Библия в компьютерном формате

Библия в компьютерном формате

Пути сохранения интеллектуального преимущества нации — повышение роли образования и поддержка чтения на государственном уровне. Инструмент — информатизация библиотек, превращение их в информационно-культурные центры. Пока государство ограничивается декларациями, библиотеки уже действуют — как могут.

«Он подарил мне сборник Мандельштама! Наверное, он хочет на мне жениться», — сказала одна студентка другой лет 30 назад. Сегодня подобная логическая связка выглядит по меньшей мере странной. Но в эпоху «самой читающей страны» и в условиях «несвободы слова» такой подарок был очень значим. Студентка оказалась права: однокурсник сделал ей предложение, и ценная книга «осталась в семье».

Мой рассказ лишен ностальгии. Жаль, конечно, что роль книги в начавшуюся эпоху «всеобщей визуализации» стремительно падает. Зато сейчас произведение любимого автора легко найти в магазине (например в екатеринбургском Доме книги ежедневно в продаже более 30 тысяч наименований), а можно и не выходя из дома — в интернете: там есть все — даже Мандельштам.

Как выживают в пору конкуренции с электронными библиотеками традиционные? По данным опросов, их услугами пользуются лишь 40 процентов тех, кто считает себя активно читающими. Востребована ли библиотека обществом, как и куда движется, посмотрим на примере крупнейшей в регионе Свердловской областной универсальной научной библиотеки (СОУНБ) имени В.Г. Белинского.

Белинка.Инструкция по применению

У библиотек есть свой профессиональный праздник — 27 мая. Для Белинки это еще и день рождения, нынче 109-й. К нему приурочена научно-практическая конференция с участием звезд библиотечного дела. Но это праздник. А что происходит в будни?

Тяжелую добротную дверь Белинки ежедневно открывает примерно тысяча человек. Общее число пользователей — более 40 тысяч: в 2007 году они совершили 300 тысяч визитов. Электронная дверь библиотеки открывается еще чаще: сайт www.book.uraic.ru фиксирует более полумиллиона посещений в год.

Основу пользователей (70%) составляют студенты и аспиранты. Особая публика: они приходят сюда работать и знают, что им нужно. Но отыскать это нужное непросто: алфавитный каталог содержит миллион карточек, систематический — еще миллион, а общий объем библиотечного фонда — 2 млн единиц хранения. «Найти то, что написано, бывает труднее, чем написать новое», — говорят даже работники библиотеки. Альтернатива перебору карточек — электронный каталог, куда уже внесено около 15% фонда. Одна из самых востребованных услуг (на нее очередь) — «Электронная библиотека диссертаций»: за право использовать полнотекстовую базу данных Белинка платит, и немало. Но затраты того стоят: путь к сердцу современного читателя лежит через медиатехнологии.

Библиотека, расположенная в двух зданиях на 14 тыс. кв. метров, насчитывающая более 20 отделов, имеет довольно запутанную топографию. Не плутать помогает виртуальный путеводитель-справочник «Белинка. Инструкция по применению».

А чтобы сориентироваться в ее насыщенной событиями жизни, при входе посетителя встречают объявления. Каков план на сегодня? Можно принять участие в конкурсе графических историй (по-простому, комиксов), «золотых» краеведческих чтениях, посетить выставку и даже послушать музыку. Вторая важнейшая черта библиотеки нового времени (после «электронной ориентации») — она больше, чем библиотека: это культурный центр.

Почти каждая из 40 муниципальных библиотек Екатеринбурга имеет свой творческий конек. Например, имени К. Паустовского — с детским уклоном, проводит конкурсы, готовит театральные постановки; библиотека главы города — средоточие общегородских проектов. Белинка в силу областного статуса делает ставку на проекты, которые стартуют здесь, а затем разъезжаются по региону. Знаменита также организацией уникальных, нигде больше не повторяющихся экспозиций. Например, ведет тему «Искусство книги», где книга представлена как художественный объект: все, от содержания до оформления, в ней выполнено одним автором.

Требуются Жанны

Как вся сфера культуры, библиотеки испытывают трудности с кадрами. Причина очевидна. «Единственной альтернативой низкой зарплате, а она в среднем составляет 10 тыс. рублей в месяц, может быть интересная работа», — говорит заместитель директора СОУНБ по научно-методической деятельности Надежда Сулимова. Эта возможность и привлекает молодых. Возрастной срез сотрудников библиотек таков: молодая основа, немногочисленная, но крепкая (приток кадров идет постоянно, в основном это выпускники УрГУ); провал в среднем возрасте (библиотечное ремесло дает мало перспектив для карьерного роста); мощный слой «после 45». Из библиотеки, таким образом, уходят те, кто уже знает и еще может. Это вредит делу.

Портрет-классификацию современных библиотекарей создал профессор санкт-петербургского гуманитарного университета Аркадий Соколов. Он выделил три психофизических типа: Пенелопы, Жанны и Клеопатры (эту типологию, впрочем, можно распространить на многие сферы). Пенелопы, пассивные альтруисты, составляют большую часть: они терпеливо и любовно плетут нить ежедневного труда. Дело двигают вперед Жанны, активные альтруисты, энтузиасты и идеалисты. Их много не бывает. А есть еще Клеопатры, активные эгоисты: они склонны подминать дело под себя, но при совпадении интересов личных и общих достигают больших успехов. На конкурсе молодых библиотекарей, проходившем недавно в Нижнем Тагиле, лидировали Клеопатры: их становится больше. А может, они просто заметнее…

Библиотеки в роли Пенелопы

Сами же библиотеки пребывают сегодня в роли Пенелоп: скрупулезно выполняют возложенную на них обществом и государством функцию и безропотно ждут, когда покровители оценят это по достоинству.

Годовой бюджет Белинки составляет около 50 млн рублей и на 99% формируется из областной казны. Небольшое количество программ финансируются на федеральном уровне. По закону библиотечные услуги должны предоставляться безвозмездно. Доход от платных услуг (например межбиблиотечного абонемента или просто ксерокопирования) превысил 3 млн рублей. Впрочем, государство не забывает жестко спрашивать с библиотек, почему те мало зарабатывают.

Правовое поле, касающееся библиотечного дела, содержит массу противоречий: некоторые законы не только не способствуют формированию читающей-думающей нации, но и препятствуют этому. Например, закон «О государственных закупках» положил конец научному формированию фондов. Для приобретения литературы требуется проведение конкурсов, и выигрывает та организация, которая продает дешевле. Но дешевле — не всегда лучше. Дешевые книги — не библиотечного формата, они не выдерживают большого количества читателей. По оценке специалистов, средств на приобретение книг выделяется втрое меньше, чем требуется по нормативам. Правда, на 2009 — 2011 годы обещано дополнительное финансирование комплектования.

По закону об авторском праве прекратила существование такая востребованная услуга, как сканирование материалов: библиотеки не имеют права создавать сами и разрешать читателям делать цифровые копии, только бумажные. Закон о разграничении полномочий поставил под вопрос методическую деятельность Белинки: она не может тратить областные деньги на обучение муниципальных библиотекарей, коих большинство, из своего бюджета. Но есть областная целевая программа, в рамках которой финансируется эта деятельность.

Россияне не умеют читать

Чтение во все времена рассматривалось как технология интеллектуального развития. Задача библиотек — через доступность книги формировать умную нацию. По определению: «Чтение — это сложная многогранная деятельность мозга, в которую включены процессы восприятия, памяти, мышления, внимания, воображения, воли». Природа и человек не придумали других равноценных занятий, чтобы и умным стать, и удовольствие получить. Кино, успешный конкурент книги, главный воспитатель и образователь нынешней молодежи, куда более пассивно воздействует на голову.

Общечеловеческий феномен, осознанный и проанализированный: сегодня во всем мире читают меньше, чем раньше. Причины очевидны: наступление эры визуальных искусств; господство масскультуры, делающей ставку на развлекательность. Страны, не желающие превратиться в винтики глобальной планетарной машины, а быть ее двигателем, стремятся сохранить интеллектуальное преимущество. Пути достижения — повышение роли образования, поддержка чтения на государственном уровне. Для этого разрабатываются национальные программы, создаются благоприятные условия для издания книг, особенно детских, всячески привлекается внимание к литературе, в том числе за счет фигур «лидеров чтения». В США, например, каждой осенью проводится Национальный фестиваль чтения. На лужайке перед Капитолием раскидывают шатры, каждый штат представляет своего писателя, готовит презентацию, заманивает гуляющих. Здесь можно купить книгу дешевле, чем в магазине, получить автограф знаменитости. Патронесса мероприятия — жена президента Лора Буш.

В России подобная программа была разработана еще в 2006 году, профессионалы подготовлены и мобилизованы — но деньги не выделены. Кто наши «лидеры чтения»? Читателями Белинки в разное время бывали артист Ростислав Плятт, приходивший сюда во время гастролей театра, и скульптор Эрнст Неизвестный. Губернатор Эдуард Россель имеет читательский билет, правда, давно не востребованный. Вообще когда сюда заглядывают по должностной надобности высокие гости, то непременно вспоминают, что и они когда-то читали в Белинке. Но пригласить на какое-нибудь мероприятие «первых леди» города или области библиотеке пока не удалось. И крупные бизнесмены «не засветились» на библиотечном поле.

Существует такое понятие — функциональная неграмотность, когда человек умеет складывать буквы в слова, понимает отдельные предложения, но не ухватывает смысл текста в целом. Раз в два года проводится международное исследование PISA для оценки уровня грамотности. В качестве экспертной группы берутся подростки 14 — 15 лет. Российские дети неизменно на высоте в скорости чтения и пересказе, но гораздо хуже отвечают на вопросы и делают выводы из прочитанного. По общим показателям функциональной грамотности Россия с 30 места в прошлом исследовании переместилась на 32 место в соревновании этого года, оказавшись почти в самом конце европейского списка. Вывод — растет поколение исполнителей.

Вписать книгу в медиасреду

Главный редактор журнала «Книжное обозрение» Александр Гаврилов проанализировал конкретно российские причины утраты интереса к чтению. Во-первых, чтение у нас всегда позиционировалось как тяжелый труд. Детей до сих пор заставляют осиливать в день по столько-то страниц — как трудовую норму. Во-вторых, сказывается привычка смотреть назад, а не вперед, гордиться прошлым, а не планировать будущее. Литература воспринимается по преимуществу как классическая: Пушкин, Гоголь, Толстой — и ничего современного. В-третьих, чтение немодно и непрестижно, так как исключено из медиапространства, а человек, дитя своего времени, тяготеет к телепередачам или блогам.

В Белинке согласны с такой оценкой. Сегодня здесь строится система клиентоориентированного менеджмента: даже внутренние отчеты ориентированы на пользователя, а не на некие абстрактные показатели. Основные запросы читателей вращаются вокруг электронных баз и комфортных условий, укоренились установки на «интересность» и «медийность» — и в бюджете появились такие пункты, как приобретение доступа к электронным полнотекстовым документам, реконструкция сайта, развитие информационной сети. Зайдя на сайт Белинки, можно увидеть страницу «Читаем вместе», где заведующая культурным центром библиотеки Валентина Живаева рассказывает о литературных новинках. Белинка сотрудничает с издательством «Баско», которое на основе ее фондов выпускает электронные книги.
В ближайшие годы предполагается создать собственный сектор электронного копирования: с соблюдением всех юридических норм пополнять фонд цифровыми версиями материалов.

Пока государство определяется, какая нация ему нужна, умная или послушная, библиотеки силами энтузиастов сами поворачиваются лицом к пользователю.

Дополнительные материалы:

Зачтется

Надежда СулимоваВ отсутствие государственной поддержки интереса к чтению библиотеки действуют на личностном уровне. Принцип Белинки — отказ от руководства чтением в советском понимании: никаких нравоучений, только мягкая ненавязчивая вербовка, рассказывает заместитель директора по научно-методической деятельности СОУНБ им. В.Г. Белинского Надежда Сулимова

— Надежда Сергеевна, почему принципиально важно вести речь об информатизации библиотек?

— Потому что другого не дано: это обязательное условие для обеспечения населения библиотечными услугами. В январе этого года Центр Юрия Левады провел опрос «Какое место в жизни россиян занимает интернет?». Все показатели по Москве и Санкт-Петербургу вдвое превышают средние по России. Столь же сильно расслоение территорий (а значит, и библиотек) на богатые и бедные с точки зрения информатизации и внутри Свердловской области. Более 40% библиотечного компьютерного парка сосредоточено в Екатеринбурге. Среди муниципальных библиотек только 32% имеют хотя бы один ПК (сельские библиотеки — всего 14%), 16% — выход в интернет (сельские — 2%), только 4% ведут электронный каталог и всего 2,5% от общего числа посещений — виртуальные (в сельских — 0% по обоим параметрам).

Автоматизированы, как правило, отдельные процессы и операции (каталогизация, комплектование). АРМы пользователя — скорее исключение, чем правило, а это значит, что прямого доступа к электронным ресурсам читатель не имеет. Он зависит от библиотекаря, а тот далеко не всегда готов работать в новой информационной и технологической среде.  
Необходимо постоянно наращивать и обновлять парк ПК, целенаправленно готовить специалистов. «Интернетизация» библиотек должна быть стопроцентной. Муниципальным библиотекам нужна помощь в организации технической, программной поддержки. В рамках традиционных бюджета и штатного расписания сделать это крайне сложно. К счастью, министерство культуры области это понимает: разработана концепция информатизации библиотек, на ее основе готовятся изменения и дополнения в действующий с 2006 года областной Модельный стандарт деятельности муниципальной библиотеки. Стандарт — это «планка» для муниципальной власти: ниже зафиксированных в нем позиций быть не должно. Замечу, что на государственном уровне стандарт вообще отсутствует.

— А что с традиционными книгами?

— Это тоже привилегия Москвы. По данным некоторых исследований (см. http://www.advertology.ru/article59743.htm), сегодня на долю столицы (7,3% граждан России) приходится более 85,1% совокупных тиражей издаваемых книг. Остальные 92,7% россиян (131,8 миллиона) довольствуются 15%. Как заявил в одном из интервью директор издательства «ЭКСМО» Олег Новиков, можно говорить о сегрегации населения по доступу к знаниям.

— Что нужно делать для формирования интереса к чтению?

— Приведу в пример Финляндию. Здесь действует государственная программа поддержки чтения. Как результат, в небольшом городке Тампере я наблюдала в воскресный день такую картину. Семья — папа, мама и трое детей — пришли в местную библиотеку и провели там полдня. Серьезные двух-трехлетки сидели рядком в наушниках и слушали аудиокнигу, родители устроились в читальном зале, потом все дружно пошли в кафе. Финские школьники — вообще для меня читатели номер один. Мне хотелось понять, имеют ли отношение к этим блестящим результатам финские библиотеки. Оказалось, что два года назад делегация школьных библиотекарей России уже исследовала этот феномен и назвала ключевые факторы. Это сильные традиции письменной культуры и уважения к чтению; формирование в обществе имиджа человека образованного как человека читающего; большое количество прекрасно оснащенных и очень привлекательных библиотек; государственная поддержка образования и культуры; обилие литературных премий и широкое обсуждение в СМИ произведений финских писателей; национальный масштаб «Недель чтения» и «Дней любимой книги»; это, наконец, демонстрация в кинотеатрах англоязычных недублированных фильмов с титрами на финском языке (подробнее см. http://schoollibrary.ioso.ru/index.php?news_id=451).

— Получается, что пристрастие к чтению — это следствие ментальности и продуманной государственной политики. Как поступать вне этих условий нашим библиотекам? Что делает Белинка?

— Наш принцип — отказ от руководства чтением (в его классическом советском понимании), от назиданий и нравоучений. Только диалог! Малое резонансное воздействие. Мягкая ненавязчивая вербовка. Приведу пример. В прошлом году мы провели областной фестиваль театров книги (к чтению — через театрализацию, «разогрев» материала). В планах этого года — фестиваль интеллектуальной книги (рост интереса к познавательной, нон-фикшн-литературе — мировая тенденция). Его тема — науки о Земле. К фестивалю привязан конкурс графических историй (комиксов) на приз Белинки. Он будет посвящен Уралу (см. http://book.uraic.ru/news_topic/konkursy/istorii_ural/). В нем примут участие истории — те, что рассказывают друзьям, зазывая их в гости, или отражающие представления об Урале людей, никогда там не бывавших и только представляющих себе, что это за край такой. Истории о том примечательном, что знает или должен знать мир об Урале

 

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus