Турбулентность в головах заканчивается

Турбулентность в головах заканчивается

Энергомаш хочет знать, куда плыть. Еще вчера был бум, портфель компаний ломился от заказов. Сегодня их количество упало в разы. Потребности в энергообъектах совершенно неясны, поэтому договоры на выполнение работ не подписываются, заключенные контракты расторгаются, стройки останавливаются.

Интенсивный рост отрасли в 2004 - 2008 годах был обеспечен ежегодным увеличением платежеспособного спроса в электроэнергетике на 20 - 30%. Ожидалось, что энергомашиностроение начнет расти и вовсе в разы после того, когда энергокомпании определятся с будущими хозяевами и сформируют инвестиционные программы. Энергомаш тоже планировал обновление фондов, увеличение производственного ресурса. Теперь падение котировок акций генерирующих компаний, снижение спроса на электроэнергию подрывает планы участников рынка. Кроме того, рынок мощности не запущен в полном объеме, поэтому заработать вошедшим в него и сильно потратившимся на приобретение российских активов зарубежным концернам не удается. Они хотят растянуть инвестпрограммы во времени. Свернуть их совсем не дают штрафные санкции по взятым обязательствам. На совещании по энергетике 14 апреля у премьера Владимира Путина министр отрасли Сергей Шматко пообещал, что юридическую схему санкций срочно доработают.

С одной стороны, там же прозвучало принципиальное для частных инвесторов: все равно будете строить, программы исполнять. Падение спроса на электроэнергию временное, в 2009 году от 2,9 до 5,8%, в 2010-м спрос вернется. К 2012 году, по прогнозам, выйдем на докризисные 3% в год. «Что будет, когда начнется новый промышленный подъем, мы с вами знаем, - заметил премьер. - Так что расслабляться не приходится». С другой - все понимают: строить ненужные мощности экономически не оправдано. К середине лета ожидаются корректировки сроков и мест расположения новых электростанций.

Ситуация в электроэнергетике определяет и падение спроса на рынках энергомаша. Все труднее предприятиям, у которых в портфеле доминируют контракты на изготовление нового оборудования: отказаться могут от всех. Поскольку заводы предыдущий заказ, как правило, заканчивают за счет авансов следующего, возникают кассовые разрывы, трудности с финансированием. Фирмы с диверсифицированным бизнесом более адаптивны. На это делает ставку Группа компаний Теплоэнергосервис (Екатеринбург).

Проживем за счет сервиса

В апреле 2008-го Теплоэнергосервис прервал процесс слияния со стратегическим партнером - Уральским турбинным заводом (УТЗ). Сделку, по словам генерального директора ГК Теплоэнергосервис Владимира Ермолаева, остановили, когда поняли, что менеджмент Реновы, контролирующий УТЗ, не планирует развивать компанию. До кризиса успели определить три направления отдельного бизнеса: поставки и сервис паровых турбин, поставки газовых турбин 45 МВт (в перспективе с 2010 года) и генеральный подряд. Но кризис и резкое падение спроса заставили скорректировать маркетинговую политику, сделать приоритетным сервис. Почему именно сервис?

Рынок паровых турбин в перспективе 3 - 4 лет для заводов-изготовителей остается необъятным: действующие вырабатывают ресурс, их надо менять. Это значит, что будут востребованы машиностроительные мощности, которых в России недостаточно. Даже при двукратном сокращении инвестпрограмм спрос на новое оборудование для теплоэнергетики превысит возможности энергомашиностроительных заводов РФ. У Теплоэнергосервиса два прямых конкурента (Харьковский турбинный - теперь заграница): ЛМЗ в концерне «Силовые машины», пользующийся значительной господдержкой, и УТЗ. Но их потенциал со времен СССР значительно сократился.

Однако сегодня на этом рынке энергомаш теряет заказы. Ситуация - как в 2002 году: рынок заказывает три-четыре турбины в год, на них бросаются все изготовители. Еще в мае в портфеле компании значились договоры на 40 паровых турбин, остались - на пять. Плюс к тому отказы по выигранным тендерам достигли 1,5 млрд рублей. До кризиса хотели выйти на объем производства 12 млрд рублей в год, сейчас по оптимистическому сценарию рассчитывают на 5,8 миллиарда, ориентируясь на заказчиков стран СНГ и дальнего зарубежья: Белоруссии, Казахстана, Ирана, Македонии. Так что в структуре продукции в ближайшие два года доля нового оборудования не увеличится. Будут заканчивать старые контракты и вести единичные новые, минимум на треть меньше прежнего объема. Прогнозы на восстановление спроса на новое оборудование до утверждения скорректированных правительством инвестпрограмм энергетиков строить рано.

Газовые турбины собственной разработки в России отсутствуют за исключением авиационных. «Силовые машины» выпускают ГТЭ-160, подписали соглашение и на турбину ГТЭ-270, обе - по лицензии Siemens. У Теплоэнергосервиса есть готовый проект турбины на 45 МВт. Однако затраты на внедрение головного образца оцениваются в несколько миллиардов рублей, что ни для предприятия, ни для заказчика неподъемно.

Среди возможных направлений технологического прорыва по газовым турбинам рассматриваются следующие. Во-первых, китайское, полагает Владимир Ермолаев: политика Поднебесной ориентирована на открытие совместных предприятий. Главное здесь - наше государство должно давать преференции не производителям, а заказчикам - электростанциям, которые берут российское оборудование.
Во-вторых, создание альянса российских производителей с частичной государственной поддержкой.

Перспективным до кризиса на Теплоэнергосервисе считали и генеральный подряд: заказчики все чаще предпочитали EPC-контракты (инжиниринг, поставку и строительство объекта под ключ), им нравилось, что подрядчик брал на себя реализацию проекта полностью. В период активного спроса на рынке господствовал зарубежный контрактор, диктовавший выбор оборудования, естественно, импортного. Конкурировать с ним россиянам было сложно, но нужно. Предполагали выйти на очень большие объемы к 2014 году. Но и рынок EPC-контрактов упал в разы. Поэтому Теплоэнергосервис замораживает направление генподряда по паровым турбинам, лишь завершает проекты на 6 - 8 объектах.

Ставка теперь - на рынок комплексного сервиса паровых турбин. Износ паротурбинного оборудования электростанций РФ достигает 80%, поэтому увеличение объема реконструкций и модернизаций основного оборудования при сокращении внутреннего платежеспособного спроса на новые турбины неизбежно.

- Прогнозируем увеличение доли сервиса в общем объеме заказов от российских энергосистем, - поясняет первый заместитель гендиректора Теплоэнергосервиса Александр Шкляр. - Если год назад мы полагали, что будем расширять изготовление и поставки нового оборудования, а доля сервиса в бизнесе компании будет сокращаться до 20 - 30%, то сегодня сервис, наоборот, расширили до 50%. Комплексный сервис паротурбинного оборудования любого завода - наша ключевая компетенция. Сервис - это работа с колес, короткие деньги: если из 25 контрактов проваливаются пять, тут же вместо них появляются другие. Но сервис требует оперативности, мобильности и высокого уровня инженерного персонала, который может быстро принимать решения. Как правило, в рамках одного предприятия производство и сервис уживаются трудно, потому что эти виды бизнеса управляются по разным законам. Мы - исключение, поскольку выросли из сервиса.

Платежеспособный спрос упал и в этом сегменте: хозяева ТГК и ОГК режут ремонтные фонды и финисточники модернизации. День простоять да ночь продержаться - для них более чем актуально. Но в силу того, что энергетическое оборудование работает десятилетия и периодически нуждается в ремонте, замене деталей с ограниченным ресурсом, рынок расходных материалов будет всегда. Сервис, запасные части и ремонты без учета реконструкций составляют совокупный портфель заказов Теплоэнергосервиса в этом году в 900 млн рублей. Горизонт планирования сократили до трех лет: на 2010 год - 1,160 млрд рублей, на 2011-й - 1,3 миллиарда млн рублей.

Готовы к самолипосакции

Помимо поиска финансовых или стратегических партнеров Теплоэнергосервис стремится к кооперации с крупными уральскими предприятиями, у которых можно было бы разместить изготовление части оборудования. В конце года заключил договор с Химмашем. На днях подписал стратегическое соглашение с Уралмашем. До кризиса мощности этих заводов были перегружены, и Теплоэнергосервису в размещении заказов чаще отказывали: не по профилю и невыгодно. Сегодня крупняк, потеряв часть прежних заказов, тех же металлургов, охотно диверсифицирует свои рынки.

Другим вариантом развития на ближайшие два года Теплоэнергосервис рассматривает создание СП с иностранными фирмами, опытными в инжиниринге высокотехнологичных паровых турбин более 600 МВт с суперсверхкритическими параметрами пара (600 градусов). Отечественные предприятия не имеют опыта их изготовления. В РФ вполне конкурентоспособные паровые турбины, но конкурсы все чаще стало выигрывать более современное импортное оборудование. Турбины большой мощности активнее востребованы рынком.

Рассматривается стандартная схема СП: у нас пойдут сборка и изготовление части узлов, а также сервис. А инжиниринг может быть импортным. Вложения в проекты инжиниринга, по оценкам Владимира Ермолаева, наиболее эффективны. Таким путем предприятие рассчитывает создать конкурентоспособную паровую турбину. Иначе иностранные EPC-контракторы выдавят россиян с этого рынка.
- Турбулентность в головах заканчивается, начинается переосмысление, - говорит Шкляр. - Турбулентность сегодняшняя и 1998 года разные: тогда нам «липосакцию» сделало государство, сейчас компании должны выполнить ее сами. Насколько они в этом сориентируются, настолько и выживут. Оптимизируя затраты и поддерживая точки роста, предприятия отрасли сохранят ресурсы и выйдут на новые проекты.


Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus