2007: Первый звонок

2007: Первый звонок Вдохновленный безудержным ростом экономики бизнес не замечает опасности. Между тем первые «звоночки» уже звучат. Те, кто их не услышал, через год многое потеряют. А пока решимость, настойчивость и принципиальность демонстрируют власть, бизнес и обычные граждане.

Макси-идея на мини-деньгах

Почти два года Урал восхищался идеей предпринимателя Николая Максимова, начавшего с нуля строительство металлургических мини-заводов. Бизнесмен взялся за грандиозный проект, рассчитывая к 2012 году выплавлять 12,5 тонн стали в год. Перспектива была такой красивой: «Крупные холдинги лишь модернизируют производ­ство, а я сразу создаю новые технологии». Пикантность ситуации придавал тот факт, что строительство шло в основном на заемные деньги. Но рынок верил, и это позволяло Максимову рефинансировать ранее взятые кредиты и займы как в банках, так и на публичном рынке заимствований.

Возможно, мы действительно получили бы революцию в металлургии. Но помешал кризис ликвидности, грянувший летом 2007 года. Банки в срочном порядке начали перетряхивать кредитные портфели и повышать ставки по уже действующим договорам. Отказ нескольких крупных банков в рефинансировании - и Максимов не смог обслуживать долги, которые к тому времени превысили 1 млрд долларов. В арбитражный суд посыпались иски от поставщиков, требовавших взыскания задолженности, а основное действующее производство - Нижнесергинский метизно-металлургический завод - оказалось под угрозой остановки.

Максимов пытался решить проблему с помощью поддержки власти, даже обратился через СМИ к президенту страны. Тщетно. Тогда он принял сложное для себя решение продать контрольный пакет холдинга «Макси-Групп» собственнику Новолипецкого меткомбината Владимиру Лисину (см. «Инвестора меняют», «Э-У» № 45 от 03.12.07). Рынок негативно отнесся к сделке. Вердикт был однозначен: предприниматель переоценил свои возможности и не справился с задачей. «Сложно судить о том, можно ли было выйти из ситуации с меньшими потерями. Сравнивать не с чем: в российской металлургии бизнес-стратегия Максимова аналогов не имеет» - сделали мы тогда вывод («Раз - и отмерь», «Э-У» № 48 от 24.12.07).

Уже через год многие осуждающие стратегию Максимова сами оказались в аналогичной ситуации: банкротства компаний из-за высокой долговой нагрузки и резкого роста стоимости кредитных денег посыпались один за другим.

Фиксатор прибыли

Такая судьба постигла в основном тех, кто не учел уроки короткого, но показательного кризиса ликвидности 2007 года. Между тем наиболее прозорливые сообразили: пора фиксировать прибыль. В 2007 году известный в регионе предприниматель Борис Шиманович показал всему рынку, как надо грамотно выходить из дела, даже если отдал ему годы.

Компания «Корус АКС», созданная им в начале 90-х, выросла в крупнейшего на Урале системного интегратора. Известие о том, что пионер рынка продан федеральной ИТ-структуре «Ланит», стало сенсацией. В том, что экспансия крупных игроков в регионы неизбежна, не сомневался никто. Но немногие могли представить, что начнется она с приобретения флагмана уральского ИТ-бизнеса.

Борис Шиманович принял историческое и весьма актуальное решение. Консолидация активов в промышленности, в банковском деле, продуктовом ритейле требовала новых масштабных ИТ-решений, и он понимал, что разработать их способны только большие холдинги с серьезным бюджетом. Почему «Корус АКС» оказался продан первым? «Потому что Шиманович лучше остальных был готов к поглощению: он заранее структурировал компанию», - такой ответ давали нам его конкуренты. Сам Борис Шиманович счел сделку своего рода элементом фиксации прибыли: «Это не подтверждение того, что региональный системный интегратор не в состоянии конкурировать с московскими «акулами». У меня было несколько вариантов: региональная экспансия, выход в центр к федеральным заказчикам и большим деньгам, специализация. Любой требовал от меня как собственника много сил, но гарантировал 100% успеха... Мне уже немало лет, и я посчитал, что времени может не хватить. Поэтому для меня это не что иное, как закрепление результата деятельности», - подвел итог предприниматель («Раз - и отмерь», «Э-У» № 48 от 24.12.07).

Сделка «Ланита» и «Коруса» положила начало экспансии путем поглощений региональных компаний: федеральный оператор «Комстар-ОТС» приобрел «Уральскую телефонную компанию», ГК «Акадо» купила одного из крупнейших провайдеров Екатеринбурга «Олимпус НСП», «Голден Телеком» - тюменского провайдера «Комтел», федеральный холдинг Leta IT-company - контрольный пакет акций одного из ведущих уральских интеграторов ГК АСК, а федеральная группа компаний Verysell - крупного челябинского системного интегратора ЗАО «Астра СТ».

Разделяй и властвуй

Принятие решения - неоднозначного, непопулярного, вопреки очевидным обстоятельствам и советам профессиональных консультантов - становится основой успеха не только в бизнесе, но и в политике. Таким оказалось решение губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя о смене состава областного кабинета министров, который служил ему верой и правдой более десяти лет.

В соседних областях и республиках по коридорам власти давно и уверенно шагали люди с философией менеджеров, а на Среднем Урале экономические решения принимали чиновники - хорошие профессионалы с большим опытом аппаратной работы, но ментальностью 90-х годов. Большинство наблюдателей связывали появление менеджеров новой формации с уходом Росселя. Но свердловский губернатор в очередной раз проявил политическую прозорливость.

Формальным поводом для ротации стало состояние здоровья председателя правительства Свердловской области Алексея Воробьева. Однако назначение 42-летнего Виктора Кокшарова, занимающего должность министра международных и внешнеэкономических связей, оказалось полной неожиданностью. В ответ громко хлопнула дверью министр экономики и труда Галина Ковалева («Следом за премьером», см. «Э-У» № 29 от 13.07.07). Политическая элита все лето гадала: кто займет кресло второго человека в кабинете министров? Варианты рассматривались разные, не угадал никто. В октябре 2007 года Россель назначил на эту должность 33-летнего Михаила Максимова, который четыре года руководил аэропортом Кольцово. Затем директор медицинской страховой компании Владимир Климин сменил еще одного ветерана - министра здравоохранения Михаила Скляра.

Таких молодых чиновников из бизнеса свердловский Белый дом еще не знал. Предельно четко разделив полномочия (политика одним, экономика другим), Россель дал молодым чиновникам шанс проявить себя в качестве менеджеров новой волны.

Сельский пират

В начале 2007 года в Верещагинском районном суде Пермского края началось прогремевшее на всю страну слушание дела о компьютерном пиратстве в России. Правоохранительные органы обвинили директора Селычевской сельской школы Александра Поносова в нарушении авторских прав. По версии следствия, он приобрел для школы 12 компьютеров, оснащенных нелицензионной версией операционной системы Windows, и использовал программы с преступным умыслом. Ущерб, нанесенный правообладателю - компании Microsoft, оценивался в 266 тыс. рублей.

В ходе процесса представители Microsoft предлагали Поносову пойти на мировую: он приносит компании извинения, правообладатель отказывается от претензий и ходатайствует о прекращении дела. Но директор не стал мириться. Педагог настаивал на невиновности и обращал внимание следствия: он не знал, что программное обеспечение нелицензионное. Судить нужно постав­щиков компьютеров, а не их покупателя.

Дело вызвало большой резонанс. Ученики сельской школы пикетировали здание суда. Президент России Владимир Путин назвал суд над Поносовым «чушью собачьей», глава Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам Борис Симонов - «явным перегибом». Первый и последний президент СССР Михаил Горбачев даже обратился с открытым письмом к основателю корпорации Microsoft Биллу Гейтсу с просьбой отозвать претензии к школьному директору. Для прессы «дело Поносова» послужило толчком к освещению этой темы: журналисты выискивали курьезные факты - прокуратура выявляла нарушения авторских прав ИТ-гигантов то на фабрике в челябинской глубинке, то дома у 77-летнего пенсионера.

Первое решение по делу Поносова было вынесено 16 февраля 2007 года: суд постановил закрыть его из-за незначительности причиненного ущерба. Приговор был обжалован обеими сторонами. Александр Поносов не мог смириться с тем, что с него не сняли обвинение, а прокуратура - с тем, что директор школы остался безнаказанным.

В мае суд пересмотрел дело. Решение оказалось для Поносова еще менее приемлемым: его приговорили к штрафу в 5 тыс. рублей. После этого директор школы подал кассацию в Пермский окружной суд и жалобу в Верховный суд РФ. Первая инстанция оставила приговор в силе. Но вторая в ноябре 2008-го признала жалобу обоснованной.

В итоге в декабре 2008-го президиум краевого суда оправдал его из-за отсутствия состава преступления, в июле 2009-го Верещагинский районный суд вынес постановление о взыскании с Минфина России 75 тыс. рублей в счет возмещения материального вреда и судебных издержек. А 9 сентября суд удовлетворил иск Поносова о возмещении морального вреда в объеме 250 тыс. рублей (см. «Как учитель прокуратуру и Microsoft победил», «Э-У» № 48 от 14.12.09).

Поносов не только безоговорочно победил, но и стал на несколько лет одним из самых видных российских пропагандистов использования свободного софта. Теперь в селычевской школе стоит Linux.

PriceWaterhousCoopers

ЭХО-Москвы 

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus