендовал пересмотреть сумму сделки, а потом из-за кризиса у волжского завода и вовсе закончились деньги.

Срыв сделки в то время не казался для ИжАвто катастрофой. Однако уже в декабре 2008-го на предприятии начались финансовые проблемы. Из-за девальвации рубля машинокомплекты Kia, собираемые на ИжАвто, подорожали на 40%. Компания допустила дефолт по облигациям. В мае 2009 года производство на ИжАвто было остановлено, штат сокращен почти на 50%. В судах находилось несколько исков о взыскании многомиллионной задолженности по кредитам (вся кредиторская задолженность на тот момент - более 11 млрд рублей, в том числе восемь пришлось на Сбербанк под залог контрольного пакета акций завода). Любые попытки возобновить сборку Kia успехом не увенчались: у ИжАвто не было оборотных средств (500 млн рублей) для закупки машинокомплектов.

Инвесторов, которые могли бы помочь заводу, не нашлось. В результате Группа «СОК» продала 74,78% акций ИжАвто менеджменту предприятия. А в декабре еще 24,7% акций у аффилированного с «СОК» офшора Shonapol выкупил подконтрольный Ростехнологиям Ижмаш.

В августе 2009-го завод подал иск о самобанкротстве и был признан финансово несостоятельным. Кредиторы сначала решили распродать завод по частям. Однако оказалось, что вырученные на активах деньги покроют лишь 10 - 20% задолженности (по итогам 2009 года чистый убыток ИжАвто составил 3,4 млрд рублей, кредиторка выросла до 15 млрд рублей). Поэтому 4 марта 2010 года на заводе было введено внешнее управление.

План восстановления завода до сих пор в тумане. По всей вероятности, кредиторы выбрали путь восстановления отношений с прежними партнерами. В апреле появились сведения, что Сбербанк договорился с Kia, и на ИжАвто вновь начнут выпускать модели Spectra и Sorento. Речь идет о контрактной сборке (удмуртские машиностроители будут получать фиксированную плату за сборку без права продажи автомобилей). Ее объем не определен. Кроме того, Сбербанк ведет переговоры с Hyundai: концерн уже подписал меморандум о взаимопонимании с правительством Удмуртии. Вероятно, в результате на площадях ИжАвто станут собирать автомобили и этой марки. Проблем между корейскими производителями возникнуть не должно: компания Kia аффилирована с Hyundai. В числе вероятных партнеров ижевского завода периодически называется и калининградский завод «Автотор» (собирает KIA и BMW). Однако вероятность слияния двух предприятий близка к нулю.

На последнем собрании кредиторов (4 мая) план внешнего управления был утвержден. Но особой конкретики не добавил. Производство автомобилей предполагается возобновить до конца второго квартала 2010 года, начнется оно с «вазовской» классики после проведения подготовительных работ (с АвтоВАЗом идут переговоры о возобновлении поставок машинокомплектов), а продолжится - сборкой Kia и Hyundai.

Кроме того, план предусматривает привлечение заемных средств в размере не менее 500 млн рублей. В итоге предполагается, что по истечении 18 месяцев с начала внешнего управления предприятие пройдет точку безубыточности и начнет приносить прибыль. Всего к этому времени с конвейера автозавода должно сойти чуть более 90 тыс. автомобилей ВАЗ и Kia.

Из банков в банки

Кризис подкосил и самый устойчивый, как считалось, сектор уральской экономики - банковский. Первая волна отзыва лицензий началась осенью 2008 года. Ее спровоцировала паника среди вкладчиков. На Урале она оказалась более масштабной, чем в других регионах страны. Банковский сектор региона всегда был силен разнообразием игроков. Единственные субъекты федерации, имеющие ярко выраженных монополистов, - Пермский край (Западно-Уральский Сбербанк традиционно держит 70% рынка) и Югра (бесспорный и постоянный лидер - Ханты-Мансийский банк). Банки остальных территорий живут в постоянной борьбе за клиента, и ведется она не всегда честно. Слухи и домыслы нередко используются для того, чтобы устранить конкурентов: очереди вкладчиков работают лучше любой финансовой отчетности. Осенью 2008 года далеко не все смогли справиться с такими психологическими атаками.

Первым в ноябре 2008 года ко дну пошел Сибконтактбанк, чуть позже та же участь постигла Тюменьэнергобанк. Кредитное учреждение умирало мучительно. Проблемы у вкладчиков появились еще в начале октября 2008 года. Но тогда пресс-служба опровергала слухи о каких-либо проблемах. Затем было распространено сообщение о том, что контрольный пакет банка купил Игорь Ким (в то время - мажоритарный акционер УРСА Банка). Однако сделка сорвалась. Тогда Тюменьэнергобанк применил уникальный способ затягивания банкротства - подал ходатайство о проведении независимой экспертизы финансового состояния банка на момент отзыва лицензии. Процедура длилась полгода, но кредитное учреждение не спасла. Следом за Тюменьэнергобанком в лету канула и его «дочка» Курганпромбанк.

Под вторую волну банкротств в начале 2009 года первым попал комбанк «Прикамье» (Пермский край). За ним с рынка ушли уфимский Соцкредитбанк, пермский «Каури», ханты-мансийский Урайкомбанк, екатеринбургский «ВЕФК-Урал», ижевский «Первомайский», а в самом конце года лицензии лишился небольшой свердловский банк «Универсал».

Резкое ухудшение показателей этих кредитных учреждений было вызвано неспособностью менеджеров и акционеров контролировать ситуацию. Не случайно эта волна связана с наибольшим числом скандалов, судебных разбирательств и уголовных дел.

Все рекорды побил «ВЕФК-Урал». В результате развития конфликта вокруг средств Пенсионного фонда РФ, замороженных на счетах банка, за решетку попали председатель правления «ВЕФК-Урал» Ольга Чечушкова и управляющий отделением Пенсионного фонда России по Свердловской области Сергей Дубинкин, который остается в СИЗО до сих пор. Главное обвинение - сговор, в результате которого на протяжении многих лет отделение ПФР намеренно держало бюджетные средства в коммерческом банке «ВЕФК-Урал», причем банк фактически жил на пенсионные деньги. Чечушкову якобы уличили еще и в том, что она конвертировала валюту по льготному курсу, а также размещала на вклады собственные средства по льготным ставкам. Чуть позже обвинения были выдвинуты против ее сына. Дубинкина же в начале 2010 года стали подозревать в получении взяток от знаменитого уральского рейдера Павла Федулева (подробнее см. «За что арестовали Ольгу Чечушкову», «Э-У» № 28 - 29 от 20.07.09 и «Глава свердловского отделения ПФР за решеткой», «Э-У» № 46 от 30.11.09).

Итог двух лет кризиса - десять банкротств и четыре санации, которым подверглись екатеринбургские банки «Северная казна» (санирован Альфа-Банком), Банк24.ру (Пробизнесбанком) и «Губернский» (СКБ-банком), а также уфимский Башинвестбанк (Бинбанком).

Нефть в систему

Передел собственности - закономерный итог кризиса. Новых владельцев приобрело множество предприятий. Одни производства отданы за долги, другие - проданы за копейки с условием, что покупатель заплатит кредиторку. Третьи собственники избавлялись от бизнеса, которым не могли эффективно управлять. Как раз к последнему разряду относится выкуп федеральной АФК «Система» предприятий башкирского ТЭКа у семьи президента этой республики Муртазы Рахимова.

Поглощение началось еще в 2005 году. Тогда «Система» стала миноритарным акционером шести предприятий - Башнефти, Уфанефтехима, Уфимского НПЗ, Ново-Уфимского НПЗ (Новойл), Уфанефте­оргсинтеза и Башкирнефтепродукта. Постепенно пакет вырос до блокирующего. В 2008 году «Система» получила в управление все шесть предприятий. Тогда аналитики в один голос заявляли: АФК выкупит БашТЭК полностью, а потом продаст Роснефти.

Первый прогноз сбылся. Летом 2009 года контрольные пакеты всех шести предприятий (и Башкирэнерго в довесок: им владели Башнефть, Новойл, Уфимский НПЗ и Уфанефтехим) АФК купила за 2,5 млрд долларов. Сделку профинансировал ВТБ под залог акций оператора МТС, входящего в структуру «Системы» (подробнее см. «Башкирская нефть вошла в систему», «Э-У» № 13 от 06.04.09).

Второй прогноз полностью провалился. Руководство «Системы» публично заявило, что не собирается продавать нефтяные активы, в планах корпорации создание холдинга, доход от которого должен составить 30% в общей выручке компании. Весной 2010 года «Система» подтвердила намерения, представив план развития БашТЭКа: за пять лет корпорация намерена вложить в развитие бизнеса 1 - 1,5 млрд долларов и создать прозрачный интегрированный холдинг с собственными каналами сбыта и закупок.

С покупкой башкирских предприятий «Система» не прогадала. По словам президента компании Леонида Меламеда, балансовая стоимость БашТЭКа на начало 2010 года в портфеле АФК составляла 4,7 млрд долларов, тогда как год назад актив обошелся корпорации в два раза дешевле.

PriceWaterhouseCoopers

Эхо-Москвы 

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus