Рубль — раз, рубль — два

Рубль — раз, рубль — два

Профессиональные кадрыВ конце апреля государственный Центр стратегических разработок (ЦСР) при президенте Республики Башкортостан, Уфимская государственная академия экономики и сервиса, а также Ассоциация организаций предпринимательства республики подписали соглашение о сотрудничестве в создании туристического кластера (группы взаимосвязанных компаний). Как уже рассказывал «Э-У», правительство республики взялось за развитие внутреннего туризма (см. «Туристов — на зону», «Э-У» № 8 от 26.02.07), намереваясь сделать из отрасли серьезный источник пополнения бюджета. Проект создания туристической зоны международного уровня на территории Башкирии оценивается в 60 млрд рублей: они пойдут на строительство спортивных сооружений, недвижимости, инфраструктуры. Поскольку только новыми стенами искушенного туриста не привлечь, к кластеру подключается высшее учебное заведение: оно будет готовить специалистов. 

Кластерный подход в республике стремятся внедрить не только в туристическом бизнесе. Это — одна из составляющих объявленной в этом году политики привлечения инвестиций.

Открой окно

Внешние инвесторы сегодня нужны всем субъектам федерации: за них борются, для них создают условия, пытаются придумывать пиаркомпании. Свердловская область, к примеру, делает ставку на организацию консульской инфраструктуры. В Тюмени строят технопарк с комплексной поддержкой всех стадий инновационного процесса. Власти Пермского края, пытаясь уменьшить издержки бизнеса, пошли на снижение ставки налога на прибыль, зачисляемой в региональный бюджет.

Башкирия — регион промышленно развитый и одновременно информационно закрытый: стороннему инвестору сложно разобраться в системе иерархии власти, особенностях ведения бизнеса, связанных в том числе и с национальными традициями. Пока своих ресурсов хватало, такая ситуация устраивала и политическую, и бизнесэлиту республики. Теперь, очевидно, внутренние источники роста исчерпаны. Как признался на прошедшем недавно в Уфе форуме «Предпринимательство и инвестиции — современные факторы развития региона» руководитель администрации президента Республики Башкортостан Радий Хабиров, «у нас надежная кредитная история, конкурентоспособная промышленная инфраструктура, но не хватает ресурсов для эффективного использования этого потенциала».

Проблемы, с которыми сталкиваются инвесторы-инорегионалы, в общем, одинаковы по всей стране. «Это большие сроки согласования разрешительных документов, административные барьеры, низкий уровень организации информационных и консалтинговых услуг сторонним инвесторам, неунифицированный порядок сбора информации о привлеченных средствах», — перечисляет Радий Хабиров.

Как видно, по большому счету трудности связаны с бюрократическими препонами на стадии вхождения на рынок. Задача каждого региона — убедить инвесторов в том, что барьеры будут сняты, причем сняты системно. Власти Башкирии тоже обещают: в республике вскоре заработает механизм одного окна, который позволит в автоматическом режиме проводить все процедуры и согласования. 

— Башкортостан с точки зрения бизнеса регион интересный, и мы приветствуем попытки сделать правила игры прозрачными. Если привлекать инвесторов действительно по международным правилам, наверное, нужно постепенно отказываться от практики работы по индивидуальным соглашениям. Лучший способ демонстрации открытости — переход на методы отбора партнеров с помощью открытых тендеров, — считает директор по развитию челябинской компании ЮжУралхлебторг Татьяна Гудошникова.

Однако привлечь инвестора — полдела, необходимо, чтобы его капитал в другом регионе приносил ему прибыль. А это напрямую связано не только с промышленным потенциалом, но и с уровнем развития малого предпринимательства, убежден  руководитель ЦСР Андрей Назаров. Именно эта идея заложена в основу концепции инвестиционной стратегии на 2008 — 2020 годы, разработанной центром. Андрей Назаров объясняет необходимость такого подхода:  

— Допустим, в регион в качестве стратегического инвестора приходит мощная корпорация. С кем ей приходится контактировать помимо государственных органов? С частным бизнесом. Начинается все с набора персонала: как показывает практика, более половины работников, которые устраиваются в новые компании, приходят из сферы предпринимательства. От взаимодействия с частными торговыми структурами, оптовыми и розничными, зависит успешный сбыт продукции инвестора. Развитостью малого бизнеса определяется даже покупательная способность в регионе. Наконец, именно частный предприниматель будет при реализации инвестпроекта участвовать в строительстве дорог, обслуживании коммуникаций, стоянок и заправок. Получается, что если в регионе слабое предпринимательство, у крупных компаний вырастают издержки, что ставит под угрозу реализацию инвестиционных проектов.

Как перевести «кластер»

Стратегия развития предпринимательства включает стандартный набор механизмов — субсидирование ставок по кредитам, создание бизнесинкубаторов, венчурных фондов. Отличия — в тактике.

— Для финансирования проектов мы активно участвуем в федеральных программах, где действует принцип: на каждый рубль из бюджета субъекта выделяется рубль из федерального. На днях такой конкурс уже выиграли два бизнесинкубатора, до конца года будет подана заявка на финансирование по аналогичной схеме венчурного фонда, — докладывает заместитель министра внешнеэкономических связей, торговли и предпринимательства Айдар Халилов

По его словам, эти меры позволят к 2010 году увеличить количество субъектов малого предпринимательства на 40%, а долю малого бизнеса в ВРП — в два раза.

Произойдет это в том числе и благодаря применению кластерного подхода. Борис Бондаренко, председатель Торговопромышленной палаты республики, показывает, как с помощью этого механизма можно использовать имеющийся потенциал: 

— Многие крупные компании еще не научились доводить продукцию до конечного передела. К примеру, у нас много производств по разливу воды, а компоненты для ее упаковки поступают из Казани, Екатеринбурга, Москвы. Хотя у нас своя развитая нефтехимическая промышленность. Вот и надо вокруг крупных производств создавать кластеры, вовлекая малый бизнес в производство необходимых компонентов.

В мировой практике кластерный подход становится все более популярным. Как правило, кластер объединяет крупные экспортноориентированные компании, мелких поставщиков и инфраструктурные объекты. Успешное развитие кластеров возможно при наличии двух условий — финансовых ресурсов и согласованных действий федеральных и региональных властей. Ни того, ни другого в России пока нет. На федеральном уровне, а именно в кабинетах Минэкономразвития, предпринимаются попытки создать концепцию развития кластеров, однако пока у нее больше противников, чем сторонников. Среди профессионалов нет общего понимания, что такое кластер, этот инструмент нередко путают с особыми экономическими зонами и даже холдинговыми структурами.

Рамил Субханкулов, руководитель отделения ОПОРЫ России в Республике Башкортостан, считает, что для начала в нашей экономической науке необходимо ввести определение кластера: «Нужна ясность, какая модель кластерной политики приемлема для России, каковы конкретные методики выявления кластеров, оценки конкурентоспособности регионов. Следует ввести систему стимулирования регионов, проявляющих активность». 

Участники форума в итоговое решение включили пункт: обратиться к Госдуме России с тем, чтобы принять законопроект «О принципах создания и развития экономических кластеров в Российской Федерации». А пока в рамках республики в течение этого года утвердить свой, республиканский закон о развитии экономических кластеров. 

Попытки Башкортостана выстроить свою модель привлечения внешних ресурсов, на наш взгляд, заслуживают внимания. Еще полгода назад, анализируя итоги конференции «Инвестиционные проекты Большого Урала» (см. «Кооператив “Большой Урал”», «Э-У» № 44 от 27.11.06), мы констатировали: старопромышленные регионы Урала, в отличие от районов в европейской части, мыслят «социалистическими схемами развития производительных сил», а не рыночными проектами. Появление нового инструментария, пусть пока спорного, говорит о том, что ситуация наконец начинает меняться. Да, амбиции региональных лидеров никуда не делись, соперничество субъектов федерации попрежнему сильно. Но факт налицо: экономический сепаратизм окончательно отошел в прошлое. Максимальная открытость, создание условий для работы инвесторов из соседних субъектов, внятная инвестиционная стратегия, забота об общем имидже региона переходят из разряда лозунгов в практическую плоскость.

Комментарии

Материалы по теме

Про щук и карасей

Кооператив «Большой Урал»

Комплексный обет

Ударная доза

Деньги на разведку

Магнит для инвестиций

 

comments powered by Disqus