Юношский геомаксимализм

Юношский геомаксимализм После распада СССР евразийский континент потерял равновесие. Его западная часть вдруг резко потяжелела. Максимальную массу она, пожалуй, набрала в конце 90-х, когда Евросоюз официально ввел единую валюту и в силу вступило Шенгенское законодательство.

Геополитический дисбаланс явно смущал российские власти и не согласовывался с их имперским мышлением. СНГ противовесом ЕС не стало: слишком слабы были связи и желание независимых государств интегрироваться, в начале 2000-х их экономика чувствовала себя неплохо. Но потом случился кризис (договор о создании единой таможенной территории меду Россией, Казахстаном и Белоруссией подписан в 2007-м, но движения по нему начались уже после 2008-го), из которого мы не можем выбраться по сей день. В таких условиях региональная интеграция обрела смысл: в тяжелом положении одному лучше не оставаться.

Таможенный союз в 2012-м перерос в Единое экономическое пространство (общий рынок Белоруссии, Казахстана и России), следующий шаг - Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Он должен быть создан к 1 января 2015-го, изначально в его состав войдут три страны. В числе государств-кандидатов - Армения, Киргизия и Таджикистан. В середине прошлого года в претендентах значилась еще и Украина. Идеолог внешней политики США в 70-х - 90-х годах Збигнев Бжезинский в своей книге «Великая шахматная доска» писал:
- Украина, новое и важное пространство на евразийской шахматной доске, является геополитическим центром, потому что само ее существование как независимого государства помогает трансформировать Россию. Без Украины Россия перестает быть евразийской империей. Без Украины Россия все еще может бороться за имперский статус, но тогда она стала бы в основном азиатским имперским государством.

Но в связи с последними событиями вопрос об интеграции Украины в единое пространство Евразийского экономического союза отпал.

Что будет представлять собой ЕАЭС? Чтобы это понять, придется обратиться к программной статье Владимира Путина, опубликованной в «Известиях» еще в октябре 2011-го (с тех пор позиция власти особо не изменилась):

- Во-первых, речь не идет о том, чтобы в том или ином виде воссоздать СССР. Наивно пытаться реставрировать или копировать то, что уже осталось в прошлом. [...] Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной «связки» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом. [...] Во-вторых, Евразийский союз послужит своего рода центром дальнейших интеграционных процессов. То есть будет формироваться путем постепенного слияния существующих структур - Таможенного союза, Единого экономического пространства. [...] В-третьих, было бы ошибкой противопоставлять Евразийский союз и СНГ. У каждой из этих структур есть свое место и своя роль на постсоветском пространстве. [...] В-четвертых, Евразийский союз - это открытый проект. Мы приветствуем присоединение к нему других партнеров. При этом не собираемся кого-либо торопить или подталкивать. Это должно быть суверенное решение государства, продиктованное собственными долгосрочными национальными интересами. Здесь хотел бы затронуть одну весьма важную тему. Некоторые наши соседи объясняют нежелание участвовать в продвинутых интеграционных проектах на постсоветском пространстве тем, что это якобы противоречит их европейскому выбору. Считаю, что это ложная развилка. Мы не собираемся ни от кого отгораживаться и кому-либо противостоять. Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъ­емлемая часть Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов. [...] Кроме того, экономически логичная и сбалансированная система партнерства Евразийского союза и ЕС способна создать реальные условия для изменения геополитической и геоэкономической конфигурации всего континента и имела бы несомненный позитивный глобальный эффект. Мировой кризис, разразившийся в 2008 году, носил структурный характер. Корень проблем - в накопившихся глобальных дисбалансах. При этом очень сложно идет процесс выработки посткризисных моделей развития. Практически застопорился Дохийский раунд, есть объективные сложности и внутри ВТО, серьезный кризис испытывает сам принцип свободы торговли и открытости рынков. На наш взгляд, выходом может стать выработка общих подходов, что называется, «снизу». Сперва - внутри сложившихся региональных структур - ЕС, НАФТА, АТЭС, АСЕАН и других, а затем - путем диалога между ними. Именно из таких интеграционных «кирпичиков» может сложиться более устойчивый характер мировой экономики.

Если ужать мысль президента до одного предложения, она будет звучать так: мы хотим создать пространство с унифицированным законодательством, свободным передвижением капиталов, услуг и рабочей силы, которое могло бы на равных сосуществовать с Евросоюзом, США, Китаем и прочими региональными структурами.

Констатируем: ЕАЭС представляет собой, быть может, самый амбициозный проект глубокой экономической интеграции государств после ЕС. Но пока на уровне риторики.

Комментарии

Материалы по теме

ШОСткие игры

Прецедент или инцидент

Адрес интеграции

Матрешка на распутье

Тупик народной воли

Город взят

 

comments powered by Disqus