Шило как внутренний стержень

Шило как внутренний стержень

Модернизацию экономики России может обеспечить не крупный, а средний бизнес. Компании-«газели» сегодня - главный катализатор инновационной деятельности в стране. Правда, пока успешных проектов единицы: для того чтобы их стало больше, необходимы инструменты развития.

Аналитический центр «Эксперт-Урал» завершил очередное исследование в рамках проекта «Уральские "газели"». Под «газелями» мы подразумеваем компании с выручкой от 10 до 350 млн долларов, ежегодно демонстрирующие темпы прироста не ниже 30% в течение как минимум четырех лет. Понятие «газели» ввел в 1980-е годы американский экономист Дэвид Берч. Он обратил внимание на то, что большинство как крупных, так и мелких компаний растет медленно и вносит минимальный вклад в увеличение занятости и рост ВВП. При этом существует небольшая группа фирм, сочетающая высокую динамику и устойчивость роста. По оценке Берча, «газели», составляя всего 4% от общего числа фирм, создали примерно 70% новых рабочих мест, появившихся в США в 1988 - 1992 годах.

Для «Эксперт-Урала» исследование стало уже третьим (подробнее об итогах предыдущих см. «Газель, несущая золотые яйца», «Э-У» № 12 от 30.03.09 и «Свободные герои», «Э-У» № 22 от 07.06.10). Его цель - рассмотреть судьбу уральских «газелей» по итогам 2009 года (более поздняя статистика пока недоступна), сравнить темпы воспроизводства популяции в докризисные и кризисный периоды, определить роль «газелей» в экономике региона, найти отличия в их поведении по сравнению с прочими компаниями среднего бизнеса.

Редкая птица долетит

Распределение компаний-«газелей» 2009 года по регионамКризис серьезно ударил по популяции быстрорастущих средних компаний. Если по итогам 2007 года она насчитывала 155 предприятий (общая выручка 193,8 млрд рублей), то в 2009-м их осталось всего 79 (выручка - 102,8 млрд рублей). Правда, стоит оговориться, что это число истинных «газелей», сохранивших прирост 30% и более даже в 2009 году. До сих пор в научных кругах и деловом сообществе нет согласия по вопросу, кого считать «газелями» в кризисный период. Одни уверены, что отступать от обязательного критерия ежегодного 30-процентного прироста выручки не нужно. Другие утверждают, что к «газелям» можно отнести тех, кто сохранил в 2009 году положительную динамику по доходам. Учитывая схлопывание всех рынков (потребительского на 5 - 15%, сервисного и строительного - на 30 - 60%), вторая точка зрения выглядит также логичной и адекватной. Таких условных «газелей» (сохранивших прирост выручки в 2009 году в диапазоне 0 - 29%) на Урале еще 80 компаний (общая выручка - 110,8 млрд рублей). Если суммировать условных и истинных «газелей», получается, что их количество не уменьшилось, а суммарная выручка приросла на 11%.

Таблица 1. Компании-«газели» Урало-Западносибирского региона в 2009 году

Нам также удалось выявить «газелей»-долгожителей (прирост выше 30% с 2002 года). Ими оказались девять уральских компаний (см. таблицу «Компании, остававшиеся "газелями" по итогам 2005 - 2009 годов», с. 16).

Таблица 2. Долгожители - компании, остававшиеся «газелями» по итогам 2005 - 2009 годов

Снижение количества «газелей» - тренд федеральный. Причем в целом по России количество быстрорастущих средних компаний сократилось еще ощутимее. По подсчетам Финансового университета при правительстве РФ и журнала «Эксперт», доля «газелей» в стране в период подъема экономики составляла примерно 12% от всех компаний, соответствующих критериям по объему выручки. Во время кризиса показатель сократился до 2% (199 предприятий из 10 080 обследованных, из списка исключено 705). Правда, эта цифра получилась до устранения статистических погрешностей. В итоге она может вырасти, но на единицы процентов.

На Урале доля быстрорастущих компаний в 2007 году составляла немногим более 9% как от числа компаний, удовлетворяющих критерию по выручке, так и от их суммарных доходов. В 2009-м она снизилась до 4% по обоим параметрам. Серьезно упал также показатель выживаемости: из 155 уральских фирм всего 19 перешли с 2008 года (12%). Для сравнения: из «газелей» 2007 года в 2008-й перешли 38%. Хотя если пользоваться мягкой оценкой (суммарный показатель условных и истинных «газелей»), то выжили 30% фирм. Весной прошлого года мы прогнозировали, что цифра будет на уровне 20%. Реальность оказалась несколько оптимистичнее. Позитивным выглядит и тот факт, что кризис гораздо меньше повлиял на процесс обновления «газелей»: в 2009 году появилось порядка 60 новых компаний (в докризисные периоды - 70 - 95 компаний ежегодно). Около половины из них - это быстрорастущий малый бизнес, только достигший планки в 300 млн рублей.

Распределение «газелей» 2009 года по отраслямИнтересно, что среднегодовой прирост выручки уральских «газелей» по итогам 2006 - 2009 годов составил 94% (в 2005 - 2008-м этот показатель составлял 71%, в 2004 - 2007-м - 76%). Даже в кризисный 2009 год эти компании показали прирост 63% (для сравнения - «условные» газели в 2009 году выросли на 14%, а общая масса средних компаний снизила выручку на 6%). Получается, что выжили только самые сильные, те, что в докризисный период росли в разы. Профессор Финансового университета при правительстве РФ Андрей Юданов:

- «Газелям» пришлось тяжело, это факт. Но во многом они сами виноваты в сложившейся ситуации. На мой взгляд, негативную роль здесь сыграли два момента. Первый - бесхозяйственность быстрого роста. Резко увеличивающийся бизнес заставляет руководство действовать добрыми проверенными жуковскими военными методами: главное - победа, прорыв, а сколько мы положили - это уже второй вопрос. Во время кризиса такая политика стала для «газелей» роковой. Второй момент - странная позиция государства по отношению к быстрорастущим компаниям. Адресная помощь в кризис была оказана крупному бизнесу, через институты микрофинансирования и другие формы поддержки спасали мелочь. До средних компаний целенаправленно не дошло ничего. И это результат, к которому в какой-то степени привели заявления руководителей средних предприятий. Многие из них говорили: нам ничего не нужно от государства, только бы оно не мешало. На мой взгляд, точечная поддержка «газелям» нужна. В современном обществе средние компании должны быть застрахованы хотя бы от макроэкономических рисков.

Жизненно важны

Несмотря на то, что средние компании не поддерживаются государством, для экономики страны они значат не меньше (а возможно, и больше), чем крупный бизнес. Об этом говорят прежде всего цифры статистики.

Возьмем десять крупнейших компаний страны (Газпром, Роснефть, ЛУКойл, ТНК-ВР, Сургутнефтегаз, Татнефть, Норникель, Северсталь, Новолипецкий и Магнитогорский меткомбинаты). По данным Росстата, в 2009 году в сравнении с 2008-м их выручка в общем упала на 404 млрд рублей. За тот же период доходы горстки в 199 «газелей» приросли на 499 млрд рублей. Получается, что пробел закрылся. По итогам пятилетки (2005 - 2009) среднегодовой прирост выручки быстрорастущих компаний в России, несмотря на полукризисный 2008-й и кризисный 2009-й, составил 54%. У всех обследованных средних фирм - 4,5%, у топовой десятки - минус 1%. По словам Андрея Юданова, «газели» входят в формацию компаний, которые еще до кризиса что-то начали чувствовать, перестраиваться, формировать новую волну в экономике, закладывать основу для будущего роста. Шеф-редактор журнала «Эксперт» Татьяна Гурова добавляет:

- В начале года мы задались вопросом, а какой вышла из кризиса экономика страны? Действительно ли в ней нет никакого обновления? Мы взяли базу из 15 тыс. компаний с выручкой выше 300 млн рублей и посмотрели на динамику их доходов. В итоге оказалось, что компании поделились почти поровну: у одной половины выручка снизилась, у другой - выросла (в эту часть входят «газели»). Причем отраслевого сдвига практически не наблюдается («плохие» и «хорошие» компании есть на любом рынке). Главным для нас был вопрос: как ведет себя прибыль растущих компаний? Если бы она падала, то правы бы оказались те, кто говорил об отсутствии обновления. Однако вышло иначе: у типичных растущих компаний медианное значение чистой прибыли увеличилось с 14 до 24 млн рублей (2009-й к 2008-му), у падающих - снизилось с 16 - 17 до 5 миллионов. Разрыв пятикратный. Во многом такой рывок произошел благодаря инвестициям в основные фонды. В то время как «плохие» компании снимали сливки, «хорошие» - инвестировали в модернизацию производства.

Динамика появления «газелей» и обновление популяции

Вывод напрашивается сам собой. Быстрый рост постоянно заставляет средние компании (и «газели» в частности) создавать новые производственные мощности. Очевидно, это происходит с использованием инновационных решений, потому что растет рентабельность. Получается, что быстрорастущие средние компании, рождая спрос на инновации, являются главным катализатором модернизации экономики.

«Газель» рождает «газель»

Попробуем обосновать этот вывод детально. Одной из важнейших особенностей «газелей» является их способность создавать спрос на свою продукцию и быстро расти во всех отраслях, в том числе и старых. Происходит это за счет двух факторов - завоевания новых рынков и придания продукции уникальных потребительских свойств. И то, и другое толкает «газелей» к постоянному улучшению продукта, они являются потребителями новых технологий, рождают на них спрос.

Распределение компаний, растущих темпами более 30% в год, по периодам сохранения темпов ростаДля России и Урала такие устремления исключительно положительны. Мы уже писали о том, что крупный бизнес сегодня рвения к внедрению инноваций не выказывает, проекты во многом существуют благодаря государственному давлению (подробнее см. «Спираль или грабли», «Э-У» № 4 от 31.01.11). Это подтверждается и цифрами. 400 крупнейших компаний в России до кризиса тратили на НИОКР 0,5% от оборота, в кризис - 0,2%. По утвержденным Организацией экономического сотрудничества и развития стандартам фирмы, тратящие на НИОКР менее 0,9% оборота, признаются низкотехнологичными.

Малый бизнес спрос на инновации тоже не предъявляет. Как выразился Андрей Юданов, «в ближайшей пиццерии дела с инновациями обстоят неважно». Несколько таких примеров мы можем найти разве что в области разработки программного обеспечения. Но на общем фоне они в принципе незаметны.

- Чтобы экономика стала инновативной, необходимы три условия: генерация инноваций, их распространение или диффузия и спрос на них. Сегодня для России характерна ситуация, при которой предложение инноваций есть, а спроса нет, - говорит Андрей Юданов. - Это же любимая сказка в нашей стране. Про то, как новатор что-то придумал, стучится во все двери, а ему никто не верит. Чиновники его футболят, в крупной компании на порог не пускают, потому что не хотят вкладываться в НИОКР. Это ловушка отсталости экономики. Посмотрим на ситуацию со стороны «газелей». Они умеют продавать, у их продукта есть главное преимущество - рыночная новизна. Они могут хорошо делать сковородки, сырки или перевозить грузы. Они на этом растут, а далее им требуется что-то посложнее. Начинается подъем в хай-тек-секторе, в том числе и «газелеподобный». И закручивается колесо. Это новая модель модернизации экономики.

На Урале мы имеем несколько примеров, когда «газель» и новаторы работают друг на друга. Один из них - перевозчик грузов «Лорри» и компания «Русские навигационные технологии» (РНТ). По мере роста первому стала необходима система мониторинга автопарка. Вторые выполнили индивидуальный заказ, по ходу придумав несколько новых решений. Еще пример - издатель игр для социальных сетей i-Jet Media. Схема классическая. Компания научилась продвигать продукты в соцсетях, сформировала спрос на игры от разработчиков и сегодня работает с десятком команд. Под категорию потребителя и интегратора инноваций также подходит и «СКБ Контур» - эта исключительно инновационная «газель», умеющая продавать, имеет подразделение, которое занимается продвижением чужих стартапов в сфере ИТ.

Пока проекты инновационного взаимообмена в секторе среднего быстрорастущего бизнеса единичны. Однако потенциал для реализации подобной схемы в России однозначно есть. Во-первых, по словам Татьяны Гуровой, помогает существующий в нашей стране безбрежный спрос. На наших рынках еще масса свободных ниш. Велика и возможность импортозамещения на рынке конечного потребителя. Это - поле роста непосредственно «газелей». Во-вторых, в России крайне мало развиты компании-поставщики сырья или компонентов для инновационных продуктов. Множество российских «газелей» покупают их за границей (например, сырье для производства косметики, точное литье для сковородок и т.д.).

Совокупные показатели выручки девяти «газелей»-долгожителей

По словам Андрея Юданова, предложение инноваций есть (правда, в большинстве случаев некачественное), спрос на них со стороны «газелей» однозначен, но нет площадки:

- Предложение представлено либо маленькими безответственными фирмами или, что еще хуже, университетами и НИИ. Там ребята про бизнес вообще ничего не слышали. С ними тяжело сотрудничать. В перспективе, я надеюсь, появится некая площадка, где будут обсуждаться спрос и предложение на инновации. Условно будет список ста наиболее интересных решений, которые требуются «газелям». Сейчас этот спрос разрозненный. А если будет, допустим известно, что трем компаниям нужно точное литье. Кто-нибудь да призадумается. Или с Запада перебросят производство, или что-то наших умельцев построят. У нас есть мозги, есть какие-то наработки, но дальше дело не идет. Решения остаются невостребованными. Нужен некий лифт-транспортер от предложения к спросу.

Кто должен организовать подобную площадку? Вероятно, государство (через Российскую венчурную компанию или иные институты развития). «Газель» - это источник естественной, не высосанной из пальца инновационности, которая востребована рынком, которая дает прибыль. И необходимо научиться это использовать. На наш взгляд, очевидно, что модернизация экономики через быстрорастущие средние компании более эффективна, нежели понуждение к формированию спроса на инновации со стороны крупного бизнеса.

Дополнительные материалы:

В режиме диалога

Максим ГодовыхСамый эффективный инструмент организации помощи бизнесу со стороны власти - открытое обсуждение, рассказывает директор департамента малого и среднего предпринимательства министерства экономики Свердловской области Максим Годовых.

- Представители «газелей» часто повторяют, что не нуждаются в поддержке государства. Это правильно?

- Мне нравится такая позиция. Если предприятие действительно успешно развивается и не требует особой поддержки - это замечательно. Другой вопрос, что многие из тех, кто так говорил, кардинально меняют мнение, после того как им рассказываешь, что есть возможность организовать продвижение продукции на международных выставках или, например, компенсировать затраты на реализацию внешнеэкономических контрактов (на сертификацию, на уплату процентов по кредитам и т.д.). По крайней мере, уже в этом году несколько всем известных региональных компаний-«газелей» заявились у нас на конкурс и получили поддержку, тем более что большая часть из них относятся к малому и среднему бизнесу (до 1 млрд рублей оборота и до 250 сотрудников).

- Какие форматы диалога региональной власти и среднего бизнеса вы считаете правильными?

- Самый правильный формат общения с бизнесом, который и позволил нам разработать существующую систему поддержку предпринимательства, - обсуждение: дискуссионные площадки, мозговые штурмы, стратегические сессии. Происходит это так: сначала собираемся с предпринимателями - спрашиваем, чего не хватает, в чем нужна поддержка, какие есть идеи. К примеру, они говорят, что нужна помощь в приобретении оборудования для производства. Следующий круглый стол собираем с представителями лизинговых компаний, потом - с банками, далее с производителями оборудования. Примерно вырисовывается контур инструмента поддержки - компенсация авансового платежа по лизинговому договору. Затем идет обсуждение с сотрудниками департамента, организациями инфраструктуры, инвестиционным управлением и т.д. - откуда можно привлечь деньги. Через несколько дней появляется положение, подается заявка на конкурс на финансирование из федерального бюджета и т.д. Все инструменты поддержки, которые появились с прошлого года, разработаны именно так, с подачи бизнеса.

- Какие формы развития среднего бизнеса сегодня есть в программах департамента, в чем их особенность?

- В целом вся поддержка представлена в четырех направлениях. Во-первых, это подготовка, включая помощь в упаковке проектов, патентовании, прототипировании и т.д. Во-вторых, финансирование, создание возможностей для приобретения основных средств, кредитования или получения лизинга, пополнения оборотных средств или компенсации затрат. В-третьих, офисные и производственные помещения для размещения бизнеса, в том числе предоставляемые на льготных условиях (бизнес-инкубаторы, технопарки). В-четвертых, это программы развития - все, что необходимо сделать, чтобы бизнес рос, завоевывал новые рынки, кооперировался с другими предприятиями, выходил на экспорт. Для предприятий среднего бизнеса может быть актуально все, что связано с развитием инноваций - компенсация затрат на приобретение оборудования, защиту интеллектуальных прав собственности, венчурное финансирование или прямые инвестиции, а также продвижение, льготное участие в выставках, форумах, деловых миссиях в России и за рубежом, программах развития международной деятельности. Кроме того, если предприятие заинтересовано в привлечении инвестиций, но при этом переросло наши объемы государственной финансовой поддержки, можно помочь с привлечением дополнительных инвестиций: венчурные фонды, бизнес-ангелы, западные инвестиционные компании, IPO, банки, институты развития. Мы постарались выйти на взаимодействие и заключение соглашений с большинством этих организаций и готовы помогать продвигать проекты из Свердловской области.

Подготовила Ирина Перечнева

Средние набирают вес

Сергей ОбразБанки будут активнее бороться за компании среднего бизнеса, в том числе и быстрорастущие «газели», считает директор управления продаж и обслуживания клиентов и малого бизнеса Уральского банка Сбербанка России Сергей Образ.

- Сергей Петрович, как вы оцениваете текущую ситуацию на кредитном рынке?

- Наиболее сложным для банковского кредитования стал 2009 год. В период мирового экономического кризиса значительно сократилось количество функционирующих предприятий, инвестиционных программ, реализуемых потенциальными заемщиками, увеличились риски, что обусловило сжатие рынка кредитных продуктов.

Начиная с 2010 года, наблюдается незначительное оживление в экономике, предприятия постепенно выходят из кризиса, возобновляют реализацию инвестиционных программ. Как следствие, возрастает потребность в банковском инвестиционном кредитовании.

Однако сказать, что предприятия оправились от кризиса, я не могу. В этом вопросе мы можем оперировать данными Росстата по инвестициям в основной капитал. В третьем квартале 2009-го их объем на территории присутствия Уральского банка Сбербанка России составил 137,5 млрд рублей, из них 9,3 миллиарда -за счет инвестиционных кредитов нашего банка. Показатели третьего квартала 2010 года (более поздних статистических данных нет) - 122 и около 13 млрд рублей соответственно.

- Некоторые банки считают финансирование «газелей» слишком рискованным во многом из-за «безбашенности» их проектов. Какова ваша оценка этих компаний как заемщиков?

- Я лучше приведу цифры. Для Сбербанка средний бизнес - это компании с выручкой от 400 млн до 2,5 млрд рублей. И доля таких организаций на данный момент в кредитном портфеле нашего банка составляет 26%.

Возьмем рынок недвижимости. За последние шесть месяцев в сегменте финансирования строительных проектов принято 109 решений. Из них лишь шесть - по крупнейшим и крупным компаниям (сумма финансирования - около 5,5 млрд рублей), 103 - по средним предприятиям (сумма финансирования - около 16 млрд рублей).

Другой пример - сектор производства и переработки продуктов питания. За последние четыре месяца в этом сегменте мы приняли решения по 14 компаниям среднего сегмента с объемом инвестиционного финансирования около 3,7 млрд рублей.

На мой взгляд, в ближайшем будущем среди банков развернется борьба за компании среднего бизнеса, в особенности за «газелей». Конечно, любая быстрорастущая компания получить кредит не сможет, каждое предприятие будет рассматриваться индивидуально. Однако интерес к «газелям» очевиден. Даже если взять минимальную планку прироста выручки в 30% в год, то через пять лет объем реализации компании увеличится в 3,8 раза.

При этом средний бизнес в кризис оказался наиболее устойчив. Мы видели, что крупным закредитованным компаниям было очень тяжело, серьезные проблемы испытывал и малый бизнес. А многие активные, грамотно относящиеся к заимствованию средств предприятия достаточно успешно прошли 2008 - 2009 годы.

- Каковы, на ваш взгляд, приоритетные отрасли для банковских инвестиций в среднем бизнесе?

- Если рассматривать потребительский сектор, то это - производство пищевых продуктов и продуктов первой необходимости, коммерческая медицина, аптечные и торговые сети (в основном направленные на продажу продуктов питания, товаров повседневного спроса, парфюмерии и косметики). В промышленном секторе, на мой взгляд, предпочтение стоит отдавать жилищному строительству, средней и малой энергетике, ЖКХ (котельные, сети тепло-, водо- и газоснабжения, системы учета) .

- Почему именно эти отрасли?

- Выбор объясняется несколькими факторами: повышением спроса на товары и услуги в этих отраслях, курсом на импортозамещение. Кроме этого, для поддержки данных отраслей создаются федеральные и региональные инвестиционные институты (фонды ЖКХ, Роснано), разрабатываются госпрограммы («Здоровье», «Доступное и комфортное жилье», развития АПК, энергосбережения). В перечисленных отраслях промышленности велика изношенность фондов. Это означает, что в ближайшей перспективе на их обновление со стороны государства будут направляться внушительные средства.

Через эту призму рассмотрим те же сектора строительства и пищевой промышленности. У сегмента возведения жилья, на мой взгляд, есть четыре фактора, обуславливающие перспективность для банковского финансирования. Первый - стимулирование спроса со стороны государства: жилье для военнослужащих, работников бюджетной сферы. Второй - опережающий рост доходов населения (за 2010 год - около 13,7% по территориям присутствия Уральского банка Сбербанка России) по сравнению с темпами роста ВВП (около 4,7%). Третий фактор - возвращение крупнейших банков на рынок ипотечного кредитования с более мягкими условиями и низкими ставками. Наконец, четвертый - в кризис отрасль очистилась от неэффективных игроков.

Для сектора пищевой промышленности факторы в принципе аналогичны. Это рост цен на продовольствие и продукты сельхозпереработки в России и в мире (по территориям, на которых работает Уральский банк Сбербанка России, индекс потребительских цен прирос на 14,3%). Кроме того, у сегмента есть высокий потенциал импортозамещения. Сегодня, например, 40 - 50% мяса крупного рогатого скота и свинины импортируется. Также для данного рынка характерна поддержка со стороны государства: субсидии, компенсации процентной ставки по кредитам, льготное налогообложение (платится единый налог на сельхозпроизводителя). Кроме того, в сегменте высока вероятность слияний и поглощений, приватизация ряда государственных сельхозпроизводителей.

Подготовил Сергей Ермак

Оксана ЛогиноваГлобальный издатель игр для соцсетей i-Jet Media. Коммерческий директор компании Оксана Логинова:

- Думаю, наш рост обусловлен четырьмя факторами. Первый - постоянное движение вперед. Мы никогда не останавливались. Даже в те моменты, когда наши сотрудники зарабатывали в месяц на бутылку пива, драйв и желание заниматься бизнесом не пропадали. Не остановились мы, и когда добились первого серьезного успеха с «Веселым фермером» в России. Мы обратили внимание на другие развивающиеся страны и соцсети. В 2009 году у нас было около 6 млн пользователей, мы присутствовали в одной сети «В контакте». В 2010-м активная абонентская база удвоилась, количество сетей выросло до двух десятков по всему миру. Второй фактор - действовать на опережение, моделировать бизнес на несколько лет вперед: наш успех в России был предопределен тем, что мы раньше других перенесли на отечественный рынок американский опыт. Третий - ориентация на глобальный рынок. Четвертый фактор - внимание к деталям: изначально мы относились ко всем социальным сетям одинаково, но потом поняли, что они разные. Есть открытые, как «В контакте», есть профессиональные, специализированные. И с ними необходимо работать по-разному. Последний, но один из самых важных факторов - продукт. Мы обладаем уникальной платформой, которая позволяет разработчикам игр мгновенно издать свой продукт во всех популярных соцсетях (подробнее об истории успеха i-Jet Media см. «Игрушечный миллиард», «Э-У» № 1 от 27.12.10).

Ярослав ШиколевКомпания Mirex, первый и единственный успешный проект производства записываемых оптических носителей на российском ИТ-рынке. Генеральный директор Ярослав Шиколев:

- Наша компания основана на базе Уральского электронного завода в 2003 году. Первоначальные мощности составляли 400 тыс. дисков в месяц. Пиковым для нас был 2009 год: мы выпустили более 80 млн дисков. Теперь этот рынок сокращается (падение продаж в 2010-м - 20%), мы работаем в умирающем сегменте и в совершенно неразвитой отрасли производства ИТ-оборудования. Отстаем от Запада не на 5 - 10, а на 50 лет: у нас нет своего процессора, нет карт памяти, видеокарт и т.д. Все это понимают, и мы бы с удовольствием таким производством занялись. Но без господдержки это невозможно. Диски умирают, нужно выпускать флэш-носители. Однако такой завод будет стоить 5 - 6 млрд долларов. Ни один средний бизнес самостоятельно подобный проект не проинвестирует. Кроме того, нужны поставщики компонентов, а их в России нет. Мы уже почти десять лет делаем диски и 90% комплектующих покупаем за рубежом. Даже простейший поликарбонат, краска для дисков в России не производятся.

«Газелью» нам удалось стать благодаря двум факторам - локализации и специализации. Мы сосредоточились исключительно на дисках и организовали производство в России. Плюс - налаженные контакты с крупными сетями: доля того же «Ашана» у нас составляла раньше 5% продаж, сейчас 50%. Наш план на ближайшее будущее - продолжать работать на рынке компакт-дисков. Здесь еще есть чем поживиться. Только за прошлый год с рынка ушло пять заводов. Но мы понимаем, что так не выживем, и начинаем развивать производство носителей флэш-памяти.

Александр Трахтенберг

Компания-грузоперевозчик «Лорри». Заместитель генерального директора по стратегическому развитию Александр Трахтенберг:

- За пять-шесть лет нам удалось вырасти из компании, каких тысячи, в лидера рынка автомобильных грузоперевозок страны. Краеугольные камни нашего роста - жесткая отработка технологий перевозки и работы с клиентами. Есть еще несколько элементов. Прежде всего у нас абсолютно каждое движение автомобиля приносит прибыль. Во многом это связано с технологией внедрения навигационной системы, а также подготовкой кадров: мы сами воспитываем водителей - они знают, что у «Лорри» украсть невозможно. Следующий момент - рыночная репутация. Фактор, который с ней связан, - формирование партнерских отношений с брендовыми клиентами, у нас таких три-пять. И это работает на наш имидж.

Также среднему бизнесу необходимо ориентироваться на завоевание новых рынков. У нас уже есть офисы в девяти регионах. Планируем открыть филиалы во всех городах страны с населением больше 500 тыс. человек. Так мы решаем задачу набора клиентской базы и водителей.

Что касается будущего стратегии, то, мне кажется, что для средних компаний оно лежит в плоскости взаимодействия с государством. Пример из нашей отрасли - создание в Екатеринбурге транспортно-логистического хаба. Всем понятно, что это увеличение объема бизнеса, новые рынки и т.д. Но правительство пока в данном направлении не движется или движется очень медленно. На мой взгляд, региональные власти должны прийти к практике, когда средний бизнес участвует в формировании единых правил игры.

В подготовке исследования и публикации принимал участие Павел Кузнецов 

Комментарии

Материалы по теме

Прожорливые старушки

Учиться не дышать

Берем числом

СОБЫТИЯ - 2010

АМУРские волны

Осторожно и без оптимизма

 

comments powered by Disqus