Телега без лошади

Телега без лошади

 Фото - Андрей Порубов
Фото - Андрей Порубов
Схема развития и размещения производительных сил Свердловской области до 2015 года содержит раздел «Наука и инновации», предусматривающий инерционный сценарий развития науки, плавное увеличение объема научнотехнических услуг. Раздел содержит более 80 приоритетных направлений — это фактически весь перечень разработок, которыми занимается Уральское отделение Российской Академии наук (УрО РАН), государственные научные центры и вузы, расположенные в Свердловской области. При этом в мире обсуждается только с полсотни актуальных технологий, в общероссийском списке их 52, а в его новой редакции, еще не утвержденной президентом РФ, будет, вероятно, порядка 35. Другими словами, Схема пока лишь описывает весь спектр заявок, поданных научными организациями и вузами. Ясно, что государство не может поддержать все проекты.

Необходимо выделить приоритеты научноинновационного развития региона, разработать областную инновационную систему. В последние три года при распределении госзаказа на научнотехническую деятельность, финансируемую из областного бюджета, предпринималось несколько попыток сузить горизонт. Однако внятный заказ экспертному сообществу на ревизию и отбор проектов до сих пор не сформирован (это связано как с отсутствием финансирования, так и с трудоемкостью сбора данных), и серьезных исследований в этой области нет. Свердловская область начинает значительно отставать от инновационного мейнстрима, входящего в моду по всей стране. Сложившийся имидж области как богатого старопромышленного региона тормозит развитие отраслей и проектов постиндустриальной экономики.

В отстающих

Последние два года задача инновационного строительства жестко ставится президентом страны, премьер-министром. Федерация создает особые экономические зоны (ОЭЗ), объявляет конкурс инновационных университетов, заявляет о финансировании нескольких технопарков. Но география федеральных проектов Урала не знает, хотя есть Москва, Санкт-Петербург, Ростов, Томск, Новосибирск, Красноярск — почти все ключевые регионы. Закономерный вопрос: чем мы провинились? Типичный ответ москвичей: разве у вас есть инновационная активность? Да и зачем вам государственная поддержка? Организуйте своих олигархов. А мы будем поддерживать окраинные регионы, по контуру которых могут возникнуть угрозы национальной безопасности, суверенитету. Построим национальные университеты в Ростове и Красноярске.

Количество организаций Свердловской области, выполняющих НИОКР

Приходится признать: в этих словах изрядная доля правды.

В полуторадвух десятках российских регионов приняты законы об инновационной деятельности, в некоторых сформировалось целое «инновационное» законодательство. Во многих субъектах РФ созданы инвестиционные фонды поддержки инноваций из средств региональных бюджетов. В Татарстане в такой фонд заложено 30 млн долларов. Разрабатываются программы комплексного развития инновационной деятельности, предусматривающие налоговые преференции инновационноактивным предприятиям.

По концентрации научного капитала Свердловская область эквивалентна Москве, Санкт-Петербургу и Новосибирску. Это основные зоны, где сосредоточен научный потенциал страны. Но трое последних значительно опережают Урал. Закон об инновационной деятельности четыре года «барахтается» в Свердловской областной думе и даже не принимается к рассмотрению. Нет и закона о технопарках. Как следствие, налоговые льготы не предоставляются. Бюджетные средства, выделяемые на научные исследования, относительно невелики.

Технопарки, созданные на базе УрО РАН («Академический») и УГТУУПИ («Уральский»), представляют собой небольшие здания и производственные помещения, «запертые» городским пространством Екатеринбурга. Это скорее площадки для демонстрации потенциальных возможностей с ничтожным оборотом, чем реальные бизнесинкубаторы. Технопарки, открытые на промышленных предприятиях (Уралмаш, Уралхиммаш, завод им. Калинина) в обмен на льготы по налогу на землю, — ничто иное как ширмы, за которыми обычно скрываются многочисленные арендаторы, не связанные с инновационной деятельностью. (Для сравнения: в Китае около 250 технопарков с численностью 50 — 100 тыс. работающих, производящих продукцию на 50 млрд долларов). Характерно признание свердловского губернатора Эдуарда Росселя, посетившего в апреле в составе правительственной делегации финский технопарк: «В одном технопарке работает около 10 тыс. человек. Есть чему поучиться. У нас много разрозненных структур, но нет единого центра управления. Нужно создать систему. У нас нет венчурного фонда, нужно придумать его финансовую схему».

Примечательный факт: коллектив ученых из УГТУУПИ получил заказ на прогнозную оценку промышленно-инновационного развития Урала от …корейцев (в мировом масштабе в этой области наиболее активны США и Япония, интенсивными поисками инновационной волны по всему свету занимается Китай). «Родное правительство» Свердловской области таких работ не заказывает.

А проекты, посланные им на федеральный конкурс по размещению ОЭЗ, готовились впопыхах и всерьез не лоббировались.

Руководители области больше говорят о планах в электроэнергетике и металлургии. Их можно понять: именно эти отрасли составляют фундамент региональной экономики. Так стоит ли отвлекаться на «сумасшедших инноваторов», которые не внесут в ближайшее время сопоставимого вклада в ВРП? Тем более что политические волны в нашей стране рассчитаны на четыре года, а любой стоящий инновационный проект по международным нормам начинает экономически оправдываться лишь через 5 — 7 лет.

Евразийский размах

Только в последние полгода свердловские элиты интенсивно заговорили о проекте создания Большого Евразийского университета (его стоимость 150 млрд рублей). Объединив потенциал 13 екатеринбургских вузов, он при участии академической науки и промышленности должен стать мощным международным образовательным, научноисследовательским и

производственным центром с разнообразной инновационной и социальной инфраструктурой. Зарегистрировано некоммерческое объединение вузов, отведена земля, правительство области и СУАЛХолдинг выделили средства на разработку организационной и градостроительной концепции будущего университета. По словам Эдуарда Росселя, она будет рассмотрена на президиуме РАН. А в конце июня — начале июля созданное некоммерческое объединение проведет в Екатеринбурге международную конференцию «Мегауниверситеты России», куда с прицелом на вхождение в национальный проект по науке и образованию пригласят конкурирующих красноярцев, ростовчан, а также зарубежные инвестиционные фонды.  

Таблица. Карта собственности крупнейших компаний Свердловской области

На апрельской встрече с первым вицепремьером Дмитрием Медведевым Эдуард Россель обрисовал идеологию Евразийского университета. По словам губернатора, Медведев одобрил ее. Не говоря о деньгах, политическая и организационная поддержка первых лиц государства выведет идею нового университета в центре России из узкой региональной ниши и придаст ей федеральное звучание. Патронирование федеральной властью, несомненно, приподнимет статус Урала как центра инновационной активности, привлечет стратегических инвесторов (в том числе иностранных) и успокоит вероятные споры участников проекта по вопросу «кто главный и кто распоряжается ресурсами». 

Что имеем

Вялость организационных процессов совсем не означает, что свердловчанам нечего предложить России и миру. Среди инновационно активных компаний прежде всего выделим холдинг «Юнона» (владельца новоуральского завода «Медсинтез»), екатеринбургский завод «Релтэк», выпускающий термо— и энергосберегающее оборудование, корпорацию «Пумори-СИЗ», осваивающую передовые станочные, инжиниринговые технологии. 

Один из последних примеров. Ряд екатеринбургских вузов — УГТУУПИ, Уральский госуниверситет (УрГУ), горный университет, некоторые академии — подали заявки на участие в программе министерства образования РФ «Инновационный университет». Вузы выставили на конкурс, вопервых, исследования в области нанотехнологий, конструкционных материалов будущего. Во-вторых, информационные технологии. В этом солидарны УГТУ, УрГУ и Институт математики и механики УрО РАН, вот уже год выражающие готовность создать информационный технопарк (правда, поскольку бизнесу в этом проекте выделена вспомогательная роль, а основная ставка сделана на средства федерального бюджета, дальше заявлений о намерениях дело пока не сдвинулось). Втретьих — энергоэффективные технологии. Вчетвертых — программы рационального природопользования и переработки техногенных образований: серьезные наработки по этой тематике есть у УрО РАН, УГТУУПИ и других вузов.

В Екатеринбурге отличная научная школа по активным лекарственным формам (Институт органической химии УрО РАН и кафедра органической химии УГТУУПИ), которая, кстати, в этом году представила препарат против птичьего гриппа. Институты УрО РАН разрабатывают новую медицинскую аппаратуру. Институт электрофизики попрежнему лидирует в области производства сильноточной электроники: по прибыльности он занимает третье место среди всех институтов РАН, ежегодно зарабатывая около 500 тыс. долларов, и уступает лишь двум сибирским институтам — ядерной физики и катализа, чьи доходы исчисляются миллионами долларов.

Инноваторы Среднего Урала могли бы обслуживать и бурно растущие строительную и коммуникационную отрасли. Сегодня бизнес в них практически не подпитывается результатами деятельности отечественной науки, внедряет импортные технологии, в лучшем случае — их доморощенные имитации. Учитывая, что зарубежные технологии дороги и самыми передовыми не являются, рост этих отраслей в перспективе будет ограничен. А ведь они могли бы стать локомотивами инновационного строительства в Свердловской области.

Сергей Кортов, Заведущий кафедрой "Инновационные технологии" УГТУ-УПИ (Екатеринбург), кандидат физико-математических наук, Александр Задорожный


Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus