Долг не может отдать только труп

Долг не может отдать только труп
Елена Завьялова

Директор компании «Юрико» Елена Завьялова: «С населения долги получать сложнее, чем с предприятий»
Фото: Андрей Порубов

В
 конце марта правительство РФ внесло в Государственную думу проект федерального закона, который предусматривает реструктуризацию задолженности по налогам, сборам и обязательным платежам в государственные внебюджетные фонды. Мера эта для ЖКХ необходима: к концу 2006 года суммарная кредиторская задолженность достигла 303 млрд рублей, дебиторская — 305 млрд рублей. В целом по стране более 60% организаций отрасли убыточны.

Весенняя инициатива придется кстати. Руководители предприятий ЖКХ и организаций, снабжающих их ресурсами (а это газовики, энергетики, водоканальщики), давно подметили парадокс платежной дисциплины: в апреле — мае сумма оплаченного потребления снижается, в июне — июле минимизируется, а к сентябрю — октябрю возрастает. «Долговой» цикл подчиняется нашему климату: осенью должников можно припугнуть тем, что не включат отопление, а к весне население и промпредприятия уже не боятся холодов.

Почему в коммуналке водятся вечные долги и как с ними бороться независимо от сезона, рассказывает директор ООО Частная юридическая контора «Юрико» Елена Завьялова.

Внутри системы

— Елена Викторовна, как изменилась структура коммунальных долгов? 

— С 2000 по 2004 год особенно болезненными для предприятий ЖКХ стали неплатежи из бюджетов. Льготы по вертикали, которые должны были компенсировать затраты в отрасли, не реализовывались. Сейчас финансовая ситуация в стране улучшилась, и наконец-то вспомнили про ЖКХ. Однако до сих пор политика и экономика в коммуналке конфликтуют. Тарифы на услуги в отрасли не устанавливают из экономической обоснованности, а продавливают политическими решениями. В итоге предприятия не в силах развиваться, они могут лишь выживать. При таких тарифах дебиторская задолженность, превышающая два-три месяца, губительна. Предприятия ЖКХ обрастают долгами, а потом дружными рядами идут под банкротство. Часто муниципалитет так борется с долгами: выводит все активы из одного предприятия ЖКХ в другое, на старом оставляет долги и банкротит. Новое предприятие начинает работать как бы с нуля, а поставщики ресурсов пытаются выбить миллионные долги уже с трупа.

Сегодня в отрасль приходят частники, они лучше защищают свои интересы. Много говорят, что частник спасет ЖКХ… Поможет однозначно, но спасет — вряд ли. Потому что у частных и муниципальных компаний есть общая проблема — система установления тарифов. Механизм накопления дебиторской задолженности заложен именно там.    

— Готовится законопроект о том, что бюджетные долги предприятиям отрасли будут реструктурированы. Это спасет ситуацию?

— Нет. Во-первых, кто сказал, что реструктуризация будет соблюдаться? Во-вторых, даже если будет, тарифы не оставляют предприятию ЖКХ поля для маневра, ему нечем перекрывать долги за счет поступающих средств из других источников.

— В 90-е годы предприятия не платили коммуналке, потому что у них не было денег. Почему не платят теперь? 

— И юридическое лицо, и простой человек в первую очередь гасят долги наиболее болезненные. Если вы должны банку, поставщикам или коллегам — отдадите обязательно: иначе к вам применят репрессивные меры или пострадает ваш имидж.

У предприятий ЖКХ не хватает квалификации, желания, настойчивости защищать свои права. Я им советую: не надо ждать, когда контрагент заплатит, когда долг потребителя превысит два-три месяца. Надо идти в арбитражный суд, ограничивать в коммунальных услугах, заключать нормальные договоры, которые помогут урегулировать дела еще на претензионной стадии.

— Что значит «нормальные договоры»?

— Начнем с того, что договор должен быть всегда. В нем должны быть указаны штрафные санкции, согласованные тарифы, объемы поставки, он должен быть подписан уполномоченным лицом. Этих юридически элементарных вещей нет сплошь и рядом, а без них защитить предприятие невозможно. Взыскание дебиторки с предприятий в пользу организаций ЖКХ ничем не отличается от взыскания в пользу других предприятий. Нужно соблюсти претензионный порядок, не помогает — идти в арбитраж. Суд, как правило, занимает позицию предприятий ЖКХ. Но это не значит, что они могут явиться в процесс без единого документа, и у них все будет хорошо. Необходимо тщательно готовиться, иначе должник может отбиться. После того, как арбитраж прошел все стадии, мы можем переходить к мерам принудительного взыскания. Многие предприятиядолжники надеются, что сначала придет судебный пристав, который выставит инкассо (одна из форм безналичных расчетов, при которой банк обязуется по поручению клиента и за его счет получить платеж или акцепт платежа. — Ред.) в банк, а из банка позвонят и предупредят, а потом судебный пристав то ли будет работать, то ли нет… Очень действенно выставление на инкассо от имени самого предприятия ЖКХ: срабатывает эффект неожиданности.

Потом можно арестовать деньги, имущество, кассу — воплощать в жизнь все, что позволено законом, вплоть до приостановления коммунальных услуг.

— Но иногда должника невозможно ограничить, потому через его котельную тепло получают детсады и жилые микрорайоны…

 — На нарушение законодательства никто, конечно, не пойдет. Добросовестные плательщики не могут оставаться без коммунальных услуг. Но если дошло дело до критической ситуации, предприятие-должник может пойти под процедуру банкротства. Сети, котельные будут переданы в муниципалитет, так что без услуги никто не останется. Наша практика доказывает: если предприятие функционирующее, то долги взыскать можно. Именно поэтому сейчас для предприятий ЖКХ более злободневными становятся долги населения: задолженность физических лиц предприятиям ЖКХ в Свердловской области превысила 2 млрд рублей. 

Поднять волну

— Какоето время назад панацеей считалось принудительное выселение неплательщиков из квартир. Почему все сошло на нет?

— Если квартира приватизирована, то выселить из нее нельзя, можно лишь организовать обмен большего жилья на меньшее с доплатой, но это невероятно сложно. А чтобы выселить из муниципального жилья, необходимо три составляющих желания: муниципалитета, службы судебных приставов и предприятия ЖКХ. Кроме этого, гражданину должно быть предоставлено другое жилье. Есть объективные причины невозможности выселения (у муниципалитета нет маневренного фонда), но есть и субъективные — никто не хочет «поднимать волну». Нам с профессиональной точки зрения очень интересно хоть раз провести такую акцию. Но мы же не можем выполнять работу госструктур. А в одном городе шепоточком глава сказал: на моей территории суд такие решения выносить не будет.

В итоге отношение к акциям выселения у народа такое: ну произошла где-то публичная порка, но меня это не касается.

— Но как же побуждать население возвращать долги?

— В маленьких городах, где все связаны личными отношениями, моральными или семейными обязательствами, очень большое впечатление производит смена игрока: когда требования выставляют не конкретные люди, а некая юридическая контора.

К тому же мы забираем у предприятия ЖКХ сразу всю массу неплательщиков на определенную дату. В городе со стотысячным населением, где примерно 25 тыс. лицевых счетов, около 5 тыс. их держателей могут иметь задолженности. И когда в течение недели сразу в пять тысяч квартир приходят вежливые по формулировке, но жесткие по сути письма, это имеет большой резонанс. Как правило, долги начинают гасить.

— Не поверю, что все впечатляются письмами… 

— Мы начинаем с претензионной работы. Сначала вызываем неплательщиков на комиссии. Такие проводят и предприятия ЖКХ, но их никто не боится: за ними ничего не следует. На проводимых нами присутствуют два-три юриста, оперуполномоченный или представитель службы судебных приставов. Мы вызываем всех неплательщиков, но приходит 20 — 30%. Параллельно подаем судебные приказы или исковые заявления. Тут мы возвращаемся к тому, о чем говорили в отношении юридических лиц. Если договор есть, он грамотно оформлен, то можно довольно быстро составлять действенные судебные приказы, которыми стараемся охватить практически всех. Я не говорю «всех»: иногда это невозможно. Пример: за квартирой долг, в ней прописано четверо, один сидит за то, что убил остальных троих. Деньги с квартиры не взять. Предприятие ЖКХ никаких изменений в лицевой счет не внесло, долги копятся…

Иногда самые стойкие получают судебные приказы и продолжают хорохориться: мол, что с нами сделают судебные приставы? Поверьте: если помогать судебным приставам, то можно не только искать, но и находить имущество. Мы не ждем, а сами отправляем копии судебных приказов должникам, своими силами подаем запросы в различные организации и учреждения. Прекрасно работает арест машин.

В небольших городах, где мало банков, хорошо работает списывание суммы долга со счета в банке.

— И банк идет на нарушение закона «О банковской тайне»?

— В банк обращается служба судебных приставов, и банк обязан ей отвечать на запросы. Банк же не называет конкретную сумму, а сообщает, есть ли у человека счет и достаточно ли на нем средств для погашения задолженности.

Наши акции обрастают слухами, и это одни из немногих случаев, когда слухи идут на пользу. В большом городе такая мера не работает: слишком много банков, и они не так охотно отвечают на подобные запросы. Точно так же мы через службу судебных приставов организовываем арест дачных домиков, земельных участков. Эффективно работает арест пенсий через пенсионный фонд.

— А если у должника нет машины, счета в банке или дачного участка?

— Должников, которые действительно не могут заплатить за квартиру, только 20 — 30%. Вот их-то точно надо переселять. Но большинство вполне прилично обеспечено. Они могут погасить задолженность, однако по своим причинам этого не делают. Мы выезжает на квартиры с судебными приставами и видим: в квартире новая мебель, ремонт, большой телевизор. А долг — 50 тысяч, он копился два-три года: то есть человек решал свои проблемы за счет предприятия ЖКХ. Если должник упорствует, бывают и аресты имущества, и вывозы его.

В большом городе такие слухи не разносятся, а в небольших — быстро. В любом случае это должна быть системная работа.

ООО Частная юридическая контора «Юрико»

Возвратом коммунальных долгов юридических лиц занимается около 15 лет. С июня 2006 года работает и как коллекторское агентство по возврату коммунальных долгов населения. В компании — 30 юристов. Объем выручки за 2006 год — около 18 млн рублей. В данный момент на обслуживании девять предприятий ЖКХ области, около 12 тыс. лицевых счетов.

Комментарии

Материалы по теме

Долг не может отдать только труп

В одной дырявой лодке

Утекай

Естественно, монополия

Дома хозяйка

Эти бы деньги, да в мирное русло

 

comments powered by Disqus