Слова, слова, слова

Слова, слова, слова Первая половина 2005 года ознаменовалась в Екатеринбурге несколькими книжными презентациями. Судьба книги состоит из разных этапов. Посмотрим на всю цепочку: что сегодня пишут в Екатеринбурге, что местного издают и что продают (то есть читают).

Написать

Пару лет назад агентства сообщили о том, что известный рок-поп-композитор Александр Пантыкин написал роман о своих современниках. Информация оказалась первоапрельским приколом мастера PR. Обманутые «вкладчики эмоций» советовали идею все-таки воплотить: всегда интересно читать если не о себе, то о людях знакомых, и не в газете какой-нибудь, а — в Книге. Мемуарная литература для современников еще более любопытна, чем для потомков. Это подтверждает судьба «записок еще не старого жителя», ректора Екатеринбургского театрального института Владимира Бабенко «Мой Екатеринбург»: они недавно переизданы. Мемуары вошли в его новый сборник «Бумеранг».

В книге представлены и другие жанры: рассказы (причем так — «мужские рассказы о женщинах»); удивительно добрые, нескучные «историйки про новых русских» (то есть про детей); пьесы. Последние, на мой взгляд, — самый ценный из «бумерангов». Автору удается в хронотопе (время — место), где господствуют признанный драматург Николай Коляда и его школа, двигаться в своем собственном фарватере. Наверняка пьесы обретут и полноценную сценическую жизнь: они об актуальном, обладают мощной интригой — и психологической, и событийной, не ослабевающей до последних слов.

Последним словам посвящена антология «Последнее стихотворение. 100 русских поэтов». Автор идеи и составитель Юрий Казарин предлагает взглянуть на известных поэтов не в привычном векторе поступательного развития, а из точки взрыва-завершения. Мало кто писал стихотворение, осознавая, что оно — последнее. Но предчувствие неминуемого всегда присутствует в человеке. Разве случайно, что последними поэтическими словами Пастернака стали хрестоматийные: «И дольше века длится день, И не кончаются объятья», а последнее слово номинально последнего стихотворения Пушкина — «живой». Самостоятельную ценность представляет вступительная статья ученого-писателя Казарина: философско-математическое эссе-исследование, где по формуле Эйнштейна (теория относительности) рассчитывается поэтическая энергия и выстраивается схема поэтической личности. Такое издание украсит любую библиотеку.

Писатель пишет всегда. В любой момент времени кто-то да сидит над белым листом или за почти белым экраном. Над «Хроникой мировой оперы» Михаил Мугинштейн работал восемь лет. Мальчик Илья Попенов начал фантазийную повесть «Чудеса и тайны» в 12 лет, в 16 закончил, отправил на конкурс и стал победителем всероссийского «Дебюта» в номинации «за мужество в литературе»: Илья — инвалид, строчки своей книжки он набирал на компьютере кончиком носа. В екатеринбургских отделениях обоих Союзов писателей (и российских, и старого — РФ) сто официальных членов, на порядок больше незарегистрированных. По ощущению сотрудников союза, в городе примерно каждые полмесяца рождается роман или повесть, стихи — ежедневно.

Издать

Издательства тоже функционируют непрерывно. В Екатеринбурге их несколько: не удалось завязать отношения с одним — иди в другое. Правда, подавляющее большинство работает «на заказ», то есть печатает книги на деньги самого писателя (спонсора). Например, «Сократ», выпускающий в свет уральских поэтов, сотрудничает с областным министерством образования, «Банк культурной информации», — с министерством культуры. Издательство Уральского университета специализируется на научной литературе, но именно здесь получили жизнь и «Бумеранг», и «Антология поэтов».

Единственное издательство Екатеринбурга, проводящее собственную литературную политику, — «Уральская Фактория». Но оказаться в числе избранных непросто. В отделе художественной литературы называют лишь три уральских имени, «взятых в производство»: Анна Матвеева, Андрей Матвеев, Борис Рыжий. В определении приоритетов издательство советуется с литературоведами. Борис Рыжий, например — признанное явление. Профессор Уральского госуниверситета Леонид Быков выбор одобряет: «С окончанием жизни поэта отчетливо проступило, что больше такого чистого лирического голоса после постмодернистского стеба и засилия иронии нет, его новая искренность уникальна». Легкий, занимательный стиль Анны Матвеевой, работающей в жанре городского романа, не поверхностен, в нем можно обнаружить второй слой.

Хотя, считает Леонид Петрович, немало в Екатеринбурге и других интересных литераторов. Писатель Владимир Туболев, например, неоднократно приносил в «У-Факторию»; свои произведения, но не встретил отклика. Издательства, вкладывая собственные средства, не желают рисковать и брать малоизвестных авторов, какими талантливыми они бы ни казались. Ставка делается на уже известные имена, не требующие специальной раскрутки: их произведения читатели уже «распробовали» и одобрили.

Получается, перед писателями веер издательств, но выбора нет. Впрочем, самые смелые сразу смотрят на столицы. Владимир Бабенко роман-исследование о маркизе де Саде в свое время опубликовал в центральном издательстве «Вагриус». Добился российской известности благодаря публикациям в неместных литературных журналах и в столичных издательствах Валерий Исхаков.

История книги Ильи Попенова, конечно, нетипична. Редактор издательства «Мария» Елена Гончарова, проникшись судьбой мальчика, нашла людей и организации, которые поддержали издание. Удивительно добрая история, рассказанная чистым, прозрачным языком, в которой участвуют не иностранные волшебные существа, а наши, привычные, очень понравилась первым оценщикам — детям кремлевских работников. В результате книга получила поддержку представителя президента на Урале и вышла в свет.

Продать

Магазина, ориентирующегося исключительно на продажу местной литературы, нет, да и вряд ли такой бы выжил. В самом крупном специализированном торговом центре региона «Дом книги» произведения уральских авторов составляют столь малую долю, что ее трудно определить в процентах. По оценке товароведов, самым востребованным уральским писателем был и остается Владислав Крапивин. В отношении других авторов покупатели нередко и не подозревают, что полюбившиеся писатели — их земляки.

Большинство местных издательств активно с магазинами не работают. Авторы часто сами приносят свои книги. «Особенно часто приходят поэты, — делится главный товаровед Дома книги Галина Меринова. — Они мало кому известны, вряд ли их сборники купят. Но мы никому не отказываем, заключаем договор на реализацию, берем пробную партию». А вот чего не хватает, продолжает Галина Аркадьевна, так это краеведческой литературы. Фотоальбомов по Уралу мало, а они всегда пользуются спросом.

Магазин «Сто тысяч книг» работает по договору с издательством «У-Фактория», которое поставляет сюда абсолютно все свои новые издания. Однако местные авторы здесь тоже не выделены в специальный раздел. Магазин нередко проводит автограф-сессии, в основном с популярными авторами: из последних здесь были Жванецкий, Шендерович. Есть мысль устроить читательскую встречу с Анной Матвеевой. Презентации же поэтических сборников, например Вениамина Голубицкого, проходят в основном по инициативе авторов или их активных поклонников.

Дополнитлеьные материалы:

Таланты и поклонники

В разных кругах мы попросили назвать трех самых заметных авторов Екатеринбурга сегодняшнего. Писатели и литературоведы говорили о наиболее талантливых, издатели и книготорговцы — о наиболее востребованных.

Мнение писателя

Борис Рыжий, Алексей Сальников, Илья Крестьянинов

Мнение литературоведа

Борис Рыжий, Валерий Исхаков, Алексей Чуманов

Мнение издателя

Анна Матвеева, Андрей Матвеев, Борис Рыжий

Мнение книготорговца

Владислав Крапивин, Борис Рыжий, Анна Матвеева

В качестве экспертов выступили писатель Юрий Казарин, литературовед Леонид Быков, редактор издательства Инна Харитонова, товаровед Галина Меринова

Комментарии

Материалы по теме

Под прессом

Не в кайф

Как пионер

Сетевой настрой

Меню для России

Всем — спасибо

 

comments powered by Disqus