Детская болезнь НКО

Детская болезнь НКО

Детская болезнь НКО

Развитию некоммерческого сектора в России мешает недоверие государства и бизнеса. Нет ясной концепции, касающейся его значения и функций. Причем консенсус по этому поводу отсутствует не только во внешних аудиториях, но и внутри сектора

30 апреля завершится прием заявок от НКО на первый этап конкурса президентских грантов: Владимир Путин распорядился выделить некоммерческому сектору субсидии в размере 2,7 млрд рублей. Семь грант-операторов, в их числе Институт проблем гражданского общества, Российский союз молодежи, Лига здоровья нации, отберут получателей бюджетных денег с помощью конкурсных комиссий в два этапа. Гранты будут выделять не на текущую деятельность, а на конкретные проекты, представленные НКО. Основные направления - поддержка малоимущих и социально незащищенных категорий граждан; охрана здоровья; распространение научных знаний и проведение просветительской и образовательной работы; мониторинг состояния гражданского общества и т.д. В этом году у грант-операторов появился ряд новых направлений, таких как проекты, связанные с исследованием проблем адаптации мигрантов и интегрирования их в единое правовое и культурное поле России.

Каждая крупнейшая отечественная компания имеет собственный благотворительный бюджет и расходует 11-17%Некоммерческий сектор питает особые надежды на господдержку в условиях сократившегося западного финансирования и опасений, что из-за экономических проблем уменьшатся объемы помощи от корпоративных доноров. Государство также заинтересовано в партнерстве с некоммерческим сектором, а конкретно в том, чтобы НКО реализовывали социально значимые проекты на российские деньги. Развитие партнерства госсектора и НКО - положительный тренд, но у него есть обратная сторона. Во-первых, без внимания остаются направления, которые развивали только западные доноры - профилактика СПИД, свобода слова и т.д. Во-вторых, третий сектор воспринимается сегодня как придаток к госсистеме соцзащиты, а не полноценный сегмент экономики и регулятор общественных отношений.

- Ландшафт меняется, и те НКО, которые еще десять лет назад получали проектное финансирование, обнаруживают, что приоритеты изменились, - рассказывает директор CAF Россия Мария Черток. - Старые доноры ушли, а новым такие темы, как права человека, неинтересны. Вы задайтесь вопросом: хоть один российский донор занимается, например, развитием независимых СМИ? Я таких не знаю. Масса тем, которым на этапе становления третьего сектора уделялось много внимания, в том числе поддержка самих НКО, полностью провалились. Денег нет, целый социальный пласт остался один на один со своими проблемами.

Поможет ли закрыть образовавшиеся ниши бизнес? В первую очередь мы говорим об инвестициях в развитие сектора. По экспертным оценкам, благотворительные бюджеты корпораций сокращаются, хотя пока и незначительно. Прогнозы об отсутствии на ближайшую перспективу экономического роста в России заставили компании пересмотреть статьи расходов. Полного сворачивания программ не произойдет: благотворительность - важная часть репутации бизнеса. Однако доноры будут стремиться к максимальной эффективности расходования бюджетов. Это значит, что требования к некоммерческому сектору станут жестче. Как помочь НКО в изменившихся условиях, попытались разобраться участники конференции «Благотворительность в России», организованной газетой «Ведомости».

Быть устойчивее

В начале года CAF Россия опубликовал аналитический доклад «Российские НКО на пути к устойчивости». Его авторы полагают, что некоммерческому сектору необходима новая идентичность. Один из главных вопросов, на который ищет ответ исследование, - как распознать среди огромного количества некоммерческих проектов действительно социально значимые и отделить их от тех, за которыми стоят коммерческие интересы. ПсевдоНКО создают негативный имидж сектору в целом. Из-за этого бизнес нередко видит в некоммерческих организациях «третьего лишнего», ненужное звено в цепочке между благотворителем и благополучателем. Неотлаженность коммуникаций бизнеса и НКО - серьезный инфраструктурный недостаток. Зачастую непонимание между бизнес-структурами и НКО проявляется не в ходе реализации проектов, а еще на стадии установления взаимоотношений. Многие компании вообще не имеют опыта взаимодействия с НКО. Кроме того, в корпоративном секторе существуют опасения бесконтрольности и нецелевого расходования средств, которые идут на благотворительную помощь через каналы третьего сектора. В свою очередь представители НКО отмечают недоверчивое отношение к ним коммерческих организаций.

- Нас постоянно проверяют, - взывает третий сектор к бизнесу. - До 15 апреля все НКО должны были отчитаться за прошлый год. Закон предусматривает две формы отчетности. Первая - для НКО, которые получают иностранное финансирование, и тех, чей годовой оборот превышает 3 млн рублей. Они обязаны сдавать отчет по специальной форме. Вторая - для остальных организаций, которые могут составить и прислать в адрес министерства простое уведомление. В прошлом году в органы юстиции поступило 163 тыс. отчетов о работе НКО. Какой прозрачности вам еще не хватает?

- Доверие - это прежде всего грамотно организованные и совместно реализованные проекты, - отвечает бизнес. - Мы со стороны НКО наблюдаем лишь завышенные финансовые требования. Эти организации в большинстве случаев не имеют собственных комплексных фандрайзинговых программ, не предлагают детально проработанных социально значимых проектов, направленных на достижение конкретных результатов.

По мнению председателя Комитета по корпоративной социальной ответственности Ассоциации менеджеров Игоря Соболева, некоммерческий сектор в России, несмотря на долгие годы существования, до сих пор остается не вполне зрелым и профессиональным:

- Отчасти это объясняется тем, что третий сектор во многом был создан под влиянием Запада, средств, которые выделялись на его развитие через различные международные агентства. Это способствовало размыванию четкого подхода к определению миссии каждой НКО: усилия были сосредоточены на неограниченном числе проектов, порой совершенно не связанных друг с другом. НКО, взращенные на зарубежных ресурсах, были готовы браться за любой проект, который позволял содержать учредителей организации и персонал. Такая «флюгерность» помешала НКО стать профессиональными именно в своей предметной области деятельности, а значит, интересными для бизнеса и государства. Эта незрелость мешает сектору воспринимать механизмы правильного ведения дел в своих организациях. Бизнес заинтересован в подотчетности НКО по всем финансовым составляющим, и в максимальных социальных результатах. О партнерстве с НКО на долгосрочной основе можно говорить, когда НКО окажутся в состоянии предлагать эффективные инструменты реализации соцпрограмм и корпоративной благотворительности. Сейчас найти грамотного партнера-НКО непросто.

- Все наши благотворительные проекты реализуются в партнерстве с НКО - такова практика, принятая в компании на глобальном уровне, - говорит управляющая по работе с общественными организациями «Филип Моррис Сэйлз энд Маркетинг» Екатерина Лёвшина. - За последние годы мы наблюдаем рост профессионализма некоммерческих организаций. Это хорошо видно по качеству заявок и отчетов, уровню их проектной работы. Мы во многом опираемся на экспертизу и компетенции НКО, а со своей стороны стараемся делиться с ними лучшими международными практиками и опытом.

- Проблема в том, что доноры не заинтересованы инвестировать в развитие сектора, в поддержку инфраструктуры, в проведение семинаров, обучающих программ и т.д. - утверждает Мария Черток. - Складывается ощущение, что в сектор идут деньги, есть поддержка. Однако в абсолютном большинстве компании лишь закупают услуги НКО. Это не имеет отношения к их поддержке, это деньги для конкретных благополучателей. Даже административные расходы оплачиваются с большими трудностями. Сектору необходимо помочь стать более устойчивым, лучше понимать про деньги, про человеческие ресурсы, даже быть готовым к тому, чтобы вводить платные услуги.

... и гибче

Интерактивный опрос участников конференции помог сформулировать основные тренды в благотворительности. В первой тройке - повышение роли интернета, регионализация благотворительности и развитие волонтерства.

- НКО необходимо соответствовать этим тенденциям, чтобы быть успешными и стабильными, - считают эксперты. - Например, интернет - это самый легкий способ дойти до потребителя, особенно в связи с ростом продаж мобильных устройств. Люди стали больше откликаться на различные благотворительные инициативы именно в интернете. Третий сектор должен активно продвигать себя в соцсетях. Нужно учитывать и падение интереса к федеральной повестке в регионах - НКО должны ориентироваться на поддержку конкретных территорий и помощь в решении социальных проблем. Волонтерство - отдельный случай. Есть мнения, что вовлечение персонала в волонтерство - своего рода компенсация за сокращение бюджетов на благотворительность. Однако НКО могут быть привлечены к организации добровольческих движений. Важно, чтобы третий сектор отказался от имиджа просителя денег на операцию: первые два раза это сработает, а потом нет. Нужны креативные продукты, которые будут вызывать у доноров не жалость, а заинтересованность.

Председатель комиссии по социальной политике Общественной палаты РФ Елена Тополева считает, что если НКО рассчитывают на корпоративные деньги, им придется искать точки соприкосновения с бизнесом:

- Нужно раз и навсегда понять, что это другой способ фандрайзинга и другой путь осмысления благотворительности. Это большое счастье, если компания скажет, что поддержит ваш проект только потому, что он прекрасный. Придется быть гибкими и идти навстречу друг другу.

Президент благотворительного фонда «Линия жизни» Фаина Захарова предложила НКО активней встраиваться в PR-проекты бизнеса:

- Нужны блоки о благотворительности на бизнес-конференциях по маркетингу и пиару, где представители НКО могли бы рассказывать, как сотрудничество «win-win» может быть выгодно компаниям. Нужны проекты, которые будут работать на нас и наших партнеров, они должны быть уникальными. Для кого-то это пиар-проекты, для кого-то информационные, для кого-то рекламные. И в рамках всех проектов есть механизм привлечения средств.

- В то время как благотворительные бюджеты у бизнеса сокращаются, маркетинговые - увеличиваются, - подтверждает президент благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер. - НКО нужно осваивать маркетинговые бюджеты крупных компаний.

Место и роль

- Сейчас большая часть бизнеса не готова выделять средства на поддержку институционального развития некоммерческого сектора, - утверждает Игорь Соболев. - Малые и средние компании реализуют разрозненные эпизодические проекты и пока не очень понимают, как системно действовать в этой сфере. Есть несколько корпораций или созданных их владельцами благотворительных фондов, которые вооружают третий сектор знаниями, практиками и компетенциями, считая это направление работы частью своей миссии. Но таких мало.

В их числе, например, «Северсталь». Компания организовала ресурсно-методический центр для социально ориентированных НКО. 95 некоммерческих организаций из 25-ти муниципалитетов смогли пройти программы обучения и теперь вовлечены в реализацию партнерских программ.

- Чем хороши НКО? Мы все время говорим о том, что социальные заказы в цивилизованных странах на 70% выполняют именно НКО, - рассказывает начальник управления по корпоративной социальной ответственности и бренду компании «Северсталь» Наталья Поппель. - Потому что в НКО, как правило, идут люди, для которых их дело - миссия, которые вовлечены, мотивированы. И, соответственно, это намного эффективнее. Нам тоже надо выращивать некоммерческий сектор.

По мнению Марии Черток, понимание того, что благотворительностью должны заниматься профессионалы, есть далеко не у всех:

- Волонтеры не выполнят их работу. Если некоммерческий сектор не будет развиваться, некому будет решать большой пласт проблем. Повышению устойчивости сектора будут способствовать не только финансовые и иные инвестиции в развитие и инфраструктуру, но и осознание им своей роли в обществе, признания этой роли другими институтами.

Авторы доклада CAF Россия констатируют - место и роль сектора в отношениях с властью, бизнесом и обществом в целом остаются неопределенными, его социальная ценность неочевидна:

- Ясной концепции, касающейся его значения и функций, нет. Кроме того, консенсус по этому поводу отсутствует не только во внешних аудиториях, но и внутри сектора. В секторе кризис возрастного развития. Нужно по-новому взглянуть на проблему устойчивости НКО, переместив фокус внимания с финансового и организационного аспекта на ценностный и идеологический. В широком смысле все НКО объединяет идея благополучия людей. Проблема в том, что мало кто это понимает.

«Э-У» приглашает компании, благотворительные фонды, представителей власти продолжить дискуссию в рамках конференции «Развитие благотворительности на Урале». Форум запланирован на 19 июня.

Справка
- В России зарегистрировано более 2500 благотворительных фондов. Грантодающих (донорских) из них - около 500;

- Больше всего в России помогают социально незащищенным группам, на втором месте - поддержка образования, на третьем - культура и искусство;

- Благотворительность в России будет только развиваться - расширение тем деятельности, вовлечение в филантропию новых людей и организаций, просвещение и образование в сфере филантропии, увеличение числа профессионалов в благотворительных организациях, развитие разноуровневого сотрудничества между различными благотворительными структурами, активное развитие региональной благотворительности;

- Примерно 10% от общего объема рынка благотворительности - частная спонтанная помощь, около 90% приходится на благотворительность корпоративную. На Западе процентное соотношение частной и корпоративной благотворительности прямо противоположное.

По материалам Форума доноров

Партнер проекта:

sinara 

 


 

Комментарии

Еще в сюжете «Благотворительность на Урале»

Материалы по теме

Диалог с известным результатом

И себе, и людям

Ближе друг к другу

Ответственность на троих

Россия в сумерках

Социологи и очки

 

comments powered by Disqus