В пользу честных

В пользу честных

На прошлой неделе кассационная инстанции Федерального арбитражного суда Уральского округа рассмотрела жалобу бизнесмена Николая Максимова на постановление семнадцатого апелляционного арбитражного суда, вынесенное в феврале этого года. Спор за активы между основателем холдинга «Макси Групп» Николаем Максимовым и компаниями олигарха Владимира Лисина длится уже много лет. Не будем вдаваться в детали, для нас сейчас важнее другое: суд принял решение о привлечении Николая Максимова к субсидиарной ответственности и взыскании 6,3 млрд рублей в пользу компании «УралСнабКомплект», которая когда-то была признана банкротом. Фишка состоит в том, что формально Николай Максимов ни владельцем компании, ни ее руководителем не значился. Однако при рассмотрении дела были приведены аргументы, доказывающие, что именно он контролировал бизнес компании, а значит, должен нести личную финансовую ответственность за его состояние. Понятно, что решение сейчас оспаривается в суде, и не факт, что в итоге будет исполнено. Но важен прецедент: судебная система начала принимать во внимание не исключительно формальные аргументы и документы в спорах между предпринимателями, но и содержательные аспекты.

Действующие сегодня нормы Гражданского кодекса вступили в силу еще в 1995 году. Во многом они основаны на том, что споры должны жестко регулироваться законодательством. Между тем в жизни появлялось все больше ситуаций, требующих следования не только букве закона, но и духу его. Принятую модель права - континентальную - юристы много лет называли одним из главных минусов российской правовой системы, именно такой подход провоцировал уход бизнеса в другие правовые юрисдикции. Поэтому среди экспертов появлялось все больше сторонников другой модели - англосаксонского права, которая предусматривает большую ответственность участников хозяйственного оборота за свои слова и поступки. Все это время накопившиеся проблемы частично снимались внесением изменений в отдельные законы. Например, два года назад в законе об акционерных обществах появилось понятие «акционерное соглашение», в котором прописаны права и обязанности акционеров, которые они принимают на себя добровольно. Но когда дело доходило до суда, не все судьи соглашались принять по внимание эти договоренности, ссылаясь на наличие более важного документа - учредительного договора.

В 2008 году вышел указ президента Дмитрий Медведева «О совершенствовании Гражданского кодекса РФ». Практики и чиновники начали обобщать накопленный опыт и вносить изменения в действующий ГК. Первый проект изменений представил Совет по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства. Он как раз снимал проблемы, выявленные в практике судов: недобросовестности участников гражданского оборота, защиты прав и так далее. Позднее к работе подключилось Минэкономики: эта группа обратила внимание на поправки, которые помогли бы более эффективно выстроить отношения при создании в России международного финансового центра, - расширение договорной свободы, сферы влияния акционерного соглашения. Дмитрий Медведев не принял ни одну из концепций в чистом виде, предложив авторам рабочих проектов договариваться. В итоге появился компромиссный вариант проекта фактически нового ГК. Он и был внесен в Думу на рассмотрение 2 апреля.

То, что этот вариант проекта в концептуальном виде будет принят, сомнений нет. И тогда измененный ГК вступил в силу уже 1 сентября этого года. Новые нормы коснутся интересов значительной части предпринимателей. Для тех, кто привык строить сложные правовые конструкции на махинациях и обмане, жизнь станет несколько сложнее, а вот добросовестный предприниматель будет более защищен. По крайней мере, теоретическая база для этой надежды есть.

Комментарии

Материалы по теме

Круглосуточный рост

Большая переделка

Тень пирамиды

Малому кораблю — большое плавание

Рождение прецедентов

 

comments powered by Disqus