Настройка стимулов

Настройка стимулов

Президент Ханты-Мансийского НПФ Максим Филатов (на трибуне)Прошедшие на Урале в апреле этого года пикеты с требованием пересмотреть пенсионное законодательство показали: нервозность в отношении пенсионной реформы в обществе достигла предела. Если оставить в стороне вопрос, кто и зачем выводит на улицу людей (см. «Слава на халяву», «Э-У» № 16 от 23.04.07), и посмотреть на суть критики, становится очевидно: реформой недовольны все — правительство, потому что ему недостаточно денег для финансирования текущих пенсий, население, потому что будущей пенсии все равно не хватит для обеспечения достойной старости, профессиональные участники рынка негосударственные пенсионные фонды (НПФ) — поскольку не получили ожидаемого роста дополнительного пенсионного обеспечения (ДПО). По мнению председателя совета Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) Константина Угрюмова, назрела необходимость корректировки реформы, «но нужна очень тонкая настройка, своего рода тюнинг. В таком сложном деле, как пенсия, делать неуклюжие шаги типа “это — отменить, это — отобрать” нельзя». Возможные способы настройки и место негосударственного пенсионного обеспечения в пенсионной системе страны ведущие участники рынка обсуждали на  конференции в ХантыМансийске.

Против ветра

Негосударственные пенсионные фонды в системе пенсионного страхования выполняют две основные задачи: создавая механизмы ДПО, они реализуют социальную функцию, а вовлекая в оборот деньги будущих пенсионеров, способствуют появлению в экономике мощного инвестиционного ресурса. Было бы неправильно сказать, что обе эти задачи не решаются совсем. За последние десять лет собственное имущество НПФ увеличилось в 60 раз до 510 млрд рублей, пенсионные резервы — в 100 раз, с 4 млрд до 412 млрд рублей, а количество участников — вчетверо, их более 6 млн человек. При этом во многих корпоративных программах ДПО коэффициент замещения (соотношение заработной платы к пенсии) уже приблизился к показателю, озвученному в послании президента страны, — 40%.

Однако «это не результат продуманной государственной политики, а свидетельство колоссального внутреннего потенциала самой негосударственной пенсионной системы», отмечает Константин Угрюмов. НПФ развиваются в России в условиях крайне невыгодного законодательства, абсолютно не стимулирующего ни работников, ни работодателей заботиться о будущем. Мало того, реформа идет при полном отсутствии хоть какой-нибудь информационной кампании. Между тем в сознании поколений граждан пенсия однозначно ассоциируется с государством: они просто не понимают, как это — самому заботиться о старости?

Константин Угрюмов в этой связи приводит пример Казахстана, где за три года благодаря заинтересованности власти 50% населения вовлечено в системы ДПО. «Людям подробно разъясняли, зачем это нужно, в то время как в России через два года после начала реформы 10 млн человек просто взяли и выкинули из накопительной составляющей».

Наконец, главная проблема — отсутствие цели. Создается впечатление, что власти просто не понимают, что делать с деньгами: НПФ, например, то запрещают инвестировать резервы в векселя, то вдруг разрешают вкладывать их в ценные бумаги других стран.

Опыт ХантыМансийского округа показывает: пенсионные деньги могут напрямую работать на отечественную экономику. Собственно, за изучением его участники рынка и приехали в Югру.

Пенсионеры помансийски

Реализованная схема выглядит следующим образом. Неработающие пенсионеры получают дополнительно к трудовым пожизненные пенсии из средств окружной казны (деньги на эти цели заложены на весь период пенсионных выплат). Работникам бюджетной сферы предоставлено право формировать накопительную часть дополнительной пенсии: на каждый рубль, перечисленный в фонд учителем или работником здравоохранения, бюджет дополнительно перечисляет еще один. Эти средства пенсионный фонд вкладывает в специально созданный закрытый ПИФ недвижимости, управляющая компания которого инвестирует их в строительство жилья. Им занимается девелопер «Югра-Инвест-СтройПроект», созданный тем же ХантыМансийским НПФ. Схема позволяет минимизировать риски и одновременно решить три проблемы: обеспечить доходность для участников НПФ (по итогам 2006 года на счета физлиц начислено 21,9% годовых), увеличить размеры дополнительных пенсий (средняя добавка для нынешних пенсионеров — 900 рублей) и объемы строительства за счет дешевых и длинных пенсионных ресурсов.

— Сегодня на жилищное строительство Югры направлено 2,7 млрд рублей пенсионных резервов, с их помощью введено почти 40 кв. метров жилья. В течение этого года объем средств увеличится до 7 млрд рублей, которые будут направлены на строительство не менее 300 тыс. кв. метров, — подводит итог губернатор округа Александр Филипенко.

Понятно, что схема может найти применение далеко не в каждом регионе. Для нее нужны два ресурса — административный и финансовый. В прошлом году объем валового регионального продукта Югры превысил 2 трлн рублей. Это означает, что на каждого жителя приходится более 51 тыс. долларов, что, по признанию губернатора округа, примерно в 1,5 раза больше аналогичного показателя в США. Кто еще может похвастаться такой статистикой?

Ценность опыта, однако, в том, что он демонстрирует возможности. По мнению президента НПФ «Стратегия» (Пермь) Петра Пьянкова, они не ограничиваются участием в нацпроекте «Доступное жилье»: «Если честно, этот проект вообще короток для пенсионных денег, их нужно инвестировать на срок до 20 — 30 лет. Мы можем и должны участвовать в таких программах, как развитие транспорта, инфраструктуры, строительство дорог, мостов, трубопроводов» (см. подробнее «Куда вложить миллиард», «Э-У» № 17 от 07.05.07).

Приходите завтра

Месяц назад НАПФ и Российский Союз промышленников и предпринимателей направили в правительство России предложения по корректировке реформы. Их суть сводится к стимулированию дополнительного пенсионного обеспечения, что, в общем, частично и реализовано сегодня в ХМАО. «Во многих странах комфортным считается уровень индивидуального коэффициента замещения трудового заработка в 60 —75%. И не менее половины от этого уровня обеспечивается негосударственными пенсионными системами», — мотивирует Константин Угрюмов. И предлагает: если работник в добровольном порядке перечисляет в выбранный им НПФ 3% от зарплаты, работодатель обязан столько же отправить ему на счет. Платеж работодателя принимается в зачет единого социального налога (ЕСН).

Второй уровень новаций касается изменения структуры ЕСН. По словам Константина Угрюмова, сегодня уже более 50% всех выплат пенсионного фонда России формируется из федерального бюджета. «Может, есть смысл государству взять на себя ответственность за базовую часть пенсии, переведя ее в государственное социальное пособие по старости? — предлагает он. — Высвободившиеся средства от ЕСН можно опять же направить на стимулирование накопительных элементов».

При этом НПФ готовы пойти на встречу и усилить меры, способствующие защите сохранности средств пенсионных резервов. «Мы отдаем себе отчет в том, что необходимо ужесточать требования к надежности негосударственных пенсионных фондов, повышению их прозрачности. Для этого можно, например, ввести нормативное соотношение собственных активов негосударственных пенсионных фондов и управляющих компаний и привлекаемых пенсионных средств», — считает Угрюмов.

— Мне эта схема кажется интересной. Понятен стимул и для работника, и для работодателя. Последний может реализовывать социальные программы даже в том случае, если его финансовое положение не блестяще, — говорит заведующий сектором Бюро экономического анализа (Москва) Ростислав Кокорев.

С этой оценкой согласен и член совета «Большого пенсионного фонда» Алексей Гончаров:

— В самой налоговой системе будет заложена возможность формирования дополнительных пенсий. Работодатель сможет потратить на ДПО работника определенные средства, впоследствии возместив эти затраты за счет налоговых льгот. Следовательно, это не приведет к уменьшению прибыли.

Интересно, что именно эти идеи, озвученные профессиональным сообществом, прозвучали в нынешнем послании президента страны. Однако у представителей НПФ нет уверенности в том, что они будут реализованы в ближайшие год-два.

— Потребуется корректировка государственного бюджета и внесение изменений в процедуры межбюджетных отношений, а на этом пути сегодня существуют серьезные препятствия, связанные с приближающимися выборами президента, — считает Алексей Гончаров.

По этой же причине пессимистично смотрит на перспективы корректировки реформы и Ростислав Кокорев:

— Найдется много оппонентов, которые будут критиковать предложения как слева, так и справа. По-хорошему, нужна полноценная, длительная общественная дискуссия. Дай бог, чтобы я ошибался, но сейчас люди в высших эшелонах власти не склонны к резким движениям, они опасаются потерять очки при неудаче. Да и депутатам тоже не до глубокого проникновения в проблемы пенсионной реформы. Поэтому, как ни печально, все это останется на уровне пожеланий.

Так что если в России и произойдет перенастройка пенсионной реформы, то уже при новом президенте. Но это будет уже другая история.

Комментарии

Материалы по теме

Настройка стимулов

Пенсионные курьезы

Куда вложить миллиард

Тихий час

 

comments powered by Disqus