Тест для избранных

 Тест для избранных Наращивание международной конкурентоспособности - посильная задача для тех вузов, которые смогут предложить глобальному рынку образования уникальные проекты. И рассчитывать им в этом придется в основном на собственные инвестиции

Число российских вузов, которым государство будет оказывать поддержку для повышения конкурентоспособности на мировой арене, сократилось до 14. Об этом в конце марта на конференции «Санкт-Петербург для образования и реформ: образование и мировые города»* сообщил заместитель главы Минобра РФ Александр Повалко. Из списка исключен Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет (ЛЭТИ): ему не удалось «защитить» дорожные карты (программы повышения конкурентоспособности). Проекту «5 - 100 - 2020» (минимум пять российских вузов должны попасть в топ-100 международных рейтингов - Шанхайского, QS или Times High Education - к 2020 году) скоро исполнится год. Для финансовой поддержки были отобраны 15 вузов-победителей (см. «Отобрали лидеров»), в 2013 году они получили около 9 млрд рублей, в 2014-м - на реализацию дорожных карт будет перечислено 10,5 миллиарда (всего 40 млрд рублей до 2016 года).

Руководство вузов - участников программы - убеждено, что этих объемов для достижения поставленной цели недостаточно (см. «Совершенно другие деньги»). В феврале на заседании ректоров тогда еще 15 вузов было предложено восстановить изначальные цифры финансирования проекта, которые министр образования и науки представлял премьер-министру в рамках госпрограммы «Развитие образования» на 2013 - 2020 годы. Общие расходы на нее должны были составить около 8 трлн рублей до 2015 года (повышение международной конкурентоспособности вузов в ней - лишь один из семи стратегических ориентиров наряду с повышением качества школьного образования, доступности детских садов и пр.). В частной беседе представители Минобра подчеркивают: увеличение финансирования 14 вузов не предполагается - университетам нужно эффективно распорядиться теми средствами, которые им будут предоставлены. В ближайшее время место выбывшего из списка ЛЭТИ никто не займет (изначально предполагалась ротация), причина - на дополнительного участника проекта пока нет средств. Более того, круг вузов-победителей будет сужаться и впредь - следующий пересмотр состава участников проекта состоится в 2015 году.
Насколько решаема задача попадания ведущих вузов на высокие позиции известных рейтингов в условиях недостаточного финансирования?

История о конкуренции

Главное требование Минобра к участникам проекта «5 - 100 - 2020» - научиться работать на глобальном рынке: стать конкурентами для Стэнфорда и Гарварда, приглашать известных профессоров, бороться за лучших студентов.

- Задача попадания в рейтинги не является самоцелью. Важно не делать ставку на развитие каких-то специальных технологий продвижения в них. Формальные показатели рейтингов не должны рассматриваться как единственные критерии успешности вузов. Но при этом есть задача выстроить новое качество исследований и преподавания в университетах. Мировые вузы конкурируют между собой только за один единственный ресурс - людей. Все остальное - производное. Способность привлекать деньги - это способность рассказывать о том, какие замечательные выпускники здесь учились. Значит, вуз смог привлечь лучших абитуриентов, профессоров, исследователей, - подчеркивают в федеральном ведомстве.

Директор НИУ Высшая школа экономики - Санкт-Петербург Сергей Кадочников рассказывает, что сейчас в России стартуют проекты, поощряющие разного рода международные обмены - студентами, преподавателями, проведение конференций, привлекающих иностранных гостей:

- Как правило, в университет приглашается международный гуру, чтобы вокруг него формировалась исследовательская среда. И вот он собирает мероприятия, куда едут ученые, привлеченные его именем. Так о российской высшей школе узнает зарубежное академическое сообщество. Если в XX веке главной движущей силой были капитал и природные ресурсы, то сейчас их место заняли таланты и человеческий капитал.

- До сих пор многие российские вузы находились в замкнутом поле. Теперь они должны быстро развиваться и демонстрировать уникальность, что предполагает реформацию университетов, - добавляет Александр Повалко. - Сейчас безумно интересное время - вузы начинают меняться, и каждый студент, и преподаватель может привнести что-то свое в создание идеального университета. Это история о конкуренции, причем не просто между странами, университетами, но и о внутренней конкуренции в вузах. Сотрудники вынуждены конкурировать, оказываясь в неприятной и некомфортной ситуации. Но иначе нельзя - университетский персонал нужно вовлечь в программу повышения конкурентоспособности отечественного образования.

Ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов поддерживает идеи о приглашении иностранных исследователей и развитии
внутренней конкуренции в вузовском сообществе, но считает, что многие университеты к этому не готовы:

- Привлечь в университеты сильных исследователей возможно, только если предложить им достойную зарплату. Сегодня это не могут сделать даже некоторые ведущие вузы. Кроме того, в академической среде существуют консервативные настроения относительно международного найма. Чтобы вузы имели возможность повышать уровень преподавания, они должны иметь свободу маневра при продлении контрактов своих, российских преподавателей.
В соответствии с Трудовым кодексом РФ преподаватель раз в пять лет должен проходить конкурс, однако нормативная база такова, что это положение выполняется формально, и руководство вуза не может противостоять кафедре, которая продвигает своего сотрудника на новый срок. Ректоры ведущих вузов обращаются за помощью к Минтруду, предложив сделать условия контрактов преподавателей более гибкими, вводить более жесткие критерии качества.

Всеобщее управление

Что можно сделать, чтобы втянуть университетское сообщество в процесс преобразований?

Ректор Европейского университета Олег Хархордин приводит в пример американские и некоторые динамичные азиатские вузы, составляющие две трети топовой части мирового рейтинга вузов. Лидеры, по его наблюдениям, привлекают к управлению вузами профессоров и студентов путем создания комитетов по отдельным направлениям работы вуза:

- Существующая в России система управления вузом предусматривает наличие жесткой вертикали власти: несмотря на наличие коллегиальных органов, ректор - фактически царь и бог, который может заблокировать любое решение. В мировой же практике уже широко распространена система управления, в которой с помощью ряда комитетов на судьбу вуза вполне реально могут оказывать влияние и профессора. А если профессор участвует в принятии решений, считает вуз своим, это мотивирует его не только к личным, но и к корпоративным достижениям. В некоторых американских вузах число комитетов, в которых решения принимаются профессорами, достигает 32.

Это успешная практика, которая существует не только в США, но и, например, в Гонконгском университете науки и технологий. Такие комитеты, что самое важное, не назначаются ректором - в них существует сложная система кооптации, похожая на совет старейшин, когда существует комитет комитетов, решающий, как наполнить остальные комитеты осмысленными и критически настроенными людьми, видящих проблемы и желающих их решить. В системе смешанного правления (shared governance) есть элементы и монархии (власть отдельных деканов), и аристократии (профессора, ограничивающие произвол решений деканов), и демократии (студенты, участвующие в работе комитетов). И попадание в число членов того или иного комитета обуславливается исключительно полезностью для общего дела, под которой понимается благо для университета в целом, а не отдельного факультета или преподавателя.

По мнению Ярослава Кузьминова, в России такая модель требует серьезной доработки:

- Формы академического самоуправления в Америке отражают существующее академическое равновесие: качество преподавательского корпуса соответствует уровню принимаемых им решений.
В России ситуация другая - есть ограниченность интересов и ограниченность видения: в некоторых вузах профессора появляются на кафедре на два часа, чтобы чаю попить, мирятся с недобросовестным поведением коллег, нечестным получением степеней. При таком состоянии дел наши комитеты могут решать только те задачи, которые не носят стратегического характера.

Действительно, среди российских вузов по этому пути пока идут немногие. Но такие есть. В их числе, например, Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики (ИТМО), где созданы шесть комитетов, а также есть планы привлечения студентов к управлению. Олег Хархордин предложил отойти от традиционной для России ориентации на немецкую модель управления вузами в пользу англо-саксонской или смешанной как обещающей больший успех в долгосрочной перспективе и конкурентоспособность в борьбе за привлечение самых талантливых студентов и преподавателей мира.

Убрать внутренние барьеры

В условиях дефицита денег на глобальные перемены вузам придется сосредоточиться на изменениях, которые не требуют больших финансов.

- Проще всего при наличии большого бюджета и нацеленности на «5 - 100 - 2020» действовать как футбольный клуб, покупая по всему миру лучших преподавателей, способных обеспечить соответствующие результаты. Только вот команды при этом создать подчас не получается, - констатирует ректор Европейского университета. - Высокие доплаты за публикации в англоязычных рецензируемых журналах, наем успешных профессоров и увольнение непубликующихся - это краткосрочные меры, которые через определенное время будут исчерпаны. Лучше, например, вести тщательную селекционную работу, направленную на долгосрочную перспективу.

Вузам, участвующим в проекте, для достижения успеха необходимы взаимная открытость, готовность делиться опытом, им нечего делить, они должны друг друга обогащать, считает Ярослав Кузьминов: «Нужны совместные бакалаврские и магистерские программы, когда студенты слушают курсы в разных университетах, совместные семинары преподавателей, обмен лучшими практиками и другие формы сотрудничества. Это не менее важно, чем встраивание в международные сети, где к российским вузам нередко и зачастую незаслуженно относятся как к подмастерьям».

Движение есть. Чтобы вузы-участники проекта могли сообща взаимодействовать с внешним миром, было принято решение о создании их ассоциации как юридического лица. Началась работа над учредительными документами. Это, по словам Александра Повалко, очень ценное взаимодействие, и Минобр будет стимулировать его дополнительными грантами.

Еще одно направление - взаимодействие с научными институтами. Ректор Уральского федерального университета Виктор Кокшаров считает, что без серьезной интеграции вузов с институтами РАН будет сложно добиться высоких результатов:

- Это может быть как полная интеграция, так и сотрудничество в рамках университетского комплекса (с сохранением юридического лица для научных институтов). Возможные формы взаимодействия будут закреплены в законе об университетских комплексах. Ожидается, что в ближайшее время текст законопроекта, работа над которым идет уже давно, будет представлен на обсуждение общественности.

Виктор Кокшаров также предложил развивать сетевое взаимодействие университетов. Сотрудничество с зарубежными ассоциациями по организации сетевых проектов, совместные с мировыми университетами научные разработки и образовательные программы помогут ускорить интернационализацию российских вузов.
УрФУ готов участвовать во всех сетевых международных проектах, а также взять на себя координацию нескольких (взаимодействие с Ассоциацией американских университетов, разработку образовательных программ сетевого университета БРИКС).
Поможет ли это в достижении цели «5 - 100 - 2020»?

По словам Бена Соутера, представителя QS Intelligence Unit, чтобы подниматься в рейтинге, российские университеты должны двигаться быстрее других.

Подчеркивает Ярослав Кузьминов:
- Если вузы Китая смогли за 20 лет решить задачу вхождения в число лучших в мире, то мы тоже вполне способны это сделать. Да, есть отрыв по публикациям. Порой даже ведущие российские научные журналы не включены в международные базы данных WoS и Scopus. Но, например, за последние семь лет ученые ВШЭ в 15 раз увеличили количество научных публикаций в международных журналах. План - до 2020 года увеличить еще в восемь раз. Тогда мы выйдем на уровень топ-100 в QS, где мы пока в группе 500 - 550. Чтобы попасть в мировую образовательную элиту, нужно искать собственные конкурентные преимущества.

Если российские университеты хотят стать ведущими в мире и попасть в мировые рейтинги, они обязаны формировать грядущую повестку в развитии экономики, науки и технологий, убежден глава
ИТМО Владимир Васильев: «Я не знаю российских вузов, которые участвовали бы в формировании экономической или технологической повестки дня в перспективе на 10 - 15 лет вперед. Нас "к танцу" не приглашали, да и сами мы в этом смысле не слишком активны».

* Организаторами выступили НИУ Высшая школа экономики — Санкт-Петербург, Европейский университет в Санкт-Петербурге, Университет ИТМО

Дополнительные материалы:

Совершенно другие деньги

Ярослав КузьминовДля того, чтобы поднять университеты на глобальный уровень, нужно больше средств, считает ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов

- Программа поддержки ведущих университетов, к сожалению, сжимается. Изначально на цели повышения конкурентоспособности вузов закладывались совершенно другие деньги. Например, нормальный инженерный факультет должен стоить где-то полмиллиарда долларов, оборудование должно обновляться раз в пять лет. У нас даже близко нет таких денег. А примерно семь вузов из тех, что участвуют в проекте, - инженерные.

Следующий момент - мы должны поднимать качество преподавательского состава. Для этого, извините, надо существенно поднимать зарплату. И это не двойная средняя в регионе, это существенно выше. Да, ВШЭ прилично зарабатывает, у нас и еще в нескольких вузах есть возможность это сделать за счет собственных резервов. А как быть другим вузам? В Томске или Самаре, например. Как они заработают такие деньги? Там просто локальный рынок меньше. Значит, государство должно помогать. Но денег недостаточно. А еще нужны кампусы, у каждого профессора должен быть свой офис. Если этого не будет, о каких мировых университетах мы можем тогда говорить?!

Отобрали лидеров

Владимир Путин в майских указах 2012 года заявил, что пять российских вузов до 2020 года должны войти в топ-100 лучших университетов мира. В июле 2013 года Совет по повышению конкурентоспособности ведущих вузов России среди мировых образовательных центров выбрал 15 университетов, которые попали в программу «5 - 100 - 2020»: МФТИ, МИСиС, НИУ ВШЭ, МИФИ,
ЛЭТИ, Санкт-Петербургский государственный политехнический университет, Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, Дальневосточный федеральный университет, Казанский федеральный университет, Уральский федеральный университет, Нижегородский госуниверситет им. Лобачевского, Самарский государственный аэротехнический университет им. Королева, Новосибирский госуниверситет, Томский госуниверситет, Томский политехнический университет.


 

Комментарии

Материалы по теме

Одной идеи мало

Эх, раз. Еще раз?

Креатив на потоке

Тяга к переменам

Две большие разницы

Научить рисовать за полчаса

 

comments powered by Disqus