Персональный спектакль

Персональный спектакль B небольшой закрытый городок Озерск Челябинской области группа критиков из Свердловского отделения Союза театральных деятелей ехала с подспудными опасениями типа «в небольших городах и искусство небольшое». Скептиков ждало разочарование, а оптимистов - награда.

На сцене

Мы приехали в Озерск во время Недели премьер: каждый вечер в театре драмы и комедии «Наш дом» демонстрировались постановки из числа самых свежих. Хитом сезона стал спектакль, уже одно название которого вызывает в памяти шлейф ассоциаций, - «Ханума». Написанная в конце века XIX комедия «с грузинским акцентом» востребована до сего дня: посмеяться не впустую привлекательно казалось и тогда, и сейчас. Озерская версия сохранила канонический подход к материалу, но вместо полюбившейся мелодии Гия Канчели воспользовалась оригинальной музыкой уральского композитора Сергея Моисеева.

Создателей спектакля следует поблагодарить. Сначала за то, что они не сделали. Публику не старались рассмешить ужимками и кривлянием, что, по убеждению некоторых и даже многих современных режиссеров, является залогом успеха. Ее не тормошили подмигиванием и «толстыми» намеками на местные параллели. «Ханума» обошлась без пошлости, от начала до конца точно выдержав взятую ноту «естественной легкости разрешения сложных жизненных вопросов». Артисты не пытались переиграть или перепеть известных исполнителей. Режиссеру из Екатеринбурга Михаилу Пазникову удалось вырастить спектакль таким, что тот ни с кем не соревновался, уважал самого себя и чувствовал уверенность вне зависимости от контекста других постановок.

Теперь спасибо за то, что сделали. Получилось искрометно, динамично, нескучно: калейдоскоп бытовых и ярмарочных сцен сменяется любовно-лирическими сюжетами, конфликтами желаний и «конкурентной борьбой». Мощный жизнеутверждающий импульс исходит прежде всего не от молодых героев и артистов, а от людей опытных, узнавших жизнь и не уставших ей радоваться. Когда на сцене появляется Ханума в исполнении заслуженной артистки России Елены Шибакиной, ее встречают аплодисментами. Актер неизменно передает герою собственное мироощущение. Елена убедительна в роли сильной женщины, сохранившей позитивный взгляд, желание помогать влюбленным, да она и сама готова к любви! Ее соперница сваха Кабато (артистка Елена Лагодич) - современная карьеристка, обаятельная хваткой, готовая на многое ради победы, но умеющая и проигрывать. Центр притяжения спектакля - именно эти персонажи: они взяли на себя внимание зрителей. Противостояние двух главных мужских фигур (родового, но безденежного и богатого, но безродного) проявилось менее выпукло.

Состояние актерского куража заряжает энергетикой зал. Вихрь танцев и песен; все герои, в том числе непервостепенные, имеют собственный «сольный выход». Не каждый драматический артист обладает выдающимися вокальными и хореографическими данными, а в спектакле 31 (!) музыкальный номер. Был специально приглашен специалист по вокалу (Светлана Банных), одним из самых сложных явилась отработка пластических композиций (хореограф Андрей Иодловский). Артистов «мучили» по несколько часов в день, зато в результате они не мучили зрителей непрофессионализмом.

Спектакль «Ханума» вряд ли фестивальный, перед ним не ставились задачи поиска дополнительных смыслов и необычных выразительных средств. Кредо режиссера Михаила Пазникова - наивный театр: «Нет никаких вторых планов, есть только первый. Артист выходит к зрителю с открытыми глазами и открытым сердцем - и просто ведет свою роль». Но спектакль явно гастрольный, он будет прекрасно смотреться и на чужих сценах. Вот только его прокатная судьба зависит не только от качества постановки, но и от желания местных руководителей.

За сценой

Напомню, в городском театре шла Неделя премьер. На «Хануме» зал на 500 мест был полон под завязку. Накануне на спектакле «Сирано де Бержерак» присутствовало 40 зрителей. Не потому что он получился слабым. Нет, он сложен, неоднозначен, многопланов. А вот «Сиротливый Запад» по пьесе модного сегодня ирландского драматурга Мартина Макдонаха и вовсе был откровенно заблокирован группой зрителей во главе с учительницами литературы.

Реальность такова. В Озерске есть высокопрофессиональный театр, живущий в прекрасном здании, отделанном мрамором и яшмой. Он работает на разные категории зрителей, удовлетворяет кассовый спрос и не забывает об альтернативном искусстве. Но есть и объективные условия закрытого города: зритель жестко ограничен количественно, а его вкусы в течение многих лет стабильны и неизменны.

В мировой театральной практике давно высчитано количество тех, кто посещает театр: от 3 до 5 процентов населения. В Озерске это примерно 3 тысячи человек. Гостей в закрытом городе почти нет. Здесь действует «правило семи премьер»: ровно столько показов собирает зал, но после того, как все театралы посмотрели новую постановку, кое-кто не по разу, спектакль впадает в состояние летаргического сна и в таком виде сохраняется в репертуаре. В результате здесь вынуждены создавать все новые и новые проекты: иногда одномоментно репетируется два-три спектакля для большой и малой сцен, да еще и авторские вещи.

Вынужденное состояние творческого подъема засчитаем-таки в плюс. Но финансовое напряжение от подобной ситуации пойдет явно в минус. Директор театра Владимир Кулик рассказывает: «В новогоднюю "кампанию" мы зарабатывали на постановку "Ханумы". "Ханумой" сейчас зарабатываем на следующую постановку - "Птица Феникс возвращается домой" по пьесе Ярославы Пулинович». Станет ли произведение новой драматургии источником для продолжения финансовой цепочки? Уверенности, судя по господствующему зрительскому менталитету, нет.

Театр начинается с города

Звучное название появилось у Озерска не так давно, благодаря замечательному расположению между трех озер. В советские времена подобные города были безымянными, номерными. Но народ придумывал им прозвища: «плутониевые», «шоколадные» (в том смысле, что люди в период всеобщего дефицита существовали там как в шоколаде). А недавно мне довелось услышать, в том числе от озерцев: «замороженные». И закрытые территориальные образования продолжают жить особой жизнью, словно вне времени, о чем сами, кстати, постоянно приезжим напоминают.

Прошлое ощущается здесь осязаемо, в том числе лучшими, вызывающими ностальгию чертами. Оазис стабильности и неспешности в быстро меняющемся, скачущем мире. Здесь мало что происходит. Прогуливаясь по набережной, мы увидели снесенный поребрик, похоже, его сшибла машина. «Ну, теперь месяца два будет о чем говорить и писать...», - смеется жительница городка. Удивительно, но здесь почти нет интриг.

Закрытые города продолжают оставаться отрезанными от «большого мира». Это странно в эпоху всепроницаемости интернета и других средств связи. Вроде бы, включил ноутбук - и чувствуй себя гражданином Земли. Но, оказывается, реальная земля, по которой ходят реальные люди, влияет куда сильнее, чем виртуальные возможности безграничья. Границы остаются: вокруг городов и внутри людей. О психологии закрытого города время от времени пытаются рассуждать в Росатоме, так как признают и отрицательные стороны «отрешенности»: «В ЗАТО не допускают не только "чужаков", новых людей, но и непривычные идеи».

Одним из каналов связи с миром и временем может стать культура, наиболее свободная, наименее зашоренная сфера жизни. Мир искусства по определению более пластичен, восприимчив к новому, чем другие слои общества.

В театре «Наш дом» имеются силы и присутствует желание устраивать фестивали, без которых современное культурное пространство невозможно представить. Здесь создается достойный продукт - спектакли, которые могут быть вывезены за пределы города и стать его знаком, меткой, средством знакомства.

Озерский театр - ровесник комбината «Маяк», градообразующего предприятия: первый реактор запустили одновременно с первой премьерой. Театр возник, когда во вновь созданном населенном пункте еще не существовало ни одной школы. Рассказывают, сам Курчатов часто посещал спектакли, которые служили для него источником вдохновения, и если для озарения ученому требовалось общение с искусством, срочно собирали труппу и играли персонально для него... Но сегодня собственные начинания театра не встречают глубокого понимания у местной администрации. Фестиваль, который несколько лет проводили озерцы, сошел на нет из-за «финансовой недостаточности», как будто это было их внутреннее, личное дело. Все сложнее приглашать режиссеров на постановки, а ведь «режиссерская антреприза» - великолепное средство расширения зрительского сознания. Город не использует потенциальные возможности театра «Наш дом» идентифицировать его в большом открытом мире.


Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus