Киловатты вместо долларов

Киловатты вместо долларов

 Валериан Попков
 Валериан Попков
Как вам нравится идея измерять ВВП и планировать экономическое развитие не в долларах, а в гигаваттах? Эта мысль среди прочих высказана в новой книге «Устойчивое экономическое развитие в условиях глобализации и экономики знаний», опубликованной Международным институтом Александра Богданова (Екатеринбург). Первая реакция: очередная маргинальная концепция… Когда я вежливо намекнул на это директору Института редактору издания доктору экономических наук Валериану Попкову, он порекомендовал зайти на сайт правительства Республики Казахстан и ознакомиться с указом № 216 от 14 ноября 2006 года. Документ утверждает концепцию перехода республики к устойчивому развитию на 2007 — 2024 годы и ставит такие задачи: увеличить ВВП с нынешних 29,4 до 248 ГВт; нарастить КПД экономики с 31 до 53%; поднять уровень жизни с 1,95 до 13,65 кВт, а ее качество — с 1,17 до 2,43 кВт?ч на человека. Уточню: Казахстан — самое продвинутое с точки зрения качества реформ и темпов экономического роста государство постсоветского пространства.

О подходах к устойчивому развитию страны наш разговор с профессором Валерианом Попковым.

От фрагментарного знания — к монизму

— Валериан Владимирович, что вы понимаете под устойчивым развитием и зачем нужны новые подходы к этой проблеме?

— Принцип устойчивого развития сформулирован еще в 1987 году Генеральной ассамблеей ООН и звучит примерно так: это удовлетворение потребностей современного поколения без угрозы возможностям будущих поколений удовлетворять их собственные потребности.

Недавно опубликованы данные о скорости загрязнения окружающей среды. Вплоть до начала XXI века период, за который планета естественным образом освобождалась от накопленных за год техногенных загрязнений, не превышал 12 месяцев. Считалось, что это в пределах нормы. Сегодня время «очистки» выросло до 15 месяцев и продолжает увеличиваться. То есть мы, борясь за сиюминутную рентабельность, за возможность потреблять максимум дешевых ресурсов, отбираем этот потенциал у наших детей. А существующая экономическая теория оправдывает это.

Вообще экономический мейнстрим по уровню развития подобен механике Ньютона. Я говорю не столько о математическом аппарате, сколько о возможностях объяснения происходящих в окружающем мире событий, которыми, как известно, ценна любая теория. Эволюция мейнстрима по вполне понятным причинам совпадала с периодами кризисов в экономике: случилась Великая депрессия в Соединенных Штатах, в качестве ответа на нее была разработана кейнсианская теория, позволяющая использовать инструменты государственного вмешательства для сглаживания циклических спадов. Следующий кризис — следующий скачок в уровне понимания. Вот только проблема в том, что в отличие от физики, шагнувшей далеко вперед в осознании окружающего мира, экономика не успевает за все более сокращающимися циклами «от кризиса до кризиса». И скорость изменений благодаря глобализации мировой экономики настолько велика, что адекватная теория может просто не успеть родиться — кризис наступит быстрее.

— В прошлом веке глобальные кризисы, от атомной катастрофы до озоновых дыр, предрекали многие, начиная от Герберта Уэллса и заканчивая Римским клубом. Ни один прогноз пока не сбылся. На чем основаны ваши ожидания катастрофы?

— Мне ваши слова напоминают известную сказку о Колобке: он ушел от бабушки, дедушки, волка и зайца, но совсем не факт, что уйдет от лисы. Сегодня нет науки, которая могла бы точно предсказать, когда кризисные явления приобретут характер глобальной катастрофы. Экономика не учитывает техногенного влияния на биосистемы (а человек — их часть), экология не учитывает экономическую деятельность человека, технические науки направлены на создание изобретений, последствия от использования которых не просчитаны, и т.д.

Таким образом, ни одна существующая наука не может ни предсказать кризис, ни уж тем более претендовать на роль основного разработчика сценария ухода от него.

Во многом это следствие несовершенства действующей системы образования. Что получается? С первых классов школы в нас вкладывают детали, подробности, но не дают общей картины видения мира. И чем больше знаний, преподнесенных таким образом, тем больше их фрагментарность. Я убежден, что начинать надо совсем с другого: с малых лет рассказывать об общих принципах, законах, по которым развивается природа. Их немного, не больше десятка: это законы сохранения мощности и роста энтропии, принцип цикличности, в соответствии с которым развивается все живое, принципы наименьшего действия, подвижного или динамического равновесия, двойственности, подобия, симметрии и др. А уж потом к этим фундаментальным принципам привязывать своего рода цепочки частных законов, характерных для конкретной науки. В биологической цепочке эти законы приобретают один вид, в химической — другой.

Лучшим подтверждением такого подхода служит то, что все большее количество значимых открытий совершается на стыке наук. Почему? Да как раз потому, что «фрагменты», отдельные науки развиты очень хорошо, но действительно фундаментальные открытия можно совершать, только имея целостное видение картины мира, обладая способностью подняться над той или иной областью знаний, взглянуть на нее с других позиций.

— Это напоминает мне объяснение различий восточной и западной систем образования. Западная ориентирована вовне: считается, что в головы нужно вкладывать фрагменты знаний. Восточная, наоборот, предполагает, что все знания, вся общая картина уже есть в нас от рождения, ее всего лишь нужно раскрыть и дополнить, обратив взор внутрь себя. Тем не менее главный вопрос — существуют ли эти единые для всего мира законы?

— На этот вопрос просто и наглядно ответил канадский философ Марио Бунге. Существует четыре взаимоисключающих и логически безупречных соотношения сознания и материи, если хотите, идеалистического и материалистического. Это идеализм (сознание первично), материализм (материя первична), дуализм (сознание и материя независимы) и монизм, целостность (сознание и материя дополняют друг друга). Сознательно или подсознательно каждый из нас — приверженец какой-то из этих четырех философских систем. И если наше с вами мировоззрение базируется на разных системах, можно строить бесконечные логические цепочки, апеллировать к любым философским школам и авторитетам, но мы ничего друг другу не докажем: базовые посылки разные.

Мне приходится выступать перед профессиональными экономистами, и когда начинаешь говорить на подобные околофилософские темы, часто возникает как минимум непонимание: чего, мол, товарищ выпендривается, я и без всяких единых законов все объясню. Может, и объяснишь, да только не все…

Я прекрасно понимаю, почему такой подход вызывает массу возражений. Вся Европа пятьсот лет изучала строение мира, используя геоцентрическую модель Птолемея. Когда Коперник предложил другую модель, более логичную и способную объяснить большее количество явлений, ее, как вы знаете, почти никто не принял. И лишь спустя полвека, когда вымерли представители старой школы, новое видение мира потихоньку стало завоевывать умы. То же наблюдается и сейчас: от фрагментарного знания мы переходим к монизму, целостному восприятию мира.

Я думаю, времени на это понадобится не меньше.

Закон сохранения мощности

— В книге в качестве одного из подходов к устойчивому развитию вы приводите теорию планирования экономического развития в терминах мощности. Пример Казахстана, построившего концепцию долгосрочного развития на этой базе, конечно, убедителен. Но так ли уж необходимо переводить понятную всем систему с денег на другие единицы?

— Вы так говорите, потому что считаете эту идею новой. На самом деле решение задач экономической оптимизации с использованием закона сохранения мощности было предложено еще в первой половине прошлого века американцем Габриэлем Кроном. Он долгие годы проработал в General Electric и опубликовал массу работ на эту тему. Основные монографии Крона переведены на русский язык и изданы в нашей стране. В дальнейшем идеи Крона в области экономики пытались развить, но более-менее продвинуться удалось лишь в России (это работы Побиска Кузнецова и Бориса Большакова), США (труды Линдона Ларуша), Франции (книги Бернара Летьера) и Японии (Иошидо Кондо). Устойчивое экономическое развитие в условиях глобализации и экономики знаний

В 70-е годы я прочитал русский перевод Крона и, будучи в Москве, от одного знакомого услышал, что этой темой серьезно занимается Побиск Кузнецов. И вот я попал домой к этому человеку: маленькая двухкомнатная квартирка была завалена книгами, они лежали везде — на стульях, на полу, на столе. Причем книги по совершенно разным отраслям знаний, очень много по математике и философии. Он мне задал такой вопрос: существует ли устройство, работающее с КПД выше 100%? Я, понятное дело, говорю: нет. А он мне возражает: такое устройство — это человек. Именно человек, используя в конечном счете энергию солнца, даже в простых видах труда способен производить намного больше, чем затрачивает. И с прогрессом науки этот эффект только усиливается, поскольку идеи, которые человек генерирует, будучи воплощены в устройства по преобразованию энергии, во много раз превосходят ту энергию, которую он потратил на их производство.

Побиск Кузнецов обладал поистине энциклопедическими знаниями, не терпел невежества. Он был одним из последних ученыхуниверсалистов, одинаково хорошо ориентирующихся в физике, математике, философии, экономике и других науках. Судьба его, кстати, оказалась весьма непростой: он воевал в разведке, в 43м был ранен, а потом получил десять лет лагерей за попытку организации кружка молодых специалистов по совершенствованию основ социализма. В конечном итоге стал главным конструктором системы «Спутник», созданной для управления системами жизнеобеспечения людей в космосе, а затем генеральным конструктором СССР. В последние годы жизни работал председателем экспертного Совета комитета национальной безопасности Государственной думы РФ. Именно он развил идеи Крона и создал основу, на которой в 90е годы в Подмосковье Международный университет природы, общества и человека «Дубна» построил собственную методологию планирования экономического развития в терминах мощностей. Эта методология, собственно, и применена при разработке концепции устойчивого развития Казахстана.

— В чем она заключается?

— Метод позволяет видеть реальную картину баланса энергии. Любую вещь — машину, самолет, стул, стол — мы можем представить в терминах затраченной на ее создание энергии. Конечно, ее можно выразить и в деньгах. Но денежная стоимость будет содержать множество искажений, связанных с колебаниями валютного курса, спекулятивными настроениями и т.д. А энергетические затраты не изменятся.

Это как реальность и действительность. Наши сны реальны? Да, они есть в нашем сознании. Но они — не действительность.

И здесь то же: деньги реальны, они придуманы человечеством для решения определенных задач, но действительностью они не являются, действительностью является поток энергии.

Конечно, это не значит, что нужно отказаться от денег и начать все измерять в единицах мощности. Эти два подхода должны дополнять друг друга. Тогда, убрав спекулятивную денежную составляющую из расчетов, мы, вполне возможно, увидим: некоторые направления, на первый взгляд, приносящие стране доход, тот же экспорт сырой нефти, имеют КПД парового двигателя позапрошлого века. А если добавим в расчет загрязнение окружающей среды, не исключено, получим отрицательный баланс.

Известно: побеждает организационная форма, обеспечивающая наиболее рациональное, эффективное использование энергии. Именно она выживает. Остальные рано или поздно погибнут. Это относится и к природным, и искусственным системам. Отчего разрушился Советский Союз? В том числе и по этой причине. Мы должны с этой точки зрения проанализировать основные направления экономической деятельности нашей страны, чтобы не повторить судьбу СССР.

«Наше общее будущее»

— доклад с таким названием подготовлен Международной комиссией ООН по окружающей среде и развитию в 1986 году. Его основные выводы не утратили актуальности

— За последнее столетие взаимоотношения между человеком и планетой, обеспечивающей его жизнедеятельность, в корне изменились: возникла угроза существования цивилизации и жизни на Земле

— За последние 100 лет темпы потребления и, следовательно, экономический рост резко возросли. В производство вовлечено столько ресурсов, сколько за все прошлые века существования человека

— Процессы экономического роста, не согласованные с возможностями природной среды, явились причиной возникновения тенденций, влияния на которые ни планета, ни ее население не смогут долго выдержать

— Экономический рост разрушает природную среду, приводит к экологической деградации, а это в свою очередь подрывает процесс экономического роста

— Регионы мира сталкиваются с риском необратимого разрушения окружающей среды, которое грозит уничтожением основ цивилизации и исчезновением живой природы Земли

— Прежние подходы устарели и только увеличивают неустойчивость и риск существования жизни

— Нужен новый подход к развитию, который обеспечил бы сохранение развития человека во взаимодействии с окружающей его средой не в нескольких местах и на протяжении нескольких лет, а на всей планете и в длительной перспективе

Комментарии

Материалы по теме

Узкий коридор для спасения Отечества

Черный ящик расшифрован

Четыре «учиться» для топ-менеджера

Высоко сижу

Уральские экономические идеи никому не нужны

Между Кореей и Заиром

 

comments powered by Disqus