Скажи: «Чиииз»

Скажи: «Чиииз» Премьер-министр Владимир Путин на прошлой неделе фактически отказался открыть внутренний рынок России для импортных автомобилей после присоединения страны к ВТО. В качестве «компенсации» за снижение таможенных пошлин на импорт, на которые Россия дала согласие во время переговоров, он предложил ввести «утилизационный сбор». Тем самым премьер дал понять, что не собирается сдавать отечественный автопром. Привыкание к новым условиям ведения бизнеса с оглядкой на правила ВТО станет ключевой новацией для бизнеса в 2012 году.

До сих пор информационная повестка дня в отношении перспектив отраслей и компаний имела мало конкретики, в основном шел популистский диалог между сторонниками членства в глобальном торговом клубе и его ярыми противниками. На наш взгляд, с политической риторикой пора заканчивать: пока мы спорили, стоит ли открывать дверь, гости уже топчутся в прихожей. Сейчас самое время посмотреть, что нужно поменять на уровне регионального и отраслевого управления экономикой, а также в стратегиях конкретных компаний.

Переходи на зеленый

Рассмотрим несколько групп рисков, которые чаще всего упоминаются при анализе последствий участия России в ВТО.

Первая группа - вероятное снижение объемов и изменение форматов государственной поддержки отдельных отраслей и компаний. В силу протекционистского характера нашей экономики сокращение помощи из бюджета на многих бизнесменов наводит ужас. Действительно, по правилам ВТО страны-члены обязаны соблюдать некоторые принципы. Их цель - недопущение дискриминации отдельных производителей в результате сильного давления государства на рынки. Для этого в соглашениях ВТО введена квалификация субсидий по принципу светофора.

К красным, запрещенным мерам поддержки относится прямая поддержка экспорта, а также субсидии, которые выдаются компаниям при условии, что они будут использовать в производстве отечественные товары вместо импортных. Пример нарушения такого рода правил - требования к режиму промышленной сборки автомобилей, установленные в России для иностранных концернов. Однако, как пояснила нам специалист департамента торговых переговоров Минэкономразвития Анастасия Астахова, здесь есть несколько нюансов:

- Во-первых, претензии со стороны других членов ВТО могут появиться к группе субсидий только в том случае, если они влекут за собой создание нерыночного преимущества, а это еще надо доказать. Во-вторых, государство не имеет права напрямую финансировать производство товаров, идущих на экспорт. Но оно может предоставлять льготные условия покупателю нашего товара, например кредиты потребителям, тем самым поддерживая отечественных производителей.

Процесс создания в России агентства страхования экспортных кредитов запущен, вопрос - насколько быстро и эффективно оно заработает.

Разрешенные субсидии делятся на дающие основания для судебного преследования - желтые и те, по которым партнеры не могут предъявить претензии, - зеленые. Желтые - это поддержка определенных предприятий, групп компаний, отдельных отраслей промышленности. Здесь тоже есть оговорки:

- Мы получим претензии от членов ВТО только в том случае, если страна, компания которой увидит ущемление своих интересов, подаст заявление, а главное - докажет, что именно этот механизм поддержки нанес ее промышленности существенный ущерб, - говорит Анастасия Астахова. - В рамках правил ВТО доказывать ущерб от субсидий крайне сложно, потому что нужно доказывать именно связь субсидии и ущерба.

Зеленый коридор - это энергосберегающие производства, повышение экологичности, НИОКР, поддержка малых компаний, развитие инфраструктуры.

Региональные бюджеты фактором, усиливающим дискриминацию, не считаются. Анастасия Астахова:
- Если деньги пошли на поддержку конкретной отрасли из федерального бюджета, они будут отнесены к специфическим субсидиям, и к отрасли, соответственно, могут быть применены меры. Если эти же предприятия будут поддержаны из бюджета регионального, партнеры по ВТО не смогут заявить претензии.

Наиболее жесткие требования в рамках соглашений ВТО предъявляются к сельскому хозяйству. Поскольку все ведущие аграрные экономики дотируют этот сегмент, члены ВТО договариваются о максимальных объемах поддержки, установлении переходного периода и плане снижения субсидий. Однако для нашей страны это оказалось не актуально: мы на село всегда тратили существенно меньше, чем развитые страны. Согласованный объем помощи аграриям в рамках «желтой корзины» на этот и следующий год (по 9 млрд долл.) вдвое больше того, что получают наши селяне. Именно поэтому обязательство снизить объем поддержки в два раза к 2018 году не вызывает у министра сельского хозяйства Челябинской области Ивана Феклина опасений. Беспокоит, скорее, тот факт, что даже эти суммы не будут выбраны. «Пусть дадут хоть то, что запланировано, и то хорошо. Если бы наш АПК получил 9 млрд долл., он бы смог сделать резкий скачок в технологиях, перевооружиться и жить в одной конкурентной среде с производителями других стран». Председатель Союза животноводов Свердловской области Елена Стафеева солидарна с коллегой: «Я считаю, ближайшие три-пять лет бюджетная поддержка должна быть максимально усилена, мы должны построить новые животноводческие комплексы, приобрести оборудование, и тогда, может быть, для нас вступление в ВТО и не закончится так плохо».

Будем эффективны

Структура экономики Урало-Западносибирского регионаСледующий фактор риска - снижение барьеров входа на наш рынок. Это еще один важный предмет торга на переговорах. Речь идет об уменьшении импортных таможенных пошлин на отдельные группы товаров, что может привести к росту доли импорта и возможному вытеснению отечественных игроков. Если ничего не предпринимать, такой сценарий вполне вероятен. Поэтому обеспокоенность регионов, где доминируют отрасли, в отношении которых ожидается значительное снижение импортных пошлин, вполне объяснима. Закрытие и даже просто падение объемов производства любого крупного градообразующего предприятия вновь грозит обострением проблемы классических монообразований и неприятными социальными последствиями. В СМИ периодически появляются даже конкретные цифры возможных потерь, однако мы бы не стали ими оперировать в силу слабой объективности расчетов. Важнее другое - понять, как наш бизнес собирается реагировать на эти вызовы.

Для индустриального Урала и Западной Сибири ощутимы могут быть потери в агросекторе. И странного здесь ничего нет. В последние годы интерес к инвестициям в эту отрасль проявили предприниматели и инвесторы не только традиционно «сельских» субъектов - Удмуртии, Башкирии, Курганской области, но и промышленных Челябинской, Свердловской, Тюменской областей. Во многом это произошло как раз потому, что производство мяса, молока, молочных продуктов, овощей было хорошо защищено высокими импортными пошлинами. А в ходе переговоров о вступлении в ВТО позиции пришлось сдать. Так, с 25 до 20% упадут пошлины на молоко, сливки сухие и сгущенные, сливочное масло, до 15% - на мясопродукты; вдвое снижены пошлины на сыры. Особенно беспокоят участников рынка договоренности в торговле свининой. Да, объем квот на ввоз остался на уровне 430 тыс. тонн, и пошлина здесь не взимается. Но при этом пошлины на ввоз живых свиней в России упали сразу с 40 до 5%, и квоты на них не распространяются. Без изменений, пожалуй, останутся квоты на поставку на наш рынок говядины и птицы. Существенно снизятся пошлины на ввоз овощей и фруктов. Начиная опрос представителей АПК, мы ожидали взрыва эмоций. Однако реакция оказалась на удивление сдержанной. Аграрии собираются не возмущаться, а бороться за рынок. И слова «повышение эффективности» здесь звучат, пожалуй, чаще всего. Отчасти это связано с тем, что многие инвесторы на селе этим процессом озаботились давно, вне зависимости от ВТО. Директор и учредитель ООО «Картофель» (Свердловская область) Игорь Картузов уже сегодня знает, за счет чего сможет удержать рынок:

- Конечно, у западных производителей себестоимость ниже. У нас техника слабее и поддержка сельского хозяйства
хуже, чем в Европе: это все сказывается на себестоимости продукции. Но мы тоже не стоим на месте, за последние годы серьезно продвинулись за счет совершенствования технологий. Кроме того, увеличиваем добавленную стоимость за счет более глубокой переработки. Раньше продавали просто грязную картошку, сейчас - мытую, через три года начнем поставлять уже и чищеную. В технологиях заморозки с иностранцами сложно конкурировать, а вот в свежем продукте мы сильны, так что будем специализироваться на локальном продукте с небольшим сроком годности.

Пермский фермер Владимир Рашин занимается разведением перепелов. Его резервы - снижение себестоимости электроэнергии:

- Наша продукция неконкурентоспособна, так как 50% себестоимости дают энергоресурсы. Конечно, по большому счету нужно корректировать тарифы на газ, тепло, электричество для отечественных сельхозпроизводителей. Но пока этого дождешься... Мы решили применять энергосберегающие технологии сами: в нашем биогенераторе перерабатываем помет, навоз, получаем бесплатные тепло и электроэнергию. Так что мы можем с импортным перепелиным яйцом конкурировать, а другие нет.

Одна из наиболее устойчивых на Урале отраслей - птицеводство - пострадает от влияния ВТО меньше всего: в ближайшие годы квоты на поставку иностранной птицы как минимум не снижены. Однако отдыхать российским фабрикам не приходится: бьют свои же. Генеральный директор Рефтинской птицефабрики Владимир Вальчук:

- В связи с тем, что произошло насыщение рынка, птицефабрики усиленно и напряженно работают над сокращением издержек: модернизируют оборудование, переходят на более современные кроссы (породы), пересматривают рецептуры кормления, то есть делают все, что может удешевить производство.

Мало того, в последние годы в регионе появились серьезные проекты в области племенного птицеводства. Алексей Подоляко, заместитель директора по маркетингу ОАО Племенной птицеводческий завод «Свердловский», уже сегодня поставляющего продукцию в Казахстан, Украину, Таджикистан и претендующего на рынок ЕС:

- К сожалению, нам запрещено ввозить племенное яйцо и цыплят в Европу, потому что главные поставщики племенного материала - немцы и голландцы. Там все барьеры административного и ветеринарного характера выстроены так, что не прорвешься. Мы просто не сможем получить право на ввоз по разным основаниям.

Структура ВРП основных сельскохозяйственных субъектов региона по видам экономической деятельности в 2010 году

Меры опасения

Не видят другого способа удержаться на рынке, кроме как повышать производительность, и машиностроители. Это еще одна значимая для региона отрасль, которая будет вынуждена конкурировать с западными концернами. Пошлины на различное оборудование будут постепенно снижаться до 2016 года, например, на паровые турбины - с 20 до 15%, на котельное оборудование - с 15 до 7,5%. Облегчится доступ на наш рынок и производителей сельскохозяйственной техники: с 15% пошлины на комбайны упадут до 5%, на тракторы - до 10%.

- Для себя мы четко видим риски, - говорит директор станкостроительной компании «Пумори-СИЗ» Александр Баландин. - Сегодня ввозная пошлина для импортных станков и оборудования составляет 10% от стоимости, с вступлением России в ВТО она будет отменена. Разумеется, мы не заинтересованы в этом, ведь пошлина позволяет держать выше цену на продукцию наших зарубежных конкурентов на российском рынке. Но мы будем искать решения. Рост конкуренции в любом случае приведет к снижению цен на многие товары и улучшению их качества.

Вступление в ВТО осложнит положение производителей автотранспорта. Сегмент грузовых авто в регионе представлен неплохо: грузовики и автобусы выпускают автозавод «Урал», Курганский автобусный, Нефтекамский автозавод (НефАЗ), IVECO-AMT, «Амур». Для них главная угроза - не столько снижение пошлин на новые грузовики с нынешних 20 - 25% (в зависимости от моделей) до 5 - 10%, сколько либерализация доступа на рынок подержанных авто. А на б/у автобусы пошлины упадут с 30 до 15%, на грузовые автомобили (до 5 лет) - с 44 до 10%. «Таким образом, возникает значительный разрыв в цене между новыми и подержанными машинами. Вслед за ростом объемов подержанного импорта российский автопарк начнет «стареть», что негативно скажется на безопасности перевозок. В этой связи мы считаем важным решение правительства России об ограничении срока эксплуатации транспорта 15 годами. На данный момент около 50% автобусов и тяжелых грузовиков и около 25% легких коммерческих автомобилей, что ходят по дорогам России, старше 15 лет. Обновление парка приведет к почти двукратному снижению стоимости эксплуатации транспорта. Фактически один современный грузовой автомобиль по технико-экономическим показателям может заменить как минимум два аналогичных в возрасте старше 15 лет. Однако эти меры будут эффективны при комплексном подходе - создании финансовых стимулов для потребителей при приобретении нового автомобиля взамен старого, допустим, снижении стоимости лизинга с 12 до 8%», - так оценили меры для спасения отечественного автопрома специалисты группы ГАЗ.

Планируют автомобилестроители и рост экспансии. Вот что говорят в группе ГАЗ: «Новые продукты мы разрабатываем с учетом требований потенциальных экспортных рынков. В структуре выпуска значительную долю составляют автобусы экологического стандарта Евро-4, Евро-5, EEV(Евро-5+). В прошлом году доля экспорта автобусов увеличилась на 26%, а грузовых автомобилей, которые выпускает подразделение «Урал», на 70%. Так что мы надеемся с вступлением России в ВТО на расширение экспортных возможностей».

Страхуйся кто может

Из финансовых сегментов новыми правилами игры больше всех озабочены страховщики. Отечественный рынок будет открыт для работы прямых филиалов иностранных страховщиков через девять лет, в 2021 году. Квота иностранного участия в уставном капитале страховых компаний уже сейчас должна быть увеличена с 25 до 50%.

Однако повода для паники нет. По прогнозу «Эксперт РА», в 2021 году свои филиалы в России откроют не более 20 зарубежных страховщиков. Во-первых, активные мировые игроки уже присутствуют на отечественном рынке (за исключением некоторых японских и американских компаний). Во-вторых, слишком суровы предлагаемые Минэкономразвития требования: восьмилетний опыт работы в страховании жизни или пятилетний в других видах; пятилетний опыт управления прямыми филиалами на зарубежных рынках; совокупные активы в размере не менее 5 млрд долларов. Этим условиям соответствуют не более 150 компаний в мире, в основном специализирующихся на страховании жизни.

Кроме того, иностранные филиалы должны подчиняться российскому законодательству. Правительство имеет право установить квалификационные требования к их руководителям и сотрудникам, а также - планку капитализации (аналог УК) на любом уровне.

Наибольшую рыночную долю (и в столице, и в регионах) зарубежные компании наверняка получат в сегменте страхования рисков иностранных предприятий, а также в страховании жизни. В последнем виде тенденция отчетлива уже сейчас: в топ-10 по сборам на Урале входят группа Allianz (РОСНО), «Дженерали ППФ», Metlife Alico, «Сожекап страхование жизни» (подробнее см. «Вмененный подход», «Э-У» №13 от 02.04.2012 ).

Роль иностранных компаний на отечественном страховом рынке, конечно, вырастет. Уже 2010-м доля зарубежных «дочек» в совокупных сборах достигала 43%. Если российские страховщики подтянутся, иностранцы смогут претендовать на половину рынка, если сдадут позиции - отожмут и 80%.

Теоретически российские страховщики тоже могут поиграть мускулами, но, по прогнозу «Эксперт РА», за границу в состоянии выйти не больше пяти компаний. Для развитых рынков Европы у отечественных компаний слишком низкая эффективность, а в развивающихся странах - чересчур высоки барьеры входа. Приведем только один пример - требования к страховщикам, желающим открыть филиал в Китае: активы в 5 млрд долларов, высокий рейтинг надежности. Сначала иностранная компания получает право организовать в КНР свое представительство и только через два года может подавать заявку на получение лицензии. Обязательные виды закреплены за китайскими компаниями. Страховать жизнь можно только при условии привлечения местного партнера.

Так что если отечественные страховщики в течение девяти лет не справятся с новыми вызовами, прибыль и резервы уйдут за рубеж.

Базовые сегменты в плюсе

Фактор риска для экономики регионов - последствия вступления в ВТО базовых отраслей, формирующих бюджет и обеспечивающих рабочие места. Очевидно, что на нефтегазовые ХМАО и ЯНАО вступление в ВТО никакого влияния не окажет. А вот горнозаводской Урал на изменение условий конкуренции будет реагировать по-разному.

Ощутимые плюсы получат компании, которые экспортируют продукцию: они будут чувствовать себя увереннее. Если раньше они становились объектом антидемпинговых расследований, их аргументы торговыми партнерами не воспринимались, то сейчас они смогут защищать позиции на равных. Правда, производители цветных металлов региона, УГМК и РМК, существенных перемен, скорее всего, не почувствуют: конъюнктура хорошая, ограничений в торговле нет. То же можно сказать и про алюминий: «Русал» без проблем экспортирует его в объеме 80%.

Однако представители других отраслей оценивают итоги вступления в ВТО двояко. Так, в недавнем интервью нашему журналу директор Фонда развития трубной промышленности Александр Дейнеко заявил, что открытие мировых рынков, безусловно, положительный факт, однако эффект будет нивелирован параллельным снижением импортных пошлин на трубную продукцию: на рынок может хлынуть дешевая китайская труба. Аналогичные опасения высказывают и специалисты ЧТПЗ: «С одной стороны, перед трубниками откроются мировые рынки, с другой - отмена таможенных границ усилит ценовую конкуренцию между российскими и зарубежными производителями, увеличит вероятность сокращения доли отечественных на внутреннем рынке. В связи с этим им придется усилить существующие и выработать новые инструменты удержания достигнутых позиций на собственном рынке, в том числе применяя нормы ВТО».

Наплыва дешевой азиатской продукции ожидает и президент Российского союза поставщиков металлопродукции Александр Романов:

- Должны быть отменены квоты на российские поставки в Евросоюз, один из самых емких рынков металлургической продукции. Ожидается, что будут сняты серьезные ограничения и на поставки в США. Мы надеемся, что в Юго-Восточной Азии, Северной Америке, Латинской Америке и Европе отменят антидемпинговые пошлины, направленные против российских компаний. Но под ударом может оказаться внутренний рынок. И здесь многое будет зависеть от того, как оперативно государство отреагирует на проблемы, связанные с поставками из-за рубежа продукции по демпинговым ценам.

Будущее предприятий черной металлургии (НТМК, ЧМК, НЛМК-Сорт, АМЗ) зависит скорее от их модернизации и закрепления позиций на внутреннем рынке. Александр Романов:

- По видам продукции, которые производятся здесь (рельсы для РЖД, балка, швеллер, прокат для строительного комплекса), уральские производители останутся конкурентоспособны. К тому же прокат для строительства эффективно поставлять в радиусе не более 1,5 тыс. км. Поэтому вряд ли стоит ждать, что тот же Китай увеличит у нас свое присутствие. Аналогичная ситуация и для внешнего рынка. На экспорт уральские предприятия отправляют главным образом заготовку, и на этом рынке останутся достаточно конкурентоспособны, несмотря на то, что продукцию для экспорта должны для начала доставить либо на Дальний Восток, либо в порты Балтики или Черного моря. Если говорить про ММК, то он за последние несколько лет провел глобальную модернизацию. Это позволило ему выпускать листовой прокат с полимерным покрытием, спрос на который внутри страны только в 2012 году вырастет примерно на 15%. Если грамотно выстроить работу с потребителями, то ММК окажется гораздо конкурентоспособнее иностранцев. Еще раз подчеркиваю: главное, чтобы правительство вовремя реагировало на импортный демпинг, используя законное членство в ВТО.

Занять более активную позицию призывают власть и представители химической и нефтехимической промышленности. В этой отрасли идет технологическое перевооружение, и, как считает начальник управления по информационной политике ООО «Сибур» Рашид Нуреев, дополнительные барьеры, особенно созданные искусственно, будут его сдерживать.

- На экспортном направлении мы готовы к конкуренции с импортом, давно занимаемся снижением производственных, логистических и других издержек. Новые мощности, строительство которых ведет «Сибур», например «Тобольск-Полимер», по себестоимости выпускаемой продукции будут эффективны и на всех близлежащих зарубежных рынках.

Компании волнует прежде всего повышение цен на газ. В рамках договоренностей о вступлении в ВТО с Газпрома взяли слово поставлять газ на внутренний рынок как минимум по себестоимости. По данным Российской ассоциации производителей удобрений, в связи с готовящейся либерализацией российского рынка газа стоимость тысячи кубов может вырасти с 85 - 100 до 150 долларов. В то же время на мировом рынке появляются новые проекты по производству азотных удобрений с ценами около 65 долларов за тысячу кубов. Входящие в ассоциацию компании уже обратились в правительство РФ с предложением пересмотреть методику формирования тарифов и дать дополнительные скидки предприятиям, для которых газ является технологическим сырьем. Положительного ответа пока не последовало.

Учитесь огрызаться

Результат участия России в торговом клубе зависит как раз от того, насколько активен в таких ситуациях окажется бизнес и какова будет реакция государства. Как справедливо заметил в интервью «Эксперту» директор Института народнохозяйственного прогнозирования, академик РАН Виктор Ивантер, «грамотное членство в ВТО будет состоять в том, что мы выполняем все правила ВТО, которые нам выгодны, и не выполняем те, которые нам не выгодны. А дальше пусть с нами судятся, и мы будем судиться».

Правовые возможности для этого есть. В ВТО предусмотрено три инструмента реакции на неадекватное поведение. Первый - антидемпинговые меры: если в ходе расследования будет доказано, что компания продавала товар в другой стране ниже, чем на внутреннем рынке, ей будет начислена антидемпинговая пошлина. Этим способом члены ВТО пользуются довольно часто: за всю историю организации мера применялась более 2500, в среднем два из трех расследований заканчивались положительно, в том числе и в отношении российских экспортеров. Чаще всего этим правом пользуется Индия, затем США и страны ЕС. И если, не будучи членом ВТО, Россия «проглатывала» эти претензии, сейчас она может показывать зубы.

Второй инструмент - компенсации. Они назначаются, если расследованием доказано: государственная субсидия нанесла ущерб экономике другой страны или производителям аналогичного товара. Сделать это непросто, поэтому статистика здесь скромнее:160 раз. Инициированы в основном развитыми странами.

Третий - специальные защитные меры. Если страна докажет, что импорт продукции вырос настолько, что нанес ущерб ее национальному производству, она может ввести дополнительную пошлину или уменьшить квоту. Зафиксирована 101 попытка ее применения, причем 30 - оспорены.

Начали мы с того, что если наше правительство хочет, оно может добиваться защиты национальных интересов. Но там речь шла об АвтоВАЗе. А что делать, когда затрагиваются интересы относительно небольшой части экономики? Вот конкретный случай, о котором нам рассказал генеральный директор завода «Инкаб» Александр Смильгевич:

- При вступлении России в ВТО достигнута договоренность о том, что к 2015 году импортные пошлины на оптический кабель упадут с 15 до 0%, а на энергетический кабель в зависимости от типов продукции только с 20 -15 до 12,5 - 5%. Это дает преимущества иностранным конкурентам при входе на наш рынок. Нам, российским производителям, важно, чтобы условия конкуренции были адекватны, а для этого нужно параллельно снизить до нуля пошлины и на импортные материалы, из которых мы производим оптический кабель. Соответствующую позицию совместно с остальными отечественными производителями мы уже изложили в коллективном письме, которое находится на рассмотрении министерства экономического развития РФ.

С созданием Таможенного союза полномочия по проведению расследований переданы в наднациональный орган - Евразийскую экономическую комиссию. По правилам этой организации подавать заявления, жалобы, например о росте импорта, отрасль должна сама. «Да, мы как органы исполнительной власти будем проводить системные мероприятий, которые позволят нам получать информацию и мониторить импорт товаров и меры, которые применяются странами-членами ВТО, на предмет их соответствия соглашениям ВТО. Но мы крайне заинтересованы в привлечении бизнеса, потому что именно предприятия лучше видят такие проблемы», - подчеркивает Анастасия Астахова.

Нередко будет случаться так, что интересы различных отраслей будут противоречить друг другу. Поэтому, чтобы добиваться эффекта, бизнесу и власти придется проявлять беспрецедентное умение договариваться. Пока этот опыт есть только у крупного бизнеса, и его нужно транслировать на другие сегменты. Как именно это сделать - вопрос следующей дискуссии, к которой мы и приглашаем представителей власти, науки и бизнеса.

В подготовке материала принимали участие Сергей Ермак, Вера Пыжьянова, Дарья Александрович, Алексей Белоусов, Алексей Коряков


ВТО

Всемирная торговая организация, объединяющая 156 стран, которые контролируют 97% торгового оборота в мире.

Создана в 1995 году как преемница Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ). В отличие от ГАТТ, которое регулировало только оборот товаров, в сферу контроля ВТО попали также услуги (действует генеральное соглашение о торговле услугами - GATS) и права на интеллектуальную собственность (соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности - TRIPS).

Россия впервые подала заявку на присоединение к ГАТТ в 1993 году. Первый общий этап переговоров завершился к 2000 году. Затем шли сложные двухсторонние дискуссии, и в конце прошлого года в Женеве рабочая группа одобрила итоговый протокол по присоединению РФ к ВТО.

Теперь мы должны завершить внутренние ратификационные процедуры, то есть получить одобрение Федерального собрания к 15 июня 2012 года. Через 30 дней после уведомления о прохождении ратификационных процедур Россия станет полноправным членом ВТО.

Комментарии

Материалы по теме

Почти японский китаец

Вернись к Sorento

Приехали

Автодилеры начали строить сети внутри региона

Приходите завтра

Даешь десять процентов

 

comments powered by Disqus