От бокситов к природе

От бокситов к природе Североуральск в отличие от других городов свердловского северного куста гибко реагирует на экономический кризис. Положение градообразующего предприятия здесь лучше, чем в соседних муниципалитетах, тем не менее власти ищут ниши, которые позволят городу выживать и без него.

O том, что на Северном Урале жили вогулы, а когда-то здесь разводили оленей, знают немногие. Да и название села, самого старого на этой территории, - Петропавловское - вряд ли вам о чем-то скажет. А вот о его наследнике - Североуральске, том самом, где добывают бокситы (сырье для глинозема), наслышаны многие. Статус города поселение получило в 1944 году. В 30-х годах здесь проживало менее тысячи человек. Сейчас это муниципалитет с 33-тысячным населением. И зависимость бюджета от градообразующего предприятия Севуралбокситруда (СУБР, входит в ОК РУСАЛ) делает его уязвимым.

В прошлом номере «Эксперт-Урала» (см. «Питер для бедных», «Э-У» №16 от 27.04.09 ) мы вели репортаж из Краснотурьинска. От него до Североуральска километров 90. Считается, что эти города в совокупности с Серовом и Карпинском (многие жители работают на Богословском алюминиевом заводе - БАЗ, входит в ОК РУСАЛ) представляют агломерацию, в которой постоянно идет обмен трудовыми ресурсами. Моногорода хоть и похожи, в том числе незавидным экономическим положением, но разница между ними есть. Какая?

Вынужденная агломерация

На краснотурьинской автостанции не нашлось ни одного автобуса или маршрутки, направляющихся в горняцкий Североуральск. Выход один - такси. Сторговались на 700 рублях в обе стороны. Домчались за час. Владелец «шестерки» рассказал, что еще год назад, когда трасса была старая, на дорогу потратили бы в два раза больше времени и в десять раз больше нервов. Сейчас хоть до 150 километров в час разгоняйся, кроме штрафов ГИБДД тебе ничего не грозит.

Когда едешь в сторону Североуральска, природа становится более суровой: хвойный лес до сих пор в снегу и настолько густой, что, кажется, можно заблудиться в десяти метрах от дороги. Легко представить себе вогула на охоте, продирающегося через бурелом.
Прямо на въезде в город первый признак кризисного положения - недостроенный жилой дом. Строителей не видно, лишь одинокая собака ищет в мусорных кучах пропитание. Города чем-то похожи друг на друга: обилием ли светло-желтых хрущевок, приветливыми ли лицами прохожих. Интересно, что в отличие от краснотурьинцев и стар, и млад безошибочно указывают на местоположение мэрии. К администрации прорываемся: здание окружено огромными лужами, прыгай - не прыгай, а воды в ботинки все равно наберешь. Кстати, хорошее средство от назойливости населения: лишний раз никто не пойдет. Правда, вахтер утверждает, что мэрия на себе экономит, вся уборочная техника в городе работает.

Мэр то ли в отпуске, то ли приболел: толком объяснить никто не смог. Нас принял и.о. главы Сергей Бирюков:
- В городе резко выросло количество безработных: было 1,5 - 2%, сегодня - 4,7%. На учете службы занятости 1473 человека. Главная головная боль администрации, чтобы эти показатели не увеличивались. Основное условие - стабильная работа градообразующего СУБРа. Объемы производства предприятие не снизило, но руководство РУСАЛа изыскивает внутренние резервы для сокращения затрат. Себестоимость добычи одной тонны надо снизить на 30%. Сэкономить можно только на горно-капитальных работах, но со временем недостаток инвестиций в это направление выльется в снижение объемов добычи, тогда может произойти сокращение.

Впрочем, сейчас на СУБРе, по крайней мере, визуально, все в порядке: зарплату платят вовремя, увольнениями и не пахнет. Сохранили даже дотационное питание. Периодически среди рабочих появляются слухи об уменьшении зарплаты, но пока она не меняется.

Зубры с СУБРа

Владельцы предприятия не предпринимают попыток сократить зарплату, учитывая прошлогоднюю забастовку на СУБРе, считает ее главный организатор, председатель местного независимого профсоюза Валерий Золотарев. Тогда более сотни шахтеров, отработав смену, отказались подниматься на поверхность и потребовали улучшения условий труда. Резонанс был на всю страну.

Сейчас профсоюзы внимательно следят за событиями на СУБРе. Причины для волнений есть:
- С октября предприятие не закупает оборудование для горно-проходческих работ, - рассказывает Валерий Золотарев. - Назревает ситуация, когда работники не смогут выполнять такой план, чтобы получать нормальные деньги. Например, при 100% выполнения плана зарплата составляет 17 тыс. рублей, при 115% -35 тысяч. Местный работодатель не сможет покупать оборудование, его ставят в жесткие условия по себестоимости добычи руды. В среднем себестоимость составляет 54 доллара за тонну, РУСАЛ ставит задачу сократить до 33. Рано или поздно речь пойдет об уменьшении оплаты труда, вероятно, это произойдет осенью. Пытаемся планировать развитие событий и готовимся к адекватной реакции.Правда, представитель РУСАЛа по связям с общественностью в УРФО Роман Лукичев поводов для беспокойства не видит:

- На СУБРе, как и на других предприятиях РУСАЛа, реализуется программа снижения издержек: от себестоимости добытой руды зависит себестоимость готовой продукции, производимой БАЗом и УАЗом.

А она и так далека от того, чтобы вписаться в современные рыночные условия. В целях сокращений расходов СУБР переходит на прямые контракты с поставщиками продукции, подрядчиками, минуя посредников. Сейчас на предприятии не бывает случаев, когда из-за недостатка оборудования, запчастей, горюче-смазочных материалов не выполняется план. При этом на СУБРе
даже в условиях кризиса сохранен инвестиционный план на 2009 год в размере 15 млн долларов на поддержание и техническое перевооружение шахт, горно-капитальные работы. Никакого сокращения объемов производства и персонала не планируется, а положение по оплате труда и премированию неизменно с начала года.

Как заставить людей работать

У дочерних предприятий СУБРа положение хуже. Например, СУБРстрой с 19 января работает на четырехдневке. Сергей Бирюков отметил, что проблемы есть у всех североуральских строителей: только городской бюджет задолжал им 50 млн рублей. Едва теплятся работы на двух важных для муниципалитета объектах - строительстве городской больницы (на этот год необходимо 100 млн рублей), 65-квартирного жилого дома (для завершения нужно 34 млн рублей). Дом планируется включить в программу по переселению жителей из ветхого и аварийного жилья, тогда на госсредства удастся его закончить. Сейчас строители ездят на заработки в Карпинск и Краснотурьинск. Однако со временем работа им будет предложена и в Североуральске: на организацию общественных работ подана заявка на сумму в 39 млн рублей. В программу включен и завод ЖБИ: люди будут участвовать в благоустройстве территорий, строительстве дорог, ремонте подъездов.

А вот что говорят горожане:
- Пока в городе нет конкретной программы по созданию новых рабочих мест.
А «круглые столы» по этой проблеме проходят лишь на уровне ток-шоу. Стоит ли воспринимать серьезно предложения, например, катать туристов в горах на снегоходах...

- К разработке программы создания на территории города новых производств городские власти должны привлечь научно-исследовательские институты. Когда будут найдены приоритетные направления развития того или иного производства, то под конкретные проекты стоит искать и потенциальных инвесторов. Может быть, и компания РУСАЛ откроет у нас какое-нибудь новое производство.

- На общественные работы не пойду.
Я не дворник. Я монтажник-профессионал.

Диверсификация  по-североуральски

Так чем же похожи Краснотурьинск и Североуральск? Конечно, зависимостью от градообразующих предприятий и высоким уровнем безработицы. Безусловно, реакцией населения на общественные работы: ну не готово оно как жители Америки в прошлом веке переключиться с основных профессий на те, что не требуют специальных навыков. А в чем разница? Нам кажется, в реакции городской власти на проблемы. Североуральская мэрия ищет ниши, которые позволят выживать городу и без СУБРа. Так, накануне нашего визита город обсуждал развитие туризма. А туристам есть что показать: например, самую высокую вершину в окрестностях города знаменитый Денежкин камень, или скалы Три брата возле реки Вагран, или настоящую жемчужину здешних мест озеро Светлое глубиной 30 метров. Горожане пока ругают чиновников за неумелые стратегии туристического развития города, но заметьте: население привлечено к разработке этих самых документов. Пусть пока эти решения несовершенны, но они есть. А значит, компромисс будет найден.

И у властей, и у жителей города есть понимание, что запасы бокситов когда-нибудь иссякнут. И тогда Североуральску придется опираться на новую экономику, почву для которой нужно готовить уже сейчас. Ждать помощи от государства бессмысленно: оно само не знает, как и чем помогать моногородам.


Комментарии

Материалы по теме

Магнитогорск может стать экспериментальной площадкой по отработке антикризисных проектов

Рост инфляции в Удмуртии опрежает федеральный показатель

В Югре о планируемом сокращении работников заявило 212 предприятий

Крупнейшие холдинги Свердловской области будут финансировать общественные работы

Российские банки заставят кредитовать реальный сектор

Число безработных в Прикамье выросло на 1,9 тыс. человек за неделю

 

comments powered by Disqus