Босая и голая

Босая и голая B рамках всероссийского форума «Технологии энергоэффективности-2012», прошедшего в Екатеринбурге, состоялся круглый стол «Перспективы распределенной и малой энергетики на Урале». Основная дискуссия развернулась вокруг темы - может ли стать малая энергетика привлекательным бизнесом.

Кому она нужна

Что представляет собой малая энергетика? Она использует генерирующие установки электрической мощностью 25 МВт и ниже и менее 20 Гкал (23,8 МВт) тепловой мощности, некоторые специалисты опускают этот порог до 5 - 7 Гкал. Главный ее признак - близость к конкретному потребителю, локальность, распределенность. Установки могут быть как изолированными энергетическими «островами», так и иметь электрические связи с ЕЭС. На долю малой сегодня приходится 5% от общей выработки электроэнергии. Энергетическая стратегия России предполагает увеличение этого сектора к 2030 году до 15%. Такая возможность связана с заменой в жилищно-коммунальном хозяйстве обычных для этого сектора котельных когенерационными установками малой мощности - для совместного производства тепла и электроэнергии. В этом случае муниципальные образования получат более дешевую, чем централизованная, собственную электроэнергию, полученную как дополнительный, сопутствующий продукт к выработке тепла. Важно бороться за себестоимость 1 кВт на уровне хотя бы 1 - 1,2 рубля, что сразу же вводит эту энергетику в зону конкурентоспособности, отмечали выступавшие на круглом столе.

Почему вдруг активно заговорили о малой энергетике?

- До 2011 года, то есть до либерализации цен, она воспринималась скептически - ставка делалась на большую энергосистему, - поясняет начальник отдела стратегического развития и аналитического обеспечения министерства энергетики и ЖКХ Свердловской области Евгений Ружников. - Теперь малая востребована. Это связано с повышением тарифов на электроэнергию, а также с трудностью подключения к сетям. А еще с тем, что большая энергетика дряхлеет: к 2020 году 60% оборудования будет старше 50 лет. Объемы выработавших ресурс энергомощностей значительно превышают объемы ввода новых. Обостряется проблема обновления электрических и тепловых сетей: потери в них растут. При этом есть социально важные объекты, которым мы обязаны обеспечить надежное энерго- и теплоснабжение в том числе с помощью локальных источников. В то же время две трети территории России до сих пор не имеют централизованного электроснабжения. Это означает, что обеспечить там потребителей электроэнергией и теплом в ближайшей перспективе можно только с помощью малой энергетики: строительство крупных электростанций в одних случаях нецелесообразно, в других - неоправданно экономически, в третьих - невозможно из-за отсутствия средств на прокладку дорогостоящих теплоцентралей и сооружение линий электропередачи.

Исходя из всего этого, год назад на Госсовете президент РФ дал регионам задание выводимые мощности большой энергетики замещать малой распределенной - на 20%, причем делать упор на местные топливные источники.

Топить без утопий

Топливом для малой энергетики могут быть торф и разные отходы - древесные, твердые бытовые, животноводческих хозяйств. Поскольку Россия владеет половиной всех мировых запасов торфа (180 млрд тонн), то регионы, и Средний Урал в том числе, прежде всего принялись искать подходы к торфу. Субъектам предложили назвать условия, при которых им будет выгодно заниматься этим топливом.

Конечно, торф самому дешевому топливу - газу - не конкурент. Но это пока: мы вступаем в ВТО, и цена на газ вскоре должна сравняться с мировой. Но торф выгоднее угля и солярки. Если дизельгенераторная установка на привозной солярке выдает кВт/час за 30 рублей, то газогенераторная на торфе - в среднем за 3 рубля. Сложно конкурировать с торфом и по стоимости выработки 1 гигакалории тепловой энергии - 635 рублей (без учета доставки). Сравните: на угле - больше 1 тыс. рублей, на мазуте - 1,6 тыс. рублей. Тем более что сейчас с помощью торфа научились добывать не только тепло, но и электричество, используя технологию низкотемпературного пиролиза: получается газ, который направляется на турбину и вырабатывает электроэнергию. Ее предложила американская компания TCG-USI, УрФУ тоже располагает такой технологией, правда, пока в лабораторном виде. Среди новых технологических платформ в перспективе ученые УрО РАН называют электрохимические технологии производства электроэнергии на базе твердооксидных топливных элементов и подземные малые модульные атомные электростанции.

Есть, конечно, и экзотические варианты. На круглом столе прозвучал рассказ немецкой компании Sauter о том, как она разработала эффективные технологии отопления зимой и охлаждения летом, использовав в качестве энергоресурсов подземное течение с температурой воды 14 градусов, обнаруженное под зданием офиса в Базеле, и добавив солнечные панели на крышу.

Изыскивать подземные течения под офисами мы не будем, да и солнца у нас маловато. Зато местного торфа (5 млрд тонн) и древесных отходов (1,5 млн кубов) хватит на много десятилетий вперед. А своего газа и угля нет. Так определился спектр энергоисточников для распределенной и малой энергетики. Регион разрабатывает проект развития торфяной и биоэнергетической отрасли (подробнее см. «Торф жжет», «Э-У»
№ 11 от 25.03.12
).

Вот только работать с торфом мы перестали пару десятилетий назад, и жизнь отрасли закончилась: нет своих ни оборудования, ни современных технологий. Заброшенный торф сам напомнил о себе жуткими пожарами последних лет. Возрождать отрасль приходится еще и по этой причине.

Что мешает

Нет сомнения, что проекты малой энергетики - это бизнес-проекты. По срокам окупаемости в 5 - 6 лет они выгодно отличаются от проектов большой: там - десятилетия. Но пока бизнес воспринимает излагаемое откровенно скептически: в коммуналке нет проектов, которые имеют положительный эффект. У него слишком много вопросов, на которые ни у кого нет ответов, только властные хотелки типа «нам очень надо». Для периферийных и сельских районов проблема номер один - нет инвестиционных ресурсов на развитие инфраструктуры, она практически неразрешима без поддержки из федерального и региональных бюджетов.

Многие муниципальные энергоснабжающие организации убыточны. Ограничены в средствах на развитие собственной энергетической базы и местные производственные предприятия. Поэтому задача власти - предложить механизмы концентрации необходимых ресурсов на региональном уровне. Заместитель генерального директора ЗАО «Уралсевергаз» Сергей Сысков говорит, что развитие малой, коммунальной энергетики перспективно, но надо заходить с другой стороны - не технологии обсуждать, а создание условий работы бизнеса:

- Есть ли возможность у банков предоставить средства, а у коммунальщиков - взять эти деньги и привлечь на свои проекты? Посмотрим, как складывается экономика малого предприятия. По электроэнергии все получается неплохо, ставим новое оборудование и замещаем покупавшуюся ранее из централизованной системы собственной, более дешевой - дешевле тарифов, за счет разницы возвращаем инвестиции. Но мало получить свою электроэнергию, когда вся старая инфраструктура для выдачи тепла потребителю осталась. Дырявые теплосети плодят убытки. Я не знаю ни одного промышленного коммунального предприятия области, которое работает лет пять, то бишь в пределах срока окупаемости, и не стало банкротом.

Надо учитывать, что предприятия, на которые сегодня рассчитана новая стратегия, потенциальные или уже реальные банкроты: они не имеют тарифов, которые полностью окупают затраты. Поэтому, во-первых, локально реализовывать проекты по генерации тепла и электроэнергии, не трогая всю остальную инфраструктуру и не пересмотрев систему тарифообразования, невозможно и экономически нецелесообразно. Поскольку цикл проекта будет намного больше срока живучести компании.

Во-вторых, следует предоставить гарантии со стороны государства, бюджета муниципалитета или области, которые позволят эти инвестиции вернуть. Хотя бы на пилотные проекты. Получим результаты, и можно будет принимать решения: нужна - не нужна эта программа. Ведь разговоров много больше, чем реальных дел. Финансовые институты готовы участвовать в этих проектах. Но при этом они для обеспечения возврата своих инвестиций вынуждены использовать соглашения о безакцептном списании со счетов потребителя своих денег в первую очередь.

В этих проектах, отмечает Сергей Сысков, в принципе не стоит делать упор на коммунальные предприятия. Муниципальная инфраструктура сдается в аренду. Всегда есть опасность, что будет другой арендатор. Поэтому предприятиям ЖКХ просто неинтересно модернизировать имущество. Здесь основным игроком будет не обслуживающее предприятие, а собственник инфраструктуры - муниципалитет. А тогда уже и схема финансирования будет другая. Российской малой энергетике, помимо гарантий для инвестиций, необходима также и система льгот для инновационного развития, что очень развито на Западе и дает плоды.

По мнению экспертов, выступавших на форуме, закон о малой энергетике должен включать определение среднесрочной и долгосрочной государственной стратегии в отношении автономной энергетики, источников ее развития, форм поддержки. «Основная стратегическая проблема - как найти рациональную пропорцию между централизованной генерацией и расширением сектора малой, - признает Михаил Петров, руководитель Центра развития и размещения производительных сил Института экономики УрО РАН. - По моим расчетам, на малую распределенную энергетику будет приходиться не более 6 - 7% от общей вырабатываемой мощности».

Не менее важно обеспечить недискриминационный доступ к распределительным сетям. Сегодня владелец энергетической установки не может выдать излишки электро­энергии в сеть. Необходимо обеспечить техническую готовность сети принимать избыток электроэнергии от распределенных источников. Пока правила, к сожалению, этого не позволяют. Нет и обязательности закупок оптовым рынком по утвержденным тарифам в определенных объемах тепла и электроэнергии, выработанных на автономных источниках.

- Есть четкая граница: генерация меньше 25 мВт оборот ведет на розничном рынке, и только выше - обязательно поставляет на оптовый, - поясняет технический директор ОАО «Свердловэнергосбыт» Олег Молчан. - А вся малая как раз до 25 мВт. И никаких пока у нее преференций.

Перечислять все, что нужно сделать для превращения малой энергетики в полноправный сегмент в электроэнергетике и привлекательный бизнес, придется очень долго. Сегмент на начальной стадии развития, потому что, как уже отмечалось, федеральные органы управления до сих пор основное внимание уделяли системной энергетике. А малая пока босая и голая. Дали бы ей для начала хоть схему размещения на территории РФ...


Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus