Эксплуатируй меня

Эксплуатируй меня В начале апреля умерла Маргарет Тэтчер. «Железная леди» кроме прочего запомнилась нашим соотечественникам пассажем следующего содержания: «На территории СССР экономически оправдано проживание 15 миллионов человек». Конечно, подлинность его сомнительна, проследить источник с ходу нам не удалось: ссылки, как правило, указывают на книгу Андрея Паршева «Почему Россия не Америка», изданную аж в 1999 году, причем автор лишь припоминает эту фразу. Однако отечественным «деятелям» она полюбилась, ее много раз трактовали на все лады, вплоть до придания русофобских форм: «На территории России следовало бы оставить не более 15 миллионов человек». А значит, тезис бил по больному вне зависимости от того, кто и когда его сформулировал.

Не будем вдаваться в выяснение авторства посыла, порассуждаем лучше о модели государственного социально-экономического устройства, к которой он мог быть обращен. Страна с немаленьким населением, экономика которой живет за счет высокорентабельного экспортно ориентированного ресурсодобывающего сегмента. Для обеспечения его функционирования нужно сравнительно немного специалистов. Остальные десятки миллионов населения с экономической точки зрения — балласт. (А если не играют неэкономических ролей, политической, военной и т.п., то балласт и с других точек зрения.) Что требуется от балласта, раз уж от него нельзя избавиться? Не мешать. Еще лучше — создавать видимость могучей деятельности. В такой модели труд в классической триаде факторов производства труд — земля — капитал отступает на второй план, на первый выдвигается земля. Человек перестает быть средством производства. Но это не победа коммунизма, это докапитализм. Известное капиталистическое «эксплуатация человека человеком» в ситуации дефицита/востребованности труда неизбежно приводит к «заботе» эксплуататора о производительных качествах эксплуатируемого. Это четкое понимание взаимной зависимости: если ты болен, то плохо работаешь, а я получаю меньше денег. А в рассматриваемом нами государстве такой зависимости нет: труда надо мало, а народу много. Какой резон заботиться о производительности?

Современная Россия, конечно, не такое государство. В нашей стране, как мы знаем, реализуется масштабная реформа образования, мы диверсифицируем экономику моногородов, а в мае прошлого года пакетом указов президента Владимира Путина важнейшим индикатором экономического развития назначена производительность труда. Заданы и целевые показатели: увеличить общую производительность по экономике в 1,5 раза к 2018 году, а к 2020 году создать 25 млн высокопроизводительных рабочих мест. Вот только объяснения, что такое «высокопроизводительное рабочее место», чем оно отличается от обычного с высокой выработкой или от высокотехнологичного (термин появился чуть позднее) и почему России нужны именно такие места, никто не дает. В итоге заданные экономические критерии качественно нового смысла не несут, да и действительность одной экономикой не опишешь. А значит, недоосмыслена на государственном уровне сама цель повышения производительности труда — та самая зависимость эксплуататора от эксплуатируемого.

Партнер: УГМК
Комментарии

Материалы по теме

Три составляющие прогресса

По закону порядков

В точке пересечения

Случайная уникальность

Продать науку-2

На Среднем Урале появится производство наноупаковки

 

comments powered by Disqus