Пустое множество

Пустое множество Российско-казахстанские приграничные территории не вступают в активные кооперационные связи: транспортные издержки высоки, а большой нужды с точки зрения производственных цепочек не просматривается

Более двух лет Россия живет в рамках Единого экономического пространства и Таможенного союза с республиками Казахстан (РК) и Беларусь (РБ).
Однако до сих пор влияние этих объединений на экономику наших государств во многих аспектах остается загадкой (см. «Back up USSR», "Э-У" №18 от 28.04.2014 ). Принято считать, что в первую очередь воздействие от внедрения новых норм начинают испытывать приграничные области, а к российско-казахстанскому приграничью относятся многие территории Урало-Западносибирского региона. На прошедшей в УрФУ XI международной научно-практической конференции «Устойчивое развитие российских регионов: от Таможенного союза к Евразийскому» директор Леонтьевского центра социально-экономических исследований Леонид Лимонов представил результаты двух работ, выполненных в 2012 - 2013 годах совместно с Институтом экономики РАН на темы приграничного сотрудничества России и Казахстана, а также России, Белоруссии и Украины.

Что дано

Леонид ЛимоновК российско-казахстанскому приграничью исследователями отнесены 19 регионов (12 российских и семь казахстанских), в том числе входящие в Большой Урал Башкортостан, Оренбуржье, Челябинская, Курганская и Тюменская области; суммарно в них проживает 32 млн человек. В случае с российско-белорусско-украинским приграничьем речь велась о 27 регионах трех стран, в которых проживает 50 млн человек. Здесь совокупная территория областей оказывается намного меньше, а совокупная протяженность границы в 1,7 раза короче, чем в российско-казахстанской ситуации, однако плотность населения намного выше.

Данные свидетельствуют, что в целом интенсивность миграционных процессов в российско-казахстанском приграничье уменьшается. При этом доля мигрантов из Казахстана в общем потоке мигрантов в Россию сократилась, зато доля российских граждан, выбывших из РФ в Казахстан, в общей доле выбывших из России увеличилась. Иначе на западных территориях: во-первых, здесь процессы интенсифицировались; во-вторых, привлекательность Украины для трансграничного движения граждан РБ и РФ в последние годы (но до украинских событий конца 2013-го - начала 2014 года) росла быстрее, чем привлекательность России и Белоруссии для граждан Украины.

Совокупный ВРП территорий приграничий сопоставим: 300 млрд долларов для восточных регионов и 250 млрд долларов для западных. Вот только в приграничье РФ - РК в структуре совокупного ВРП доминируют отечественные регионы: на них приходится 80% совокупного продукта. А в случае западного приграничья картина более сбалансирована, хотя при равноправном участии России (46%) и Украины (44%) доля Белоруссии (10%) все равно мала.

Удельный вес казахстанских приграничных регионов в экономике Казахстана в целом довольно существен - около 40% республиканского ВВП, причем эта доля росла в посткризисный период. Для России вес отечественных приграничных регионов вдвое меньше, около 20%, при этом имеет тенденцию к снижению (а если вычесть нефтегазоносные севера Тюменской области, то исследуемая доля в российском ВВП почти полностью исчезнет из виду). Да и доля торговля России с Казахстаном и Белоруссией в структуре всей внешней торговли РФ незначительна.

Важно, что последние годы инвестиции из Казахстана в Россию превышали инвестиции из РФ в Казахстан примерно на 20 - 25%. А в части инвестиций с иностранным участием очень большая доля приходится на Атыраускую область - основную добывающую в Казахстане. Ее отечественная приграничная коллега Тюменская область в подобной активности не замечена.

Каковы условия

Исследователи рассматривали схему и потенциал формирования так называемых функциональных регионов. На белорусско-российском и российско-украинском участках формирование таких ядер и регионов уже зафиксировано. В частности это транспортно-логистические зоны - Полесский и Придеснянский регионы, а также более комплексные Верхнеднепровский, Брянско-Гомельский, Слобожанский и Донецкий регионы.

В российско-белорусском случае важную роль в формировании таких регионов играет белорусская политика импортозамещения и развития экспорта. На российско-украинском приграничье до некоторых пор локомотивом выступал частный капитал, то есть процессы были спонтанны и естественны. Как следствие, именно здесь формирование функциональных зон происходило наиболее эффективно из всех трех приграничных случаев.

Для российско-казахстанского приграничья о таких процессах говорить слишком рано. Исследователи не обнаружили функциональных ядер, вокруг которых это развитие может концентрироваться. Сложившиеся за многие десятилетия торговые и производственные связи не сформировали функциональный макрорегион, поскольку географическая близость приграничных территорий не сопровождается новой географической концентрацией (агломерацией) экономической активности вокруг ключевых регионов внутри макрорегиона. Во многом это вина очень низкой плотности населения и больших расстояний между населенными пунктами, и, следовательно, огромных транспортных издержек при отсутствии экономии на масштабе.

Еще одним объяснением, почему процессы интеграции в российско-казахстанском приграничье идут не особенно активно, является товарная структура внешнеторговых потоков. Структуры экспорта приграничных территорий РФ и РК фактически совпадают, основную долю в этих регионах составляет топливно-энергетический комплекс. Причем почти на 100% экспортеры с обеих сторон - Тюменская и Атырауская области. Более того, эти регионы скорее конкурируют между собой за мировые рынки сбыта, чем кооперируются для создания собственного рынка. Структура импорта также схожа: большую долю занимает ввоз машин, оборудования и транспортных средств, естественно, с территории третьих стран.

Зато на территории российско-казахстанского приграничья наблюдался интересный макроэкономический эффект. В приграничных территориях происходило выравнивание темпов инфляции, при этом остальные (порой, колоссальные) различия сохранялись. Возможно, это следствие создания Таможенного союза, однако сейчас еще слишком рано утверждать это со всей уверенностью, оговаривается Леонид Лимонов.

И что из этого следует

В Леонтьевском центре считают, что создание Таможенного союза - явно недостаточная мера для стимулирования процессов сотрудничества в российско-казахстанском приграничье. Для интенсификации торговых связей и производственной кооперации есть очевидные меры общеэкономического характера. Например: устранение ограничений доступа на национальные рынки; либерализация валютной и финансовой политик; координация макроэкономической, налоговой, денежно-кредитной и других политик; создание единых транспортных, энергетических и информационных систем для более тесной кооперации производителей; снижение в секторах естественных монополий административных барьеров, в том числе по оказанию услуг и доступу к инфраструктуре, в частности российской (трубопроводному, железнодорожному транспорту).

Для стимулирования формирования функциональных регионов стоит создать условия для инвестиций, которые будут содействовать повышению степени переработки сырья (удлинению цепочек добавленной стоимости, особенно в Казахстане), распространению импульсов роста из сырьевого сектора и сектора первичной переработки сырья в обрабатывающую промышленность и сектор услуг. Также необходимо усилить внимание к проектам, направленным на интенсификацию транспортного сообщения на приграничных территориях и развитие локальных объектов дорожной инфраструктуры с целью стимулирования социально-экономического развития соседних областей. Особый интерес представляет использование опыта отдельных еврорегионов в сфере охраны водных ресурсов.

Кроме того, в рамках Евразийского экономического сообщества необходимо создание структурного фонда для реализации инфраструктурных проектов. Европейский опыт свидетельствует, что структурные фонды могут играть важную роль не только в уменьшении неравенства доходов, но и в строительстве и модернизации трансрегиональной инфраструктуры (автомобильных дорог, железнодорожного сообщения, линий электропередачи, портового хозяйства). Создание государствами-членами Таможенного союза структурного фонда станет приглашением странам региона СНГ к углублению региональной интеграции. Может быть рассмотрена идея подключения к структурному фонду ТС и иных стран региона - прежде всего кандидатов на вступление в Единое экономическое пространство. А в качестве первого шага хорошо бы сформировать статистическо-мониторинговый орган наподобие Евростата, считают ученые: информационная база, с которой они имели дело при проведении исследований, крайне бедна.

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus