Игра в разгаре — правил нет

Игра в разгаре — правил нет

 Евгений Сиваев
 Евгений Сиваев
Журнал «Эксперт Урал» собрал 13 апреля за круглым столом руководителей ведущих энергосбытовых компаний региона, а также представителей Региональной энергетической комиссии (РЭК), чтобы обсудить острые проблемы рынка сбыта электроэнергии. Реформа электроэнергетики идет четыре года, но этот рынок только складывается. В большинстве регионов сбытовые компании, выделенные из дореформенных АОэнерго, еще занимают монопольное положение (см., например, справку). Между тем передел сфер влияния уже начался. Поскольку переход клиентов от одного поставщика к другому не регламентирован, рынок лихорадит.

Опрос, проведенный «Э-У» накануне круглого стола, позволил определить ключевые для обсуждения темы. У участников рынка много претензий не только друг к другу, но и к регулирующим органам, прежде всего РЭК. А областные и муниципальные власти они упрекают в аффилированности с рядом энергосбытов. Отдельная проблема — неплатежи населения и управляющих компаний. Неясны и перспективы развития. Новации в законодательстве приведут к тому, что в 2008 году вместо нынешних семи гарантирующих поставщиков в Свердловской области останется три­четыре: это изменит структуру рынка.

Цель нашего мероприятия — сформулировать предложения для развития рынка сбыта электроэнергии и оптимизации деятельности компаний. Изначально рискованный замысел — собрать конкурентов для откровенной беседы — в принципе реализовать удалось.

Как переманивать клиентов

«Э-У»: Насколько определены правила поведения энергосбытовых компаний по отношению к клиентам и друг к другу? Какие инструменты конкурентной борьбы используют ключевые игроки?

Сергей Савченко, коммерческий директор ОАО «Свердловэнергосбыт»:

 Сергей Савченко
 Сергей Савченко

— Новые правила действуют более полугода: либеральная модель рынка запущена с 1 сентября. Статус гарантирующего поставщика утвержден Федеральной службой по тарифам (ФСТ) и согласован постановлением РЭК Свердловской области № 130 ПК от 17.10.06. По ряду вопросов рынок ждет дополнительных регулирующих документов. Их отсутствие не вносит стабильности во взаимоотношения потребителей и гарантирующих поставщиков.

Свердловэнергосбыт самый крупный из гарантирующих поставщиков, к тому же это единственная в области энергосбытовая структура, имеющая статус участника оптового рынка. Он несет основные риски и ответственность за надежное энергоснабжение региона. Условия оптового рынка для нас достаточно жесткие, но их трансляция на наших покупателей, партнеров и контрагентов невозможна — таковы правила. В связи с этим мы не всегда находим взаимопонимание. Надеюсь, законодательство подработают, и это гармонизирует отношения на рынке.

Евгений Сиваев, коммерческий директор энерго­группы АРСТЭМ:

 
 Евгений Сиваев
— Один из острых моментов конкурентной борьбы связан с тем, что при отсутствии свободного спроса развивающимся компаниям приходится переманивать клиентов монополистов. Те для сохранения клиентской базы используют несовершенство законодательства, в частности отсутствие четкого описания механизма компенсации убытков гарантирующему поставщику. Правила розничных рынков электроэнергии (постановление правительства РФ № 530 от 31.08.06) определили обязательства потребителя при переходе от гарантирующего поставщика, но они эфемерны. По идее, потребитель должен переходить на обслуживание к новому поставщику с момента заключения договора. На практике гарантирующие поставщики не отпускают потребителя до уплаты отступных. Мы запрашивали РЭК и федеральные службы, как рассчитывать отступные. Ответа не получили.

В ОАО «ЕЭСК» в противоречие законодательству до сих пор не разделены сбыт и сети. Этот факт используется как дополнительный рычаг в конкурентной борьбе. Регламента взаимоотношений клиента и сетевой компании тоже нет. Наше предложение законодателям — внесите уточнения в эту часть правил рынка.

Отмечу еще одну очевидную тенденцию: со временем сбытовые компании станут конкурировать за счет предоставления дополнительных сервисов клиенту в условиях ценового равенства. Будет развиваться именно эта часть бизнеса.

Надежда Запорожец, первый заместитель председателя Региональной энергетической комиссии Свердловской области:

 Надежда Запорожец
 Надежда Запорожец
— Это очень верное наблюдение. В прошлом году конкуренция была некорректной и недобросовестной, потому что каждая сбытовая компания имела свое тарифное меню, экономически привязанное к затратам на услуги по передаче электроэнергии определенных сетевых организаций. Имея объективно разные тарифы, игроки пытались переманивать к себе потребителей, которые к тем сетям никакого отношения не имели.

В этом году путем введения так называемого котлового метода определения тарифов созданы равные условия по стоимости услуг на передачу энергии. Где бы потребитель ни находился, услуга передачи на одном уровне напряжения стоит для него одинаково, независимо от того, заключит он договор с какой­либо сбытовой организацией, либо сам станет субъектом оптового рынка.

Сбытовые организации могут конкурировать только величиной сбытовой надбавки. Когда мы утверждали тарифы на 2007 год, эти компании часто наведывались в РЭК: интересовались, как бы сделать так, чтобы сбытовая надбавка оказалась ниже, чем у конкурента. Теперь, как сказал Евгений Сиваев, конкуренция перейдет в сервис. Сбытовые организации стали поворачиваться лицом к потребителю, стремиться предлагать лучшие условия, чем у конкурентов.

Что касается разъяснений по отступным. РЭК вправе давать их только по тем документам, которые она сама издала.

Пункт 76-й правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных постановлением правительства России № 350 от 31.08.06, четко определяет право покупателя перейти на обслуживание от гарантирующего поставщика к иной сбытовой организации. Должны быть выполнены следующие условия: отсутствие задолженности перед гарантирующим поставщиком, раздельный учет объемов потребляемой энергии, возмещение убытков гарантирующего поставщика (так называемых «отступных»).

«Отступные» определяются как разница между необходимой валовой выручкой гарантирующего поставщика, рассчитанной на период с даты расторжения договора до окончания текущего периода регулирования тарифов с учетом снижения затрат, связанных с обслуживанием такого потребителя, и его выручкой от продажи электрической энергии в течение указанного периода по установленным тарифам без учета такого потребителя. Проще говоря, отступные равняются снижению доходов от сбытовой надбавки гарантирующего поставщика. При этом величина, подлежащая возмещению, не может быть выше суммы, необходимой для компенсации соответствующей части экономически обоснованных расходов гарантирующего поставщика по поставке электрической энергии населению и иным категориям потребителей, которые не учтены в тарифах.

С арифметикой здесь все нормально. Дело в другом. Компенсации подлежит разница до конца текущего года, но гарантирующий поставщик по статусу обязан в любое время принять этих потребителей обратно, то есть он должен сохранять персонал, сбытовую базу. И эти затраты он вынужден нести постоянно. Отсюда: любой уход потребителя будет приносить убытки гарантирующему поставщику на следующий год.

«Э-У»: Как увязываются принятые РЭК в декабре решения по котловому методу определения тарифов с новыми правилами недискриминационного доступа к сети, вступившими в силу 10 апреля? Создает ли равные условия котловой метод?

Н.З.: По версии РЭК — да. Единый тариф для всех потребителей нужен, чтобы создать, как я уже поясняла, равные условия для конкуренции. Обращаюсь ко всем: если этот механизм не нравится — предложите другой, спасибо скажем. Не бойтесь нас критиковать. Мы выбрали самую простую модель, которую можно было реализовать уже в 2007 году. Сегодня ФСТ России представила на рассмотрение проекты трех вариантов, в том числе — «свердловский».

Александр Козлов, заместитель главного управляющего директора по сбытовой деятельности КЭСК:

 Александр Козлов
 Александр Козлов
— Возможно, котловой метод и дает равные условия для сбытовых компаний. Однако решение РЭК было принято под самый Новый год, и компании оказались не готовы к работе по нему с начала года. Договор должен быть тройным: в этой схеме три участника — сбыт, сети, потребитель. Мы готовы предложить РЭК подготовленные нами тексты таких договоров.

Н.З.: С 2008 года единые сетевые тарифы на передачу электроэнергии для соответствующих категорий потребителей будут обязательны. Как станут формироваться эти тарифы, повторю, до конца еще не определено. Все решит наш с вами опыт в 2007 году. Поделимся им с ФСТ: она постоянно спрашивает мнение регионалов.

Андрей Травкин, генеральный директор Свердловской энергогазовой компании:

 Андрей Травкин
 Андрей Травкин
— Котловой метод уравнял наши издержки, но обсуждать, удобен он или нет, было бы целесообразно, если бы здесь присутствовали представители сетевых компаний.

Михаил Шор, заместитель генерального директора ОАО «Екатеринбургская электросетевая компания» по сбыту:

— Присутствуют. Пока ЕЭСК едина в двух лицах — занимается и транспортом, и сбытом. В этом году сбытовая компания будет выделена. Что касается методов борьбы, тут я не соглашусь: что значит «не отдаем» клиентов? Клиент всегда прав и свободен в своем выборе. Посмотрите «Правила функционирования розничных рынков электроэнергии в переходный период», утвержденные постановлением правительства № 530.

«Э-У»: У вас есть рычаги влияния на его свободу.

М.Ш.: Рычаги есть у всех. Здесь говорили, что главным конкурентным преимуществом будут дополнительные сервисные услуги. Так ли? Я утверждаю: бизнес прежде всего будет выбирать, где дешевле, как бы мы ни «облизывали» клиента. В свое время некоторые наши потребители предпочли другие сбытовые компании и главной причиной перехода были более привлекательные тарифы.

 Михаил Шор
 Михаил Шор
А.Т.: На мой взгляд, успешной будет та компания, которая не перекладывает трудности работы на оптовом рынке на клиента. Если уж энергосбытовая организация заявила себя таковой, тем более если у нее есть статус гарантирующего поставщика, клиент не должен испытывать дискомфорта, видеть вашу некомпетентность, оплошность. Вы должны демонстрировать персональную ответственность за его экономические показатели, он это ценит.

«Э-У»: Предлагаем подвести черту: конкурентная борьба мешает или способствует развитию рынка?

С. С.: Предлагаю согласиться с тем, что потребителем движет прежде всего экономический интерес. В этом году такой инструмент, как большая свобода маневра во взаимоотношениях с клиентом в части определения сроков и условий взаиморасчетов, имеется у большинства энергосбытовых компаний и гарантирующих поставщиков: наши конкуренты не обременены, как мы, обязательствами расчетов в текущем периоде на оптовом рынке. Поэтому одна из причин перехода наших потребителей к конкурентам — условия расчета. С 1 января 2008 года этот инструмент потеряет эффективность: все гарантирующие поставщики должны будут работать на оптовом рынке.

«Э-У»: Вероятно, самая острая конкурентная борьба на рынке начнется в 2008 году, когда не станет РАО, монополистов, и все будут на равных?

Н.З.: Думаю, борьба усилится. Каждый гарантирующий поставщик, сбытовая компания, выйдя на оптовый рынок, покажут, на что они способны.

А. Т.: Борьба уже сегодня острей некуда. Основные проблемы создает действительно регламент перехода потребителя от гарантирующего поставщика к сбытовой организации: сегодняшняя его конструкция стала замком. Потому что такой переход не рождает экономических интересов: определенная федеральной службой по тарифу стоимость, по которой один гарантирующий поставщик покупает на оптовом рынке фиксированное количество энергии и продает всем остальным шести на территории, приносит ему скрытую сбытовую надбавку порядка полутора копеек за киловатт•час. Потому что предельная величина стоимости покупки на оптовом рынке 685 рублей за 1000 кВт•ч, а здесь дороже 713 рублей никто не покупает. Поэтому: когда все станут участниками оптового рынка, конкуренция между сбытовыми компаниями, гарантирующими поставщиками, которые обретут этот статус после 1 января, будет более цивилизованной.

Но как же нам готовиться к конкурсу, определяющему, кто станет гарантирующим поставщиком в 2008 — 2010 годах? За сто дней до его проведения, то есть в конце сентября, мы должны были знать условия его проведения, а в марте — увидеть конкурсную документацию. Но ее все нет.

Н.З.: В мае­июне мы объявим этот конкурс. Все требования исполним.

ЖКХ на шее

«Э-У»: Что препятствует развитию энергосбытовых компаний?

Дмитрий Ильиных, генеральный директор компании УЭНКО:

 Дмитрий Ильиных
 Дмитрий Ильиных
— Существует проблема потерь в сетях. Минпромэнерго придумало методику утверждения нормативных потерь. Но она определяет величину большую, чем сетевые организации. Этим воспользовались сетевики: они пытаются утвердить потери в большем объеме, чем учитывает РЭК. Законодательство не поощряет сетевые компании снижать потери.

Доверия к методикам Минпромэнерго нет. ФСТ заявила: она будет рассчитывать потери с учетом заключения Минпрома, но в рамках собственного баланса. То есть оценки Минпромэнерго ее фактически не интересуют. Между тем изза больших потерь увеличивается тариф на передачу электроэнергии. Транспортные платежи слишком велики, и покупать энергию на оптовом рынке «на сутки вперед» энергосбытовой компании становится невыгодно.

А.Т.: Меня заботит взаимодействие с управляющими компаниями в коммунальном секторе. Они часто не отвечают статусу. Там говорят: «Электроэнергия — не наш товар, избавьте нас от головной боли, связанной с разницей между объемами поставок и потребления, это не наши потери». Отказываются устанавливать счетчики, рассчитываться в соответствии с их показателями. Что тут делать? Нужна сертификация, единая система требований к управляющим компаниям.

«Э-У»: А есть у сбытовых компаний опыт самостоятельной работы с конечными потребителями — физическими лицами?

С.С.: Мы считаем, что предприятия ЖКХ создадут проблемы для гарантирующего поставщика. Наше почетное право и обязанность — работать с любым обратившимся потребителем. Крупные потребители будут нас покидать: их стремления на оптовый рынок, к независимым компаниям не остановить. А доля предприятий ЖКХ в структуре потребления Свердловэнергосбыта будет расти. Неплатежи этой категории станут существенно определять показатели гарантирующего поставщика. Проблема связана с несправедливыми тарифами услуг предприятий ЖКХ. Предприятия тепло­ и водоснабжения практически не могут рассчитаться за электроэнергию в полном объеме. Нужно повысить ответственность местных властей за деятельность таких компаний: они создаются под их эгидой.

«Э-У»: В ходе предварительного обсуждения участники рынка обозначили ряд вопросов к РЭК. Например, по их мнению, энергетическая комиссия не только регулирует тарифы, но и пытается вмешиваться в договорные отношения.

Н.З.: Существующая схема договорных отношений инициирована ОАО «Свердловэнерго». Мы эту схему поддержали как самую простую. Через сети ОАО «Свердловэнерго» поступает в область практически вся энергия, поэтому эта сетевая организация в силу своего положения участвует в поставке электроэнергии любому потребителю. Понятно, что все участники этих отношений должны быть равноправными сторонами. Мы, РЭК, можем только контролировать, нет ли ущемления интересов какой­либо стороны в части оплаты услуг за передачу электрической энергии.

Он должен доказать

«Э-У»: Как выстраивается взаимодействие власти и бизнеса? Какова роль административного ресурса в формировании рынка?

А. Т.: Говорить о его использовании неоправданно. Потребитель реагирует на два основных условия: стоимость киловатт•часа и условия его продажи. Остальное не играет роли.

«Э-У»: Но по данным нашего опроса, крупнейшими оказываются компании, сформированные с участием именно административного ресурса. И влияние его на рынок велико.

С.С.: Проблема есть. Она возникла в связи с появлением новых сбытовых компаний, которые представляют интересы определенных промышленных групп. Например, был у нас потребитель ВСМПОАвисма. Но сейчас у него появилась своя энергосбытовая компания: она занимается покупкой для него электроэнергии. Та же судьба ожидает предприятия нефтегазового комплекса: они будут создавать дочерние предприятия, занимающиеся энерготрейдингом, выходить на оптовый рынок. Хотя оптовый рынок не столь привлекателен, как это могло бы показаться, но сбытовая надбавка, остающаяся у предприятия, делает его таковым.

«Э-У»: Как будет меняться количество участников рынка Свердловской области, особенно в связи с предстоящей 22 мая продажей Свердловэнергосбыта?

А.Т.: В соответствии с новыми требованиями к гарантирующим поставщикам они должны будут обеспечивать не менее 25% потребления в каждом субъекте федерации. Значит, в регионе останется три­четыре игрока.

А.К.: Количество гарантирующих поставщиков будет уменьшаться. Не все смогут пройти конкурсный отбор: кто­то не выйдет на оптовый рынок, кто­то не получит лицензию на продажу электроэнергии, у когото финансово­экономические показатели не соответствуют требованиям. При этом появятся новые компании, связанные с крупными промышленными предприятиями, другими регионами, прежде всего Москвой и СанктПетербургом. Они будут работать на местном рынке, хоть и не в качестве гарантирующих поставщиков.

«Э-У»: А местные игроки планируют укрупняться, выходить в другие регионы, возможно, за пределы Урала?

С.С.: Наши интересы сосредоточены пока только в Свердловской области. Думаю, после продажи Свердловэнергосбыта ситуация не поменяется. Мы стремимся к сохранению статуса в своей зоне.

«Э-У»: В Свердловской области был прецедент, когда независимая амбициозная компания «Энергоджинн» не смогла утвердить тарифы в РЭК. Это стало одной из причин ее ухода с рынка. Насколько новым компаниям, в том числе иногородним, просто закрепиться на рынке, защитить свои тарифы в РЭК?

Н.З.: От РЭК совершенно ничего не зависит в вопросе появления компаний на розничном рынке Свердловской области. Они должны предоставить РЭК договор, согласно которому покупают энергию для потребителей, и договор на оказание услуг по передаче электроэнергии. Это все. Но нужно учитывать, что сегодня вся Свердловская область поделена между гарантирующими поставщиками.

Что касается выхода на оптовый рынок: нам приходится включать в баланс объемы гарантирующего поставщика или какой­то другой сбытовой организации. И мы должны аргументировать решение с точки зрения социально­экономических последствий для области. То есть учесть, как это отразится на стоимости энергии для потребителей, переходящих к иной сбытовой компании и остающихся у гарантирующего поставщика, а также — на налоговых поступлениях в областной и местные бюджеты.

«Э-У»: С самоупразднением РАО «ЕЭС России» в середине 2008 года на рынке перестанет негативно сказываться внутренний конфликт его интересов. С одной стороны, энергохолдинг выступает как идеолог реформ и поборник развития конкуренции, с другой — ревностно следит за монополизацией дохода и поддержанием высокой капитализации сбытовых компаний до момента их продажи. До выхода РАО из бизнеса должно быть завершено формирование правового поля для работы энергосетевых компаний: обеспечение условий их стабильного функционирования — залог надежности электроэнергетики в целом.

Цели энергосбытовых компаний

— Построение добросовестного конкурентного рынка

— Создание единого информационного пространства

— Совершенствование нормативной базы

— Защита консолидированных интересов

— Обеспечение устойчивости бизнеса (в том числе в случае потери статуса ГП)

— Развитие дополнительных услуг для хеджирования рисков   

Проблемы функционирования энергосбытовых компаний

— Отсутствие добросовестной конкуренции

— Отношения с сетевыми компаниями

— Тарифное регулирование (существующая методика формирования сбытовой надбавки)

— Занижение инвестиционной привлекательности

— Продажа электроэнергии в многоквартирных домах

— Недостаток оборотных средств

— Недостаточное кадровое обеспечение

— Взаимоотношение с регуляторами

Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus