Люди не идиоты

Люди не идиоты Чтобы оживить рынок труда, нужно не только упрощать въезд и трудоустройство для иностранных работников, но и стимулировать внутреннюю миграцию, причем не популистскими, а реальными мерами.

Федеральная миграционная служба (ФМС) предложила отменить квоты на иностранную рабочую силу: ведомство ратует за новые механизмы набора гастарбайтеров. Сейчас потребность в рабочих руках из зарубежья рассчитывается на основе заявок работодателей, квоты устанавливают на год и распределяют по регионам. Один из главных недостатков механизма - длительный период планирования. Предпринимателям сложно определить потребность в рабсиле на год вперед (заявка на следующий год формируется весной нынешнего года), особенно если они участвуют в тендерах или их бизнес носит сезонный характер. Механизм корректировки квоты не позволяет действовать гибко и оперативно. На этот год квота определена в размере 1,74 млн человек: на 200 тыс. меньше, чем в 2010 году. При этом эксперты полагают, что в России трудятся более 5 млн мигрантов-нелегалов.

Отмена квотирования (вероятно, эта мера войдет в новую концепцию миграционной политики, которую ФМС разрабатывает с Минздравсоцразвития) позволит легализовать незаконно работающих мигрантов и облегчит жизнь предпринимателям. Но это с одной стороны. А с другой - некоторые эксперты, например президент фонда «Миграция XXI век» Вячеслав Поставнин, полагают, что без квот возникнет серьезное давление на рынок труда и даже угроза национальной безопасности. «Дальний Восток в одночасье может заполниться китайцами, которые приедут в качестве гастарбайтеров, - считает Поставнин. - Нужно просто изменить механизм квотирования, сделать его адекватным, а главное - не коррупционным». Против отмены квотирования выступают и профсоюзы: при высоком уровне безработицы в России такие меры опасны. Им возражают: мигранты занимают те места, от которых россияне отказываются.

Пока идет дискуссия, вводятся новые механизмы привлечения иностранцев: с июля 2010 года заработают патентная система для работников, приезжающих для трудоустройства у физического лица, и приглашения высококвалифицированных специалистов, на которых квоты не распространяются. Еще одно предложение от ФМС - отменить разрешения на временное проживание и сразу давать вид на жительство при условии, что мигрант пройдет некий квалификационный экзамен, в том числе на знание русского языка. Оценивать пригодность гастарбайтера будут баллами (как в Великобритании, где предусмотрено пять категорий мигрантов от высококвалифицированных специалистов до временных работников), но систему оценки еще предстоит разработать. И сторонники, и противники изменений миграционной политики признают, что российским трудовым ресурсам нужны дополнительные меры защиты от более дешевой иностранной рабочей силы.

Никита МкртчянО проблемах миграции - как внешней, так и внутренней - мы говорим с ведущим научным сотрудником Института демографии НИУ ВШЭ Никитой Мкртчяном.

Мышление аутсайдера

- Никита Владимирович, как вы относитесь к предложениям ФМС?

- Служба предлагает совершенствовать привлечение иностранной рабочей силы: квоты были введены в 2007 году в пакете с серьезными мерами, упрощающими сам порядок законного, подчеркиваю - законного - привлечения иностранцев. Эти меры позволили вывести из тени более миллиона мигрантов, увеличить долю легально работающих с 10 - 15% до 35 - 40%. Это большой успех для нашей страны с ее немалой долей теневой экономики и распространенностью серых схем занятости.

Квотирование, на мой взгляд, не выполняет ни одной из функций, на него возложенных. Оно не защищает национальный рынок труда, потому что все те, кто не вписываются в квоту, пополняют ряды нелегалов - самой бесправной, низкооплачиваемой, а следовательно, самой привлекательной для бизнеса рабочей силы, де-факто присутствующей на рынке. Механизм квотирования не улучшает наши представления о потребности в работниках, так как к заявочной кампании допущены далеко не все его акторы даже среди крупных и средних предприятий, что уж говорить о малом бизнесе. Наконец, сам механизм определения квоты неповоротлив, что, в частности, доказал 2008 год, когда была принята квота на привлечение почти 4 млн человек и почти сразу же сокращена вдвое, без учета ситуации в конкретных регионах.

Динамика внутренней миграции в России

Механизм получения разрешений на временное пребывание создает ненужные препоны для законопослушных людей к законному долговременному пребыванию на территории страны, причем продуцирует коррупцию. Так и в ФМС считают, и наши исследования это подтверждают. Что, например, означает квота на выдачу разрешений на временное проживание в Москве и Санкт-Петербурге на 2 тыс. человек в год? Невозможность решения вопроса законно, без использования коррупционных схем. Безусловно, сплеча рубить не будут, так как в его отсутствие многие проблемы пребывания иностранцев на территории России «повисают в воздухе», но менять ситуацию нужно. Однако если о необходимости отходить от квотирования кричали все - и предприниматели, и эксперты, причем независимо от степени их радикальности, то идея отмены разрешений на временное проживание - это самостоятельная инициатива ФМС. Надеюсь, отмена квот и разрешений не произойдет без разработки более совершенных и транспарентных механизмов государственного регулирования привлечения и пребывания иностранцев в России.

- Будут ли полезны патентная система и приглашение высококвалифицированных специалистов, на которых не распространяются квоты?

- Пока новые механизмы проходят апробацию, об итогах их введения говорить трудно. Патенты в принципе работают, но не так эффективно, как рассчитывала ФМС. Пока их приобретает незначительная доля мигрантов, занятых у частных лиц. Тысяча рублей - значимая сумма для этих людей. Многие не хотят покупать патент, думают, пронесет. Особенно это касается наиболее близких соседей - украинцев, к которым наши правоохранители лояльнее.

Что касается высококвалифицированных специалистов, то власти по линии миграции сделали, наверное, все от них зависящее. Но проблема в том, что только одними упрощениями профессионалов в страну не заманить. Россия - аутсайдер на мировом рынке квалифицированного труда.

- В 2011 году предполагается выдать меньше разрешений на работу для иностранцев, чем в 2010-м. Чем вызвано снижение размера квоты?

- Ничем, точнее, несовершенством механизма определения потребности в привлечении иностранных работников. Москва последовательно снижает квоты на привлечение иностранной рабочей силы, но это ведет к тому, что растет нелегальная составляющая миграции и поднимается цена вопроса получения разрешения. А снижение квот преподносится как не­усыпная забота региональных и федеральных властей и профсоюзов о российских работниках, об ограждении их от конкуренции с иностранцами. Хотя для этого в российском законодательстве уже имеется много других средств, включая проверки и штрафы. Такие декларативные меры удобны, так как позволяют выпускать пар, вместо того чтобы заниматься реально важными делами - созданием хороших рабочих мест, поддержкой бизнеса, в том числе малого и среднего, который эти места создает.

- Есть ли у вас цифры по уровню востребованности российским рынком труда иностранных работников?

- Иностранных работников нужно столько, сколько их на рынке присутствует, если суммировать легальный и нелегальный сегмент. Большинство трудовых мигрантов едут на готовое рабочее место, по предварительной договоренности с работодателем или его посредником - «бригадиром». Мало таких, кто будет покупать дорогой билет, например, из Таджикистана, собирать по родственникам деньги без уверенности в том, что он найдет работу. Жить в России дорого, и это все понимают. Лучше представляют себе ситуацию те, кто приезжает в Россию не впервые, у кого есть востребованная специальность. Сейчас в регионах оживают стройки, видимо, в новый сезон работников потребуется больше.

«Насточертело»

- Как оживить внутреннюю миграцию - направить трудовые потоки туда, где они действительно необходимы? Смогут ли изменить ситуацию поправки в закон «О занятости населения в РФ», подготовленные Минздравсоцразвития? Проект предполагает, что переселенцы не только получат компенсацию расходов на переезд, но и единовременное денежное пособие...

- Я скептически отношусь к попыткам Минздравсоцразвития расшевелить внутреннюю миграцию путем организованных переселений. Мы очень мало знаем о том, какова реальная внутренняя миграция в России, учитывая то, что статистика фиксирует только те перемещения, которые сопровождаются сменой места постоянного жительства. Вся миграция, которая сопровождается получением регистрации по месту пребывания на срок до года, и гораздо более распространенная миграция без регистрации невидима для госструктур. Пойдите в любую организацию или на предприятие - там масса внутренних мигрантов, которые годами трудятся вне места постоянной прописки без всякого содействия Минздравсоцразвития.

Что удерживает людей от миграции в другие города, регионы? Прежде всего дороговизна жилья, точнее - недостаток заработка для аренды нормального (даже по убогим российским меркам) жилья или возможности накопить на его приобретение. Если едет в крупный город семья из двух человек, то один из них вынужден почти полностью работать на жилье. Что с этим может поделать Минздравсоцразвития? Давать подъемные в миллион-полтора в качестве первого взноса на приобретение жилья? Компенсировать аренду жилья? Нет у него таких средств. Мало кто знает, что в России продолжается работа по содействию сельхозпереселению. Так вот, ежегодно в нем принимают участие 1,5 - 2 тыс. человек на всю страну. Это капля в море. Люди же не идиоты. Из сельской местности ежегодно уезжают сотни тысяч человек, а была бы возможность, уехали бы больше. Как сказал мне один рабочий на стройке в Екатеринбурге, выходец из села Курганской области: «Насточертело...». Мне это запомнилось потому, что так часто мой дед говорил, кстати, тоже мигрант из маленькой деревни в Тульской области.

- Какие факторы влияют на внутреннюю миграцию? В какие регионы направляются трудовые мигранты? Каковы их мотивы?

- О внутренней миграции сейчас известно меньше, чем о миграции иностранцев: там есть хоть какой-то учет и контроль, кроме того, данные стран-доноров, исследования зарубежных коллег. Мигранты едут в крупные города, где есть нормальная работа. Народ постепенно стекается из азиатской в европейскую часть страны, из восточных регионов в более западные. Кстати, недавно опубликованные первые итоги переписи по Свердловской области показали, что даже этот экономически успешный регион не удерживает население. И это несмотря на то, что Екатеринбург предоставляет много возможностей в сравнении с другими городами Урала. Но есть Москва, есть Питер, есть другие страны.

Существуют разные стратегии трудовой миграции. Например, человек работает в городе, расположенном недалеко от дома: часто это региональная столица, соседний регион. Он 20 дней работает, а десять дней дома - отдыхает, решает бытовые вопросы, общается с семьей. Для него важно быть все время рядом с родными. Есть и такие, кто ездит на работу в еженедельном ритме. Другой путь - переезд далеко, за тысячи километров, откуда к родне можно съездить раз-два в году. Такой человек может посылать родным деньги, но он практически порывает со своим домом, чаще всего настроен закрепиться на новом месте жительства.

Для этих людей значимы разные факторы миграции, они по-разному относятся к работе, к окружающей их обстановке, к социально-бытовым условиям.

- Как повысить эффективность регулирования процессов формирования и использования трудовых ресурсов?

- На эту тему можно десять докторских диссертаций написать, и все равно ничего не изменится. Мне представляется, что главное - перестать относиться к человеку как к трудовому ресурсу, который можно направить «куда нужно». Наши управляющие структуры очень мало могут реально делать, особенно если их представления об эффективности отличаются от представлений людей - как предпринимателей, так и самих работников.

Дополнительные материалы:

Точка притяжения

Региональные центры пока не могут конкурировать с Москвой за внутренние трудовые ресурсы.

Рекрутинговый портал Superjob.ru провел исследование, чтобы выяснить, жители каких региональных центров наиболее расположены к переезду в поисках новой работы и столицы каких субъектов РФ готовы принимать на работу иногородних. Основой для анализа стали резюме соискателей, постоянно проживающих в городах-миллионниках, и вакансии компаний-работодателей. По данным четвертого квартала 2010 года, количество резюме с отметкой «Готов переехать в другой город» составляет 17% от общего количества резюме (более 1 млн человек), что на 2 п.п. выше, чем в прошлом году. В свою очередь 63% вакансий, размещенных в базе портала, содержат пометку «Рассматриваются соискатели из других городов». Для посткризисного периода характерна значительная «оттепель» в отношении работодателей к иногородним соискателям: число вакансий, не исключающих приема на работу кандидатов из других регионов, увеличилось в несколько раз.

Таблица. Административные центры готовы принимать на работу жителей других регионов

Города Доля вакансий с отметкой
«Рассматриваются соискатели
из других городов» от
совокупности вакансий
компаний-работодателей,
размещенных в базе
портала Superjob.ru, в %
Доля резюме с отметкой
«Готов к переезду в другой
город» от совокупности
резюме жителей, размещенных в
базе портала Superjob.ru, в %
Москва 64 8
Санкт-Петербург 50 9
Новосибирск 61 26
Екатеринбург 60 22
Нижний Новгород 45 14
Самара 48 20
Омск 70 39
Казань 49 15
Челябинск 67 34
Ростов-на-Дону 61 16
Уфа 50 18
Источник: Superjob.ru 

Московские работодатели, несмотря на призыв нового мэра Москвы Сергея Собянина предоставлять рабочие места в столице в первую очередь ее жителям, не спешат отказываться от услуг иногородних работников: их ждут на вакансии рабочих, специалистов в сфере промышленности, работников сферы обслуживания. Челябинску принадлежит второе место среди городов Урала по числу резюме соискателей, содержащих отметку о согласии на переезд (34%). Вакансий, где рассматриваются иногородние соискатели, 67% ). В Екатеринбурге количество резюме соискателей, выражающих готовность к переезду, составляет 22%. Число вакансий, открытых не только для жителей столицы Урала, но и для приезжих, достигает 60%. Уехать из Екатеринбурга ради новой работы прежде всего готовы специалисты в сфере стратегического развития и консалтинга, работники промышленности и производства. В Уфе готовы искать работу в других территориях 18% отправивших резюме. Отсутствие у кандидатов уфимской прописки допускает каждая вторая вакансия.

Президент Superjob.ru Алексей Захаров подчеркивает, что цифры, характеризующие предрасположенность населения к внутренней миграции в конце 2010 года, актуальны и сегодня. По его словам, наиболее мобильной категорией соискателей являются люди в возрасте 20 - 29 лет, они составляют 50 - 60% (в зависимости от региона) соискателей, готовых к переезду. 27 - 33% приходится на возрастную группу 30 - 39 лет.

В исследовании подчеркивается, что возможностей найти работу в столице больше, чем в любом другом городе страны, поэтому сюда и направлены основные миграционные потоки.

Основной причиной поиска работы экономически активных россиян является «стремление к увеличению уровня дохода»: ее отметили 42% опрошенных порталом респондентов. По мнению Алексея Захарова, пока уровень зарплат в Москве будет значительно превышать общероссийский, пока не будет создано достаточное количество рабочих мест на местах (в первую очередь в небольших городах), столица останется главной точкой притяжения.

Подготовил Артем Коваленко

Комментарии

Материалы по теме

Люблю, но покидаю

Вписаться в поворот

Точки на полях

Заведомо худшие условия

Первый срез

О неравномерном распределении

 

comments powered by Disqus