Нам туда не надо

Нам туда не надо

В настоящее время явных альтернатив обществу потребления нет. Альтернативой является лишь аскеза, самоограничение и нематериальные ценности (самореализация, творчество и т.п.). Но человек эпохи потребления породил столько материальных «хотелок», ненужных возможностей и испытывает такое удовольствие от их удовлетворения, что отказ от них воспринимается чуть ли не как катастрофа. Кроме того, умножение потребностей превращается в зависимость от них, которая позволяет манипулировать человеком, обещая все новые возможности и удовольствия, от которых практически невозможно отстраниться. На этом и основан экономический рост, когда экономика заточена под одноразовые и быстроизнашивающиеся товары, которые надо постоянно выкидывать и покупать новые.

Российское общество пока не дискутирует о долгосрочных перспективах, отдача от которых не очевидна «здесь и сейчас». Но принципиальный выбор может быть только один: потреблять или не потреблять.
К сожалению, современная Россия на рубеже ХХ — ХХI веков сделала фундаментальный выбор своего будущего в пользу общества потребления, присоединившись к глобальной экономике.

Но таким ли желательным вариантом для нас является настоящее постиндустриального мира? И столь ли заманчива перспектива рано или поздно присоединиться к «цивилизованному периметру», эксплуатирующему глобальную периферию? Это ложная цель. Технологический потолок нынешней цивилизации и истощение невозобновляемых ресурсов Земли требуют поиска выходов из общества потребления или его серьезной коррекции. Проблема в том, что идеологией потребительского общества волей-неволей проникнуто большинство населения и вывести из нее может лишь внешний фактор — некая катастрофа или исчерпание ресурсов, поскольку массовое сознательное самоограничение или целенаправленное изменение принципов производства и образа жизни представить трудно.

В ХХ веке России уже удалось предложить миру довольно успешный вариант непотребительского и некапиталистического общества. После Первой мировой войны, голода и разрухи производственный уровень Российской империи 1913 года был достигнут Советской Россией в 1927 году, то есть примерно за семь лет после окончания Гражданской войны.

Уровень 1991 года, момента распада СССР, нами до сих пор не превзойден. Так, в 1990-м население РСФСР было 148,3 млн человек, в 2007м в России — 142 млн, нефти добывалось 550 млн тонн против сегодняшних 491 млн тонн, урожай зерновых был 117 млн тонн, а сейчас — 81,8 млн тонн. За весь постсоветский период страна не совершила ни одного технологического прорыва, не построено с нуля ни одного масштабного производства. И люди вовсе не стали в среднем потреблять больше на душу населения. Рекорды побиты лишь в перераспределении общего объема потребления между социальными группами, в увеличивающемся разрыве возможностей богатых и бедных. И разрыв реальных возможностей и уровней потребления лишь сделал российское общество более несправедливым, чем раньше. В 1990 году СССР по «индексу человеческого развития» занимал 25е место из 130 стран мира, в 2006 году, несмотря на почти «удвоенный ВВП», Россия опустилась уже на 65ю позицию.Сможет ли Россия в ХХI веке перестать копировать чужие образцы?

Способна ли предложить новый образ будущего, более привлекательный, чем многих не устраивающее настоящее глобальной экономики, где каждое государство и отдельный человек хотят урвать от пирога потребления, и в этом состоит и смысл жизни, и основной критерий успеха? При этом мало кто замечает, что пирог этот усыхает и качество его ухудшается. Например, по подсчетам экономистов наивысший уровень покупательной способности зарплат американцев был пройден в 1976 году. И, несмотря на номинальный рост доходов и ВВП, способность купить некие блага у среднестатистических граждан США, как и везде в мире, снижается. Ресурсы стремительно беднеющей биосферы становятся все дороже. Общество потребления живет сегодняшним днем. Его идеология — на наш век хватит.

Открываются и эксплуатируются все более труднодоступные месторождения, весь мир кроме избранных стран уверенно превращается в глобальную помойку. Но это не более чем цепочка отсрочек от апокалипсиса, в принципе ничего не меняющая. Сегодня формирование нового непотребительского общества возможно только через отказ от массы ненужных возможностей, которые манипулируют человеком. Например, что выгоднее в долгосрочной перспективе — поголовная автомобилизация или разветвленное и легкодоступное метро? Производителям машин и бензина — безусловно, первое. А людям, которые сидят в вечных пробках в железных коробочках, отравляя друг друга выхлопами?

У них даже не возникает чувства, что их элементарно «кинули», что можно решить проблему сообща, а не прятаться от испорченной экологии мегаполиса каждый в свою жестянку, втайне гордясь тем, что у многих ее нет. Пока же следует признать, что внятная и легитимная стратегия на будущее у российских властей просто отсутствует, не считая технических задач вроде уже всеми подзабытого удвоения ВВП в 2010 году или стремления догнать Португалию к 2015 году по среднедушевым доходам. Представляется, что реальный выход нужно искать в отказе от навязанных потребностей, который и приведет к появлению принципиально новых возможностей альтернативных путей. Россия проиграет, если будет думать только о себе и своей частной стратегии в глобальном обществе потребления. Но может выиграть, если будет менять мир, увлекая собственным альтернативным примером. Мы не можем знать, каким будет будущее, но мы можем знать, каким его нам хотелось бы видеть. И выбор исторической развилки у страны появится только тогда, когда закончится нынешнее соревнование популистских моделей общества потребления, связанное с глобальным распределением того, кому и сколько дозволено откусить от общего пирога, в зависимости от положения в центре или на периферии постиндустриальной мироэкономики

Комментарии

Материалы по теме

Россия в сумерках

Социологи и очки

Моби-next

Сюрреалисты в душе

Одни и без дома

Любите Родину — мать вашу

 

comments powered by Disqus