Стратегия опоздавших

Стратегия опоздавших
Игорь Васильков
Игорь Васильков
В
этом году правительство РФ намерено, приняв в конце 2004 года план действий, значительно поддержать легпром. Связываете ли вы с инициативой властных структур надежды на кардинальные изменения?

— В чиновных кругах доминирует такая позиция: с какой стати государство должно поддерживать частные коммерческие предприятия в легпроме. Позиция в принципе правильная. Но государство может отформатировать, в каком направлении пойдет развитие отрасли в целом и пойдет ли, нужна своя возрожденная легкая промышленность России или не нужна. Пока очевидно: правительство интересует только сырьевая конъюнктура. Поэтому надежда, что инициативы по стабилизации отрасли будут реализованы, слабая.

Сами с усами: плохой сценарий

— Давайте рассмотрим два сценария развития вашего предприятия в зависимости от того, как будет выполнена программа поддержки: оптимистический и пессимистический.

— Пока больше деклараций, потому прорисовывается скорее пессимистический сценарий. Поскольку в этом случае развитие камвольного комбината будет по-прежнему зависеть от слишком многих факторов, нельзя с полной уверенностью утверждать, как именно оно пойдет: вверх, вниз или ровно.

Но одно совершенно очевидно: без энергичных мер господдержки стратегия подъема предприятия будет реализовываться значительно медленнее. мы должны как можно быстрее догнать — чтобы не опоздать навсегда — продвинутые компании, ушедшие далеко вперед за те 10 — 12 лет, пока наш комбинат почти не развивался, как и многие другие отечественные производители тканей. Только последние два года, после привлечения инвестиций, я модернизирую производство, чтобы производить конкурентоспособную продукцию, в том числе и на экспорт.

— Каковы ваши цели на рынке?

— Мы должны догнать итальянцев и китайцев — первые пока впереди в текстиле, делают самую хорошую ткань. Китайцы ближе нас подошли к итальянцам по технологиям, по ценам и, очень вероятно, «сделают» итальянцев. Итальянцы паникуют не напрасно, потому что заработная плата у них против китайской очень высокая, продукция дороже. Через пять лет я, полагаясь только на свои силы, используя только свои средства и прибыль, создам, конечно, продукцию — аналог сегодняшней итальянской, но рынок к тому моменту уйдет дальше. Конкурентная ситуация для нас в условиях ВТО будет еще хуже.

Нужно отметить важный момент: китайцы сейчас стремятся из нижнего подняться в средний ценовой сегмент, в том числе и на нашем внутреннем рынке. Но пока не очень вписываются: для производства тканей этого сегмента мы используем отечественную шерсть, которая в два раза дешевле австралийской, потребляемой китайцами. Поэтому на данный момент у нас по себестоимости, по сырьевой базе есть временной лаг.

— Сколько времени у вас есть?

— Пока китайцы не нарастят свое овцеводство до того уровня, когда их шерсть будет дешевле. Они уже занимаются этим, но тут климатическая специфика: не везде можно выращивать мериносовую овцу, как в Австралии. Не совсем понятно, получится у них или нет. По времени я не берусь прогнозировать.

Так что пока конкурируем в основном с отечественными производителями и на беспошлинном пространстве внутреннего рынка — с Минским камвольным комбинатом, Киргизским комбинатом в Бишкеке. Это наши прямые конкуренты.

Помимо того что мы опасаемся в перспективе готовящегося вторжения китайцев в наш средний ценовой сегмент, нас тревожит, что эта ниша сейчас не развивается, в ней снижается потребление готовой продукции. Мы чувствуем, что в мире возрастает спрос на более качественные, тонкие и дорогие шерстяные ткани верхнего среднего ценового сегмента и класса премиум. Многие наши партнеры-швейники закупили новое современное оборудование для пошива более дорогих костюмов и везут для них ткани из Италии, Турции по ценам 10 — 17 евро за метр. Это значительно дороже, чем могла бы стоить наша аналогичная продукция. Есть у нас амбициозные планы увеличить объемы выпуска тканей, выйдя в более дорогой сегмент, расширив его долю в общем объеме продукции до 20 — 25%. Для этого нужно модернизировать оборудование, приобретать более качественную австралийскую шерсть — отечественная овца выродилась, никто давно не занимался селекцией. Новые технологии и сырье требуют денег.

— Вы утверждаете, что если не будут реализованы меры по поддержке отрасли, вы будете подниматься своими силами, но медленнее, и рискуете опоздать. Но что именно произойдет?

— Без модернизации, новых технологий отрасль будет стагнировать, терять конкурентоспособность. Мы утратим гражданский ассортимент и займем нишу так называемой бюджетной, ведомственной ткани — для школьной формы, армии, ГУИН. Сейчас эта продукция в общем объеме составляет 40%, чуть больше в отдельные периоды, в зависимости от результатов тендеров. В этой нише есть плюс — всегда обеспечен стабильный спрос и минус — нет стабильной оплаты. После тендера швейники берут у нас ткань с отсрочкой платежа за нее, отшивают, поставляют готовые изделия, например, Минобороны, оно включает швейников в план по платежам и только потом — когда-то —; платит. Если бы комбинат сегодня рассчитывал только на эти деньги, которые идут до нас по всей цепочке, он бы не поднимался и не увеличивал объемы продукции в три раза за год, как в 2004-м. Ведомственные ткани для нас — всего лишь дополнительный достаточно емкий рынок, некий страховочный пояс. Я бы от него отказался, если бы ко мне сегодня в очередь стояли клиенты по гражданскому ассортименту, но я надеюсь добиться этого завтра.

Подъем камвольного начался с 2003-го, когда мне удалось собрать круг эффективных собственников, желающих инвестировать в предприятие, вложил и собственные деньги. Так нам удалось наполнить производство оборотными средствами и запустить. Одним из первых шагов был отказ от непрофильной деятельности: 11 разномастных предприятий состояли в структуре тогдашнего концерна. Сейчас занимаемся оптимизацией производственных цепочек, снижением затрат. Но предприятию, отрасли нужна оптимизация и на макроуровне.

Потеряв без поддержки государства прочие рынки, на условиях Минобороны комбинат недолго продержится на плаву. Он деградирует, не имея средств на обновление фондов и технологий. То же самое произойдет с остальными предприятиями. И наступит момент, когда китайская либо турецкая ткань для военной одежды окажется более дешевым, а то и единственным предложением на тендере Минобороны. Это будет уже не экономический, а политический момент, когда наша армия окажется голой или с вывернутыми руками, в полной зависимости от иностранных поставщиков. Это один аспект.

— Вы уже перешли к аргументации: почему, на ваш взгляд, необходимо поддерживать легкую промышленность?

— Ну да, поскольку я говорю о самом худшем, что может ожидать с утратой отрасли. Второй немаловажный аспект — легкая промышленность, как это ни странно, дает развитие 32 другим отраслям. Например, сельскому хозяйству: шерсть закупаем в отечестве (а это Алтай, проблемный Северный Кавказ, где мы снижаем социальную напряженность, даем деньги и работу чабанам). Третий аспект — занятость, предприятия легкой промышленности сокращают женскую безработицу в ряде территорий.

Те же, но с деньгами: хороший сценарий

— Что вам необходимо для того, чтобы быстрее догнать итальянцев и китайцев? То есть — для оптимистического варианта развития?

— Дешевые деньги. Любым путем и как можно скорее. Рентабельность предприятия 10%, это не позволяет пользоваться кредитами под 18% годовых. В данный момент ставка рефинансирования — 13%. Если бы 2/3 ставки — порядка 9% — правительство мне компенсировало за счет специальных фондов, которые для этого выделяются, кредиты бы стали доступнее.

Абсолютно правильное решение из пакета мер федерального правительства по поводу отмены пошлин на ввоз 18 позиций импортного текстильного оборудования. Мы будем его приобретать в Европе в следующем году. В стране у нас оно не производится. С этим наше машиностроение уж точно опоздало навсегда. Но помимо отмены таможенных пошлин нужно сделать и отсрочку по уплате НДС. Тогда мы сможем реализовать инвестиционные проекты и уж точно догоним рынок.

Все остальное мы сделаем сами. Я знаю, что и как нужно делать по подъему камвольного производства до уровня мировых лидеров, нам явно не хватает ресурсов на все намеченное.

— На сколько вам нужна отсрочка?

— На три года. Да хорошо бы и на год. Любая скажется позитивно: я содержу большое предприятие, куплю оборудование — я же никуда не убегу, расплачусь! Мне важно выиграть время и не потерять комбинат. Нужно доверие правительства к бизнесу, если у него те же цели.

Комментарии

Материалы по теме

Против шерсти

Даешь десять процентов

Тюремный бренд

Итальянцы нас оденут

Дело под каблуком

Концерн "Калина" намерен вложить $650 млн в создание международной сети салонов красоты

 

comments powered by Disqus