Счетное число

Счетное число
 Динамика экспортных доходов крупнейших уральских экспортеров (по сопоставимой выборке)
 Динамика суммарной выручки рейтинговых выборок
 Динамика нижней границы рейтинговых выборок
 Динамика суммарной выручки рейтинговых выборок
 Распределение доли в выборке по 20 крупнейшим компаниям
 Динамика экспорта продуктовых направлений в рейтинговой выборке
 Средняя по выборке* стоимость экспортной поставки
Самостоятельная внешнеэкономическая деятельность до сих пор остается уделом «привилегированного» класса компаний, для большинства доступ на мировые рынки закрыт. С кризисных времен число крупных фирм, ведущих зарубежные поставки, сокращается.

Представляем читателям девятый ежегодный рейтинг крупнейших компаний-экспор­теров на Урале и в Западной Сибири. В этом году мы, как и в прошлом, публикуем данные исследования весной, прежде итоги проекта появлялись на страницах нашего журнала лишь в сентябрьских номерах. Причина переноса сроков очевидна — предоставить актуальную и необходимую при принятии решений информацию как можно раньше.

С другой стороны, нам приходится работать с «сырыми» данными — официальная холдинговая отчетность по МСФО в большинстве компаний еще не готова (об этом мы делали более подробную оговорку в прошлогоднем рейтинге — см. «Все говорят, что мы вместе» , «Э-У» № 17 от 30.04.12).

Развитие экспортно ориентированного сегмента Урало-Западносибирского региона в 2012 году в целом продолжило понижательную тенденцию: нынче по выборке наблюдается проседание выручки порядка 8%, в 2011 году падение составляло 4,5 — 8% в зависимости от способов расчета. (Заметим, что считать можно двумя основными способами. Первый — по сопоставимым компаниям, когда вычисления относительных величин ведутся только по тем организациям, которые присутствуют в обоих сопоставляемых периодах. Второй — совокупно по выборкам, когда относительная величина получается простым отношением общей суммы выборки текущего периода к общей сумме выборки базового периода. Далее в статье используем расчеты второго типа. Также заметим, что расчеты мы ведем по общей выборке 140 фирм ежегодно: сто крупнейших компаний «местного» рейтинга плюс сорок крупнейших компаний рейтинга «федеральных подразделений».)

Две головы

Посмотрим на структуру выборки по объемам выручки: абсолютное большинство экспортных доходов на протяжении всей истории нашего рейтинга крупнейших экспортеров Урала и Западной Сибири формируют два предприятия. Это ТНК-ВР, бессменно возглавляющая топ-лист крупнейших региональных подразделений федеральных холдингов (топ-40), и Сургутнефтегаз — завсегдашний лидер списка «местных» экспортеров (топ-100). В докризисное время эти два гиганта обеспечивали порядка двух третей совокупной экспортной выручки по 140 компаниям выборки, и лишь за последние два-три года их суммарная доля снизилась до 55%.

Если рассматривать отдельно динамику объемов экспорта нефтяных лидеров и оставшейся выборки из 138 компаний, то ниспадающий тренд оказывается далеко не таким явным. Так, суммарная экспортная выручка по ТНК-ВР и Сургутнефтегазу в 2011 году сократилась на 12,5%, в 2012 году — на 10%. По оставшейся выборке мы наблюдали в 2011 году рост на 7,5%, а в 2012 году пятипроцентный спад. Таким образом, эту, казалось бы, устойчивую посткризисную тенденцию на сжатие экспортных объемов определили всего две компании. (В дальнейшем из анализируемой в тексте настоящей статьи выборки мы исключаем Сургутнефтегаз и ТНК-ВР в силу их несопоставимости по масштабам с остальными экспортерами на Урале и в Западной Сибири; выборка же будет состоять из 138 компаний — 99 «местных» и 39 «федеральных»).

Размерная структура

«Очищенная выборка» дает возможность получить более объективную картину. Во-первых, показательно более-менее равномерно ниспадающее распределение выручки по компаниям рейтинга. Во-вторых, разворачивалась нешуточная борьба за первое место: на эту позицию всегда претендовали черные металлурги (группа ММК), нефтехимики (Салаватнефтеоргсинтез) и нефтедобытчики (Башнефть). Их поджимали экспортеры меди (УГМК) и калийщики («Уралкалий» и «Сильвинит»). Такая ситуация наблюдалась вплоть до конца 2009 года.

Начиная с 2010 года, мы видим другой тренд. Сильные коррективы в жизнь крупнейших экспортеров нашего региона внесли усилившиеся в отечественной практике процессы слияний-поглощений. Пример — консолидация Башнефти и покупка этого холдинга АФК «Системой». В результате наша выборка получила однозначного лидера в лице этой компании, сместить которого в ближайшее время, думается, шансов будет мало. Поглощение «Уралкалием» своего давнего закадычного конкурента «Сильвинита» вывело объединенных калийщиков из лидеров «второго эшелона» в число мощнейших уральских компаний наравне с нефтяниками и крупнейшими металлургическими холдингами.

Кроме того, кризисные и посткризисные ценовые падения и скачки, изменения объемов мирового спроса, носившие разнонаправленный характер в зависимости от рынка того или иного сырья, нарушили прежнее «честное соревнование». Экспортеры меди объективно оказались в более выгодных условиях, нежели их прежние конкуренты, работающие со сталью и прокатом (подробнее см. «Ценовой прессинг»).

Эти структурные изменения, начавшиеся с посткризисным восстановлением экономики, непременно ведут к усилению концентрации и влияния крупных компаний. С 2010 года кривая распределения экспортной выручки по рассматриваемой выборке в «голове» задирается все выше, а «тело» выборки фактически пропадает, превращаясь в длинный хвост. Об этом мы подробно начали писать еще в самом начале процесса, характерного не только для экспортеров, но и для всей промышленной основы экономики региона. Сейчас мы констатируем, что это вылилось в устойчивый тренд (см. например, «Инерция с концентрацией» , «Э-У» № 42 от 02.11.09 и «Экономическая батрахология» , «Э-У» № 43 от 31.10.11).

У описанного процесса концентрации в сегменте экспортирующих компаний есть одно интересное отличие, в сравнении с выборкой «обычных» фирм. У последних акцент тяжести все больше и больше перемещается в сторону «головы», а в «хвост» каждый раз добавляются новые и новые компании. При этом нижняя граница «хвоста» (минимальный объем выручки, чтобы попасть в рейтинг) остается более-менее стабильной. Иначе с экспортерами: при сходом процессе «утяжеления головы», полноценной «подпитки хвоста» здесь не происходит. В результате нижняя граница выборки снизилась с докризисных показателей к 2012 году более чем в шесть раз: мы вынуждены «добирать» компании в лист.

Компаний-экспортеров в Урало-За­падно-с­­ибрском регионе оказалось попросту мало, в кризис многие начали сворачивать деятельность, а новых не появилось. Казалось бы, уральская промышленность по большей части сырьевая и экспортно ориентированная, почему же так мало фирм осуществляют поставки за рубеж? Большинство сетует на растущие транспортные издержки, непредсказуемость всей логистики и высоченные барьеры выхода на зарубежные рынки, причины которых коренятся в отечественной коррупции и бюрократии (подробнее см. «Внутренний мир» на с. 76).

Отраслевая структура

Следующее наблюдение, которые мы вынесли из анализа выборки — изменения и в отраслевой структуре крупнейших экспортеров. Лучше всех держался сектор химии и нефтехимии. Несмотря на все посткризисные перипетии, разговоры о стагнации обошли химиков стороной — начиная с конца 2009 года, экспорт этих отраслей в финансовом выражении стабильно рос. В результате химическое и нефтехимическое направление в три раза нарастило свой вес в совокупной выборке: с 8% в 2006 году до 24% в 2012-м.

Уверенно выглядят экспортно ориентированные машиностроительные производства на Урале. Кризисный провал их, кажется, почти не затронул (не сырьевая продукция все же), а в 2012 году объемы экспорта этого сектора показали самую высокую положительную динамику среди основных отраслей выборки, значительно превысив докризисные объемы поставок. Объем сектора, по сути, определяется четырьмя оборонными предприятиями: Уралвагонзаводом, Уфимским моторостроительным объединением, Мотовилихинскими заводами и ОКБ «Новатор». Все четверо в минувшем году продемонстрировали значительный положительный прирост, самый мощный — УВЗ. Предприятие успешно экспортировало танк Т-90С в арабские страны и Среднюю Азию, в результате в 2012 году доля экспорта на УВЗ в структуре реализации военной продукции составила 80% против, как говорят на предприятии, плановых 67%. В результате доля машиностроителей в совокупной выручке выборки экспортеров увеличилась с докризисных 5 — 6% до нынешних 9 — 10%.

Казалось бы, с ценовым кризисом и уменьшением сырьевого спроса на мировых рынках должна была понизиться доля нефтяников в структуре нашего рейтинга. Сначала к тому и шло: со ставшей уже обычной трети в докризисные времена нефтедобытчики в 2009 году просели до четверти от совокупного объема экспортной выручки. Однако нефтяные цены довольно скоро вновь взметнулись вверх, и все стало на свои места.

График. Период кризисного падения и посткризисной неопределенности привел к снижению доли металлургов и росту долей химиков и машиностроителей

А вот металлургам вернуть докризисные позиции в структуре рейтинга экспортеров так и не удалось. В острую фазу быстрее всего просели экспортные поставки у алюминщиков и производителей меди, хотя мировые цены на их продукцию все же довольно быстро стали восстанавливаться. На рынках стали восстановления так до сих пор и не случилось. В результате черные металлурги в 2012 году продемонстрировали самое серьезное отраслевое падение нынешнего рейтинга — почти на треть меньше объема поставок-2011. Таким образом, по экспортной выручке сектор опустился даже ниже кризисного дна 2009 года. Так что если до кризиса черные и цветные металлурги обеспечивали свыше половины уральских экспортных доходов, то теперь им под силу только треть.

Где поддерживать

Нарисованная картина, как нам видится, неплохо демонстрирует возможные направления (но не инструменты) государственной поддержки экспортно ориентированного сектора экономики. Во-первых, тарифная поддержка крупных устоявшихся экспортеров. Этот рычаг госвластями активно использовался в пик кризисного падения, что, кстати, вызывало немало нареканий в создании преференций конкретным компаниям. К тому же, в долгосрочной перспективе сжатия мирового сырьевого спроса такими способами экспортеров «не вылечишь». Во-вторых, развитие внутреннего рынка, на который могла бы быть переориентирована часть мощностей «крупняка», все более невостребованная на внешнем рынке. Инструмент хороший, долгосрочный, отчасти опробованный в антикризисной политике. Но если по-честному, то конкретных быстродействующих механизмов экономического влияния на сложившуюся ситуацию здесь у государства нет. «Внутренний рынок» как «бизнес климат» и «инвестиционная привлекательность» воспитывается годами. Наконец, в-третьих — облегчить доступ новым (как правило, небольшим) компаниям на зарубежные рынки. А это в полной мере сфера действия властных структур, поскольку основные барьеры выхода возвели известные контролирующие органы. Основное внимание, мы считаем, нужно уделять именно этой части господдержки. И, кстати, нормы и правила ВТО здесь будут весьма полезны.

Дополнительные материалы

Рейтинг крупнейших экспортеров Урала и Западной Сибири «Уральский экспорт-100» по итогам 2012

Комментарии

Материалы по теме

Узкий коридор для спасения Отечества

Мир в этом году

Что есть Урал для России

Зима тревоги нашей

Семь кандидатов на место

Ставки сделаны. Убытки подсчитаны

 

comments powered by Disqus