Когда юрист спит

Когда юрист спит Динамика выручки от юридических практик второй год сохраняет стабильно невысокий результат - 9%, показал рейтинг юридических компаний Урала и Западной Сибири, представленный аналитическим центром «Эксперт-Урал» по результатам 2011 года. Что стопорит рынок?

Выручка участников рейтинга от юридических услугБезусловно, есть компании, выручка которых выросла больше средних показателей. Так, двукратный рост показала уфимская юридическая фирма «Результат» - за счет сопровождения сделок с землей и недвижимостью. Но есть и такие, у которых этот показатель значительно сократился.

Нет существенных колебаний и в структуре выручки. Тройка ведущих юридических практик последние два года неизменна: судебные споры (26%), налоговое право (22%), услуги в области коммерческого и хозяйственного права (16%). Причем если посмотреть на динамику выручки по сегментам, то у судебных споров по сравнению с 2010 годом она упала на 3% а остальных двух - приросла на треть. Примерно половина участников рейтинга увеличила штат юристов, однако это увеличение не было масштабным.

В ходе опроса представителей отрасли мы попытались выяснить факторы торможения и найти драйверы роста.

Временное затишье

Юридический бизнес как никакой другой отражает состояние экономики: нарастает спад, появляются проблемы у бизнеса - и соответствующий спрос на услуги юристов. Как правило, это связано с антикризисными мерами: взысканием долгов, корпоративными конфликтами, сопровождением процедур банкротства. Так, в кризис 2008 года у некоторых юристов на последний вид приходилось до 30% выручки. На подъеме экономики у бизнеса появляется потребность в реализации инвестиционных проектов, покупке недвижимости. 2011 год оказался промежуточным: спад уже прошел, но и явно выраженного подъема не наблюдается. Директор юридической конторы «ЮРИКО» Елена Завьялова именно этим объясняет затишье:

Структура выручки участников рейтинга от юридических услуг- Прошедший год не отмечен ничем новым, ярким и эпохальным ни в экономике, ни в юридическом бизнесе. Мы спокойно дорабатывали старые проекты, завершали дела, связанные с процедурами банкротства, взысканием долгов. А новых юридических дел в период посткризисного перерождения бизнеса еще не появилось.

- Вал банкротств, который мы фиксировали еще пару лет назад, действительно пошел на убыль, однако это не означает, что у бизнеса стало меньше проблем, просто они приобрели иной характер, клиенты стали предъявлять иные требования, - продолжает генеральный директор юридической фирмы «ЛЕВЪ» Елена Артюх. - Поручения становятся все более комплексными, требующими работы специалистов из разных отраслей, почти всегда нужен прогноз налоговых последствий сделок и процедур. Я вижу рост поручений по ведению экономических споров в арбитражном суде, особенно налоговых и по административным правоотношениям, например оспаривание актов различных органов. Это свидетельствует о тенденции к разрешению споров законными, а не коррупционными способами. По опыту нашей компании я также вижу повышение интереса к законным способам прекращения деятельности юридических лиц (реорганизации, ликвидации, в том числе через процедуры банкротства). Все это свидетельствует о желании снизить личные риски руководителей и собственников бизнеса.

Интересно, что увеличивается число налоговых споров, которые компании хотят разрешить в досудебном порядке. По словам Елены Артюх, клиенты ее компании проявляли интерес к медиации - внесудебной процедуре урегулирования конфликтов, правда, число реальных медиационных сессий и заключенных соглашений еще невелико.

Динамика изменения выручки участников рейтинга от основных юридических практик по итогам 2011 годаПочти все участники рейтинга фиксируют рост проектов, связанных с налоговым законодательством. Управляющий партнер юридической фирмы «Гольцева, Данилевский и Партнеры. Юридические и налоговые консультанты» Ольга Гольцева считает это следствием государственной политики, направленной на усиление контроля за налогоплательщиками, борьбой с налоговыми схемами и фирмами-однодневками, а также увеличения числа реальных случаев привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. Многие предприниматели, осознавая подобные риски, приходят к тому, что в нынешней ситуации надо больше внимания уделять налоговому планированию.

Игра в монополию

Этот год для юридических практик будет более насыщенным. Во-первых, со дня на день будут приняты поправки в Гражданский кодекс, который не менялся с 1994 года. Они касаются очень многих аспектов корпоративного права, сделок с землей и недвижимостью, результатами интеллектуальной деятельности. Эксперты уже сейчас говорят, что поправки носят революционный характер, а значит, бизнесу потребуется масса консультаций и разъяснений.

Другое событие, которое всколыхнет рынок, присоединение России к ВТО. Рынок юридических услуг и сейчас не закрыт для иностранных компаний, однако с присоединением России к глобальному торговому клубу интерес иностранцев к ведению бизнеса может вырасти, в России появится больше иностранных компаний с хорошим менеджментом, организацией, с прописанной номенклатурой действий.

«Наши юристы начнут проигрывать, - прогнозирует Елена Завьялова. - Чтобы выдержать сильную конкуренцию, мы должны предлагать услуги, соответствующие международным стандартам качества».

Третий фактор влияния - перспективы утверждения модели регулирования отрасли. Как известно, сейчас доступ к работе юриста имеет любой желающий, в том числе без специального образования. Исключение составляют нотариусы и адвокаты, которые обязаны подтверждать знания, соблюдать кодекс этики и состоять в профессиональных коллегиях. Серьезные юридические компании, которых раздражают непрофессионалы, уже не первый год говорят о необходимости создания системы контроля за рынком частнопрактикующих юристов через их объединение в саморегулируемые организации. На Урале эту идею продвигала Национальная правовая палата. Однако против выступили адвокаты: чего огород городить, надо создать модель на основе имеющейся практики адвокатуры. Теперь дискуссия перешла на уровень конкретных законопроектов.

Не так давно на сайте министерства юстиции появилась программа «Юстиция», в которой прописан план введения регулирования в отрасли. Концепция предполагает, что доступ на рынок юридических услуг юристов, не обладающих статусом адвоката, будет ограничен. Чтобы юридическим компаниям можно было и дальше вести клиентов, вводится понятие бизнес-адвокатуры. Этот проект получил название «адвокатской монополии».

Параллельно команда, поддерживаемая Высшим арбитражным судом, подготовила альтернативный проект «профессиональной монополии». Он предполагает обязательную норму: человек или компания могут участвовать в судебном процессе только с привлечением профессионального представителя - юриста. Такой юрист должен пройти аттестацию и сдать квалификационный экзамен. Тем самым можно отсечь от практики часть непрофессионалов.

Большинство юристов, работающих в статусе юридического консалтинга, вариант «адвокатской монополии» не поддерживают. Директор консалтинговой компании «Русское право» Иван Строгов настаивает на том, что адвокаты на рынке юруслуг не представляют существенной силы, поэтому было бы неправильно отдавать им монополию: «Такой шаг может привести к дискредитации юридического консалтинга и взвинчиванию цен на судебные услуги». Ольга Гольцева считает, что введение адвокатской монополии рискует усугубить проблему: «Это может повлечь уход с рынка значительной части компаний, оказывающих востребованные услуги, в связи с невозможностью (по различным причинам, в том числе и финансовым) получения адвокатского статуса. К тому же это чревато появлением "полуподпольных" юридических фирм (что обычно бывает при государственных организациях в любом виде), которые по низким ценам начнут оказывать услуги непонятного качества».

Критиков такой модели становится все меньше. Отчасти это связано с тем, что компании за десять лет дискуссии устали от споров и готовы принять любую модель регулирования. Некоторые практикующие юристы считают, что вариант объединения на базе адвокатуры не так уже и плох, с одной лишь оговоркой - надо вносить серьезные изменения в само законодательство об адвокатской деятельности и совершенствовать судебную систему.

По-взрослому

Евгений ШестаковРынок юридических услуг стал более открытым, четко специализированным и профессиональным. Сейчас важно не ошибиться и выбрать правильную модель регулирования, убежден управляющий партнер группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Евгений Шестаков

- Евгений Николаевич, рынок юридических услуг в России стал довольно заметной отраслью экономики. Что этому способствовало?

- На мой взгляд, за последние годы наш рынок сильно повзрослел. Во-первых, юристы стали более открыты. Это важно, потому что позволяет потенциальным потребителям юридических услуг сделать осознанный выбор. Рейтинги, в том числе группы «Эксперт», этому как раз способствуют.

Во-вторых, появилась специализация. Сформировалось три группы участников: адвокаты, нотариусы, юридические фирмы. Каждая занимает свою нишу. Адвокаты в основном специализируются на уголовном праве и оказании юридических услуг физическим лицам. Нотариусы выполняют регистрационные и удостоверительные действия. Юридические фирмы занимаются преимущественно обслуживанием бизнеса. Их принято разделять на небольшие специализированные фирмы-бутики и индустриальные юридические фирмы, которые в свою очередь делятся на фирмы полного сервиса и фирмы процедурного типа.

В-третьих, рынок стал более профессиональным. Государство держит курс на повышение авторитета и влияния судебной системы, поэтому за последние пять лет произошло существенное усложнение материального и процессуального законодательства, выросла роль юристов. Одновременно c массовым изменением корпоративных, налоговых, административных норм произошло ужесточение требований к предпринимателям, возросла их ответственность. Чтобы вести бизнес эффективно, предпринимателям приходится стать на порядок более профессиональными, следовательно, стать более профессиональными пришлось и их юридическим бизнес-консультантам.

- Много лет идет дискуссия о путях регулирования рынка юридических услуг. Похоже, стороны подошли к разработке конкретных проектов. Вам какая концепция ближе - Минюста или Высшего арбитражного суда?

- Давайте посмотрим на ситуацию с двух сторон. Если рассматривать частный бизнес в России в широком смысле, не разделяя его в зависимости от размера или отрасли, то можно сказать, что для целей обслуживания из всего многообразия участников рынка юридических услуг он выбрал именно юридические фирмы как наиболее близкие ему по духу. В результате сегодня, по оценкам Минюста, 90% юридического бизнес-консалтинга оказывается частными юридическими фирмами. Юридические фирмы выгодно отличаются от своих прямых конкурентов адвокатов ориентированностью на проектную командную работу, инновационностью и мобильностью. Адвокатура же излишне традиционна, скована индивидуальным и некоммерческим характером труда адвокатов, запретом найма одного адвоката другим и запретом делить гонорар адвоката с другим адвокатом даже под видом распределения обязанностей.

В то же время мы понимаем, что пора принимать какую-то модель. Меня как представителя юридического бизнеса радует наличие конкуренции между ветвями исполнительной и судебной власти. Лично мне кажется, что вариант ВАС РФ более правильный, так как позволяет юристу сохранить независимость, в то время как первый вариант предполагает полную подконтрольность Минюсту.

Вообще, сам факт наличия бурного движения на рынке юридических услуг и пристального внимания к нему государства свидетельствует о положительных процессах и развитии отрасли. Хотелось бы только, чтобы государство принимало обдуманные и взвешенные решения в таком важном вопросе, как регулирование рынка юридических услуг.

- Считается, что основной капитал в вашем бизнесе - люди. Юристы много лет жалуются на засилие непрофессионалов, низкую квалификацию выпускников вузов. Есть выход?

- Общероссийский плач о нехватке квалифицированных кадров присущ, пожалуй, каждому отраслевому рынку. И говорить об этом в сотый раз уже не хочется. Я считаю, что вопрос воспитания компетентных юридических кадров должен решаться силами самой юридической фирмы. Для этого достаточно выпускников вузов с крепкой теоретической базой. Далее толковая корпоративная программа наставничества и адаптации молодых специалистов в компании делает свое дело. С учетом того, что в Екатеринбурге есть хорошая юридическая школа, кадровые перспективы уральских фирм не так печальны.

Сложнее и болезненней вопрос с управленческими кадрами, обслуживающими и обеспечивающими работу юридических фирм: HR-, BD-, PR-специалистами. Для юридических фирм их дефицит (вернее, просто отсутствие) обусловлен тем, что специфичность профессиональной деятельности и бизнеса юристов требует от них особых знаний, и в первую очередь - юридических. Банальная подготовка контента для сайта юридической фирмы или релиза по судебному делу невозможна без владения специфичными бизнес-процессами консультантов от права. Получается, что «универсальные» HR-, BD-, PR-специалисты не подходят. А сами юристы в массе своей не имеют желания, склонности, возможности, умения этим заниматься. Отсюда, на мой взгляд, у нас дефицит успешных, раскрученных юридических фирм с хорошим HR-брендом и стабильной командой высококлассных юристов.


Дополнительные материалы

Рейтинг юридических компаний Урала и Западной Сибири по итогам 2011 года

Комментарии

Материалы по теме

Бедный юрик

Хотите научиться управлять — читайте Толстого

По понятиям ВТО

Поступиться принципами

Парные танцы

Сила судьбы

 

comments powered by Disqus