Взрыв цвета

Взрыв цвета Неоднозначная ситуация на мировых рынках цветных металлов заставляет уральских производителей консервировать неэффективные производства, проводить глубокую модернизацию мощностей и развивать сырьевую базу

В середине апреля на рынке труда появилось неожиданное объявление: в связи с увеличением производства новых сотрудников набирает ОАО «Уфалейникель». И это притом что в прошлом году комбинат не раз был на грани остановки. Как пояснили на предприятии, 11 апреля в рамках модернизации производства здесь запустили третью печь по выпуску никеля, которая не работала более двух лет. Так собственники комбината отреагировали на неблагоприятные условия мировой конъюнктуры.

Никель в тумане

Рынок никеля лихорадит, пожалуй, больше всех: общее производство в России в 2012 году сократилось на 3,7%, хуже было только в 2008 году. Основная причина — резкие перепады цен: временами стоимость никеля опускалась ниже уровня 16 тыс. долларов за тонну — критического для большой части мировых производителей этого металла. В среднем за год никель подешевел на 23,3%.

Используя этот аргумент, осенью 2012 года уральские производители никеля обратились к правительству РФ с просьбой поддержать предприятия отрасли. Под угрозой остановки производства на комбинате «Южуралникель» глава Oriel Resources (объединяет ферросплавные активы группы компаний «Мечел») Алексей Иванушкин просил срочной господдержки в виде снижения цен на электроэнергию (11,5% в себестоимости), тарифов на транспортировку сырья железной дорогой, а также налоговых льгот. Он указывал на то, что себестоимость производства предприятия (около 21 тыс. долларов за тонну) выше рыночных цен на LME — 16,7 тыс. долларов за тонну. К тому времени комбинат уже нарастил убытки с 689 млн рублей (в 2011 году) до 774,2 млн рублей (первое полугодие 2012 года). С аналогичной просьбой в правительство РФ обращались и власти Челябинской области, чтобы спасти градообразующий «Уфалейникель» (входит в Highmetals KDS). Они заверяли, что комбинат также терпит огромные убытки на фоне низких цен на никель. В первой половине 2012 года выручка комбината сократилась относительно уровня аналогичного периода 2011 года почти на 42% (до 2,68 млрд рублей), рентабельность продаж упала до — 9%.

Положительного ответа уральские металлурги так и не получили. В результате, чтобы избежать дальнейшего роста убытков, акционеры «Южуралникеля» приняли решение остановить производство: с июля — частично, а с 1 октября 2012 года — полностью. В целом по итогам 2012 года, по данным МЭР, комбинат потерял в объемах 46% от 2011 года (или около 7,88 тыс. тонн). Теперь Мечел ведет активные переговоры по продаже комбината.

Динамика цен на цветные металлы на LMEСобственники же «Уфалейникеля» на остановку производства не решились: они приобрели комбинат буквально в начале 2012 года и только во втором квартале смогли возобновить работу предприятия и завязанных с ним в одной производственной цепочке завода «Режникель» и Серовского рудника. По неофициальной информации, сохранение загрузки мощностей было одним из условий, по которому региональные власти поддержали появление нового собственника. В результате комбинат оказался единственным производителем никеля в России, который продолжал наращивать объемы: согласно данным МЭР, объемы производства с начала 2012 года здесь удалось увеличить на 4,7% (до 11 тыс. тонн). Правда, не факт, что это положительно отразилось на финансовом положении комбината, — «Уфалейникель» до сих пор не раскрыл отчетность за 2012 год. На предприятии лишь отмечают, что при существующих ценах на мировом рынке производство здесь по-прежнему нерентабельно.

И по оценкам аналитиков БКС, в краткосрочной перспективе всем производителям никеля вряд ли удастся повысить рентабельность. По их прогнозам, цены на этот металл в 2013 году будут держаться на уровне 18,5 доллара за тонну и в 2014 году вырастут не более чем до 20 долларов за тонну.

Неофициально участники рынка указывают на то, что снижение тарифов на электроэнергию вряд ли могло существенно повлиять на экономическое положение обоих уральских производителей никеля. Их главная беда — низкое качество сырья и устаревшее оборудование, которое давно требует модернизации. На фоне низких цен на никель даже такой гигант отрасли, как ГМК «Норильский никель» (его себестоимость производства — около 9 тыс. долларов за тонну), начал работать над снижением операционных расходов и себестоимости.

На «Уфалейникеле» нам рассказали, что новые собственники обсуждают вопрос модернизации завода: в этом году на реконструкцию комбината, а также завода «Режникель» и Серовского рудника планируется направить 685 млн рублей. «Мы делаем ставку на увеличение добычи руды, наращивая вскрышные работы на Серовском руднике — основном источнике сырья для комбината. Следующий шаг — модернизация производства на “Уфалейникеле”. Это дорогой инвестпроект, рассчитанный на несколько лет», — пояснил управляющий директор «Уфалейникеля» Эдуард Карпенко. Основной расчет делается на снижение расхода кокса — одного из главных основных компонентов, формирующих себестоимость производства никеля.

Медно-цинковая стойкость

В отличие от никеля, медная и цинковая отрасли на Урале от колебаний мировой конъюнктуры пострадали не так сильно, хотя падение среднегодовых цен на LME было существенным: цинк подешевел на 11,3%, медь — на 9,9%.

По данным International Lead and Zinc Study Group, котировки цинка упали на фоне снижения мирового спроса на 2,8%. Это произошло за счет сокращения потребления в Европе (на 6,8%) и Китае (на 3,2%). Тем не менее крупнейший в России производитель цинка и сплавов на его основе Челябинский цинковый завод (ЧЦЗ, паритетно принадлежит РМК и УГМК) в 2012 году сохранил объемы производства на уровне предыдущего года (160 тыс. тонн). При этом компания существенно увеличила объем поставок на внутренний рынок — до 69,5% от объема выпуска продукции, что на 14,5% выше результата 2011 года. Это стало возможным в основном благодаря увеличению спроса на цинк со стороны российских сталепрокатных комбинатов, сделавших ставку на выпуск оцинкованного проката и проката с полимерным покрытием. По данным РИА «Рейтинг», три крупнейших производителя этой продукции ММК, НЛМК и Северсталь увеличили ее производство в 2012 году на 6,6% (до 3 млн тонн).

Из числа крупнейших производителей рафинированной меди в России только «Уралэлектромедь» (УГМК) смогла сохранить производство на уровне 2011 года (около 379 тыс. тонн). При этом УГМК третий год подряд лидирует по объему выпуска меди в стране, опережая ГМК «Норильский никель». Последний уже несколько лет поэтапно сокращает медное производство в России (в 2012 году — на 3%), что связано с переходом предприятия на переработку более бедных руд. Не удалось удержать производство и Русской медной компании: выпуск рафинированной меди на двух ее основных заводах снизился. Согласно данным Минэкономразвития РФ, на Кыштымском медеэлектролитном заводе — на 13%, на Новгородском металлургическом — на 12%. В МЭР сокращение производства связывают с дефицитом медных ломов на российском рынке (основное наряду с рудой сырье для заводов РМК), а также сокращением внутреннего спроса на медь со стороны российского машиностроения.

Итак, лидеры подотрасли сохранили объемы производства, однако не смогли удержать падение чистой прибыли: у ЧЦЗ она сократилась почти на 50% (до 535 млн рублей), у «Уралэлектромеди» — на 32% (до 3,8 млрд рублей).

Прогнозы на 2013 год медники давать не торопятся в связи с крайней неопределенностью. Генеральный директор УГМК Андрей Козицын не раз отмечал, что рассчитывает на сохранение цен на цветные металлы хотя бы на уровне 2012 года.

Инвестиционный задел

Снижение доходов, тем не менее, не влияет на планы собственников предприятий цветной металлургии по модернизации производств и расширению мощностей. Так, Челябинский цинковый завод намерен увеличить к 2016 году свои мощности на 25% (см. «Ориентир на внутренний рынок»). УГМК готовит площадку для строительства второй очереди нового цеха электролиза на «Урал­электромеди» (первую на 150 тыс. тонн меди в год запустили в феврале 2012 года) взамен устаревшей, она будет сдана в эксплуатацию к 2015 году, а к 2018 году — и третья, что позволит выпускать 450 — 500 тыс. тонн катодной меди в год. Стоимость каждой очереди — 6 млрд рублей. Ставка делается на новые технологии, которые позволят снизить себестоимость производства меди на УГМК.

Примерно к этому же сроку Русская медная компания планирует увеличить выпуск медной катанки с 170 тыс. до 350 тыс. тонн в год, золота — с 4 до 15 тонн в год, серебра — с 110 до 300 тонн в год, цинка в концентрате — с 40 тыс. до 200 тыс. тонн в год. Общий объем инвестиций в эти проекты — 1 млрд долларов.

Одновременно с увеличением мощностей цветники активно работают над развитием сырьевой базы. «Этот вопрос для нас ключевой. Если в 2012 году объемы добычи и переработки медно-цинковых руд компанией составили 6,5 млн тонн, то в 2013 году они увеличатся почти в два раза, а по планам на 2015 год — до 31,4 млн тонн», — заявлял президент РМК Всеволод Левин. Такую динамику должны обеспечить крупные ГОКи — Михеевский и Томинский, которые будут работать на месторождениях в Челябинской области. Именно они станут основными источниками сырья для компании на ближайшие 25 лет. Серьезные инвестиции в рудные активы направляет и УГМК. Основные проекты — расширение Гайского (Оренбуржье) и Учалинского (Башкирия) ГОКов, увеличение добычи «Башмеди» и «Сибирь-Полиметалла» (Алтайский край).

Такая стратегия логичная, у медных компаний нет другого выбора, кроме как развивать новые сырьевые проекты: богатые медные месторождения уже выработаны или близки к истощению. Цены на медь остаются высокими и это делает переработку медных руд высокорентабельным бизнесом. Cпрос же на медь со стороны промышленности будет расти: по оценкам International Copper Study Group (ICSG), на мировом рынке уже несколько лет сохраняется дефицит этого металла на уровне 340 тыс. тонн. Так что по сути дела, именно уровень обеспечения собственной сырьевой базой во многом предопределит долю компаний на рынке в будущем.

Таким образом, основной задачей на ближайшее будущее уральских производителей цветных металлов становятся модернизация мощностей для снижения себестоимости продукции и разработка собственных источников сырья. Как отмечают в Московском финансовом центре, для реализации таких проектов сейчас самое время — смысла для экстенсивного производства нет, зато есть возможность вложиться во внутреннее развитие с расчетом на будущий рост.


Дополнительная информация.

Ориентир на внутренний рынок

Ринат ШакирзяновСтроительство заводов горячего цинкования и рост потребления в России позволяют Челябинскому цинковому заводу снизить зависимость от негативной мировой конъюнктуры. Генеральный директор ЧЦЗ Ринат Шакирзянов считает, что предприятие способно увеличить мощности как минимум на четверть.

— Как вы оцениваете итоги работы Челябинского цинкового завода в прошлом году и каковы прогнозы на этот год?

— 2012 год для завода был стабильным. Чистая прибыль, хотя и снизилась, но находится значительно выше наших ожиданий. Конечно, мировые цены на цинк оказывают существенное влияние на финансовые показатели предприятия. В бюджете ЧЦЗ на 2013 год чистая прибыль запланирована на уровне 55 млн рублей, при сохранении текущего уровня котировок вполне вероятно ее снижение. Чтобы компенсировать влияние мировой рыночной конъюнктуры, расширяем продажи на внутреннем рынке и оптимизируем производственные затраты.

— А как чувствует себя ваш британский актив Brock Metal Company? Согласно данным WBMS, в 2012 году объемы мирового потребления цинка снизились на 2,8%.

— Конкуренция на европейских рынках действительно ужесточилась. Но, несмотря на это, наш производитель цинковых сплавов в Великобритании в прошлом году сохранил показатели объемов продаж и прибыли на уровне 2011 года.

— Какими темпами растет потребление цинка на внутреннем рынке России?


— Темпы держатся на уровне 2010 — 2011 годов, когда потребление цинка в России перешагнуло докризисный уровень: около 5% в год. Это связано с появлением в последние несколько лет новых заводов горячего цинкования, которые потребляют значительные объемы нашей продукции. Кроме того, сохраняются на хорошем уровне и объемы заказов от наших традиционных потребителей. Поэтому повода для беспокойства нет.

— Обострилась ли конкуренция со стороны импортеров?

— Ужесточения конкуренции мы не наблюдаем: российские потребители ориентированы на наш цинк — он полностью удовлетворяет их по качеству и условиям поставки. Хотя, как известно, ввоз цинка из Казахстана и Узбекистана не облагается пошлиной, а ввозная пошлина на поставку цинка из других стран снизилась всего с 5% до 3,5%.

— На ЧЦЗ сейчас реализуется масштабная программа наращивания мощностей. Какого эффекта вы от нее ожидаете? Отразится ли на планах реализации инвестпрограмм снижение финансовых показателей компании?


— Инвестиции, которые направляются на развитие производства, позволят нам уже в 2013 году увеличить объемы выпуска продукции до 165 тыс. тонн, а к концу 2016 года ЧЦЗ планирует выйти на уровень 200 тыс. тонн товарного цинка в год. Наша инвестиционная программа направлена на создание необходимых для этого технологических мощностей на всех переделах завода.

В частности, будет проведена реконструкция цеха выщелачивания, модернизированы локальные очистные сооружения. Но один из основных объектов — строительство «вельц-печи» № 6. Ее ввод помимо роста производства цинка позволит увеличить объемы переработки окисленного сырья, в том числе пылей медеплавильных предприятий. В 2013 году должны начаться проектирование, подготовка площадки и закупка оборудования для нее. Стоимость всей программы оценивается в более чем 2 млрд рублей.

Партнер проекта: Челябинский цинковый завод

Комментарии

Материалы по теме

Солнце еще высоко

Титан до Индии доведет

В одни руки

Медь вышла на публику

Зимнее снижение спроса замедляет ценовую динамику на рынке черных металлов

 

comments powered by Disqus