Сбыт или не сбыт

Сбыт или не сбыт Энергосбытовая компания не обладает материальными активами, что делает ее бизнес неустойчивым, зависимым от ценовых и тарифных решений. Сбыты, не решившие старые проблемы развития, либерализация энергорынка накроет волной новых рисков.

Для энергосбытовых компаний этот год - определяющий: или заработают рыночные принципы построения сегмента и сбыт станет самодостаточным бизнесом, или он останется слабым звеном рыночных отношений в электроэнергетике, «розничной кассой» между генерацией и сетями. С 2011 года отрасль готовится работать в условиях либерализации - полноценного рынка электроэнергии и мощности. Каковы основные тенденции развития сбытового сегмента, готовы ли компании к переходу, какие риски их ждут? Мы предложили оценить ситуацию экспертам - руководителям крупнейших сбытовых компаний уральских регионов.

Основные риски

Сергей Ракин, заместитель генерального директора ОАО «Тюменская энергосбытовая компания» (ТЭК), говорит, что на 2011 год транслируются риски существующие: «Ничего экстраординарного с января не произойдет, поскольку к 100% либерализации мы подходим поэтапно, планово». Ожидаются три новшества. Первое - соб­ственно либерализация, то есть все группы потребителей, кроме населения, будут покупать электроэнергию по свободным ценам. Второе - изменение инвестиционной ситуации у сетей: они перейдут на новое формирование тарифов на услуги передачи электроэнергии методом доходности инвестированного капитала (RAB). Третье - запуск долгосрочного рынка мощности. Уже сегодня у многих экспертов есть ощущение, что в совокупности новации приведут к опережающему росту тарифов в ближайшие год-два. Только за счет нового тарифообразования в сетях отпускной тариф по России предположительно вырастет в среднем на 8%.

Павел Киселев, заместитель генерального директора ОАО «Челябэнергосбыт», полагает, что риски у сбытовых компаний связаны с ростом задолженности и сокращением клиентской базы: потребители будут искать более комфортные условия приобретения энергоресурсов.

Дмитрий Орлов, генеральный директор ОАО «Пермэнергосбыт», также считает, что продажа всей электроэнергии по нерегулируемым ценам, которые будут, вероятно, выше регулируемых, негативно скажется на отношении к компании потребителя и уровне собираемости денег. Итак, рост конечной цены - это первый ожидаемый негатив. Второй риск, по его словам, заложен в тарифно-балансовых решениях: «До сих пор мы не понимаем, каким образом будут утверждаться тарифы для населения и на передачу электроэнергии по сетям, а отсюда - хватит ли сбытовой компании необходимой валовой выручки».

Денис Паслер, управляющий директор ОАО «Свердловэнергосбыт», уточняет: официально принятой методики расчета регулируемых тарифов для населения нет. Все регионы РФ оплачивают электроэнергию по тарифам ниже экономически обоснованных. Выпадающие доходы сбытов компенсируются за счет перекрестного субсидирования - увеличения тарифов для прочих потребителей. Этот механизм во всех регионах действует по-разному. При полной либерализации необходимо создание единой методики. От того, насколько обдуманной и взвешенной она будет, зависят и риски.

Основной риск в тарифно-балансовых решениях, по мнению Дениса Паслера, - неопределенность порядка поставки населению электрической энергии (мощности) по регулируемым ценам. Балансовые объемы поставки соответствуют объемам ее покупки у поставщиков. Эти объемы в свою очередь определяются объемами потребления, включенными в сводный прогнозный баланс электроэнергии, утверждаемый ФСТ России. А поставка по регулируемым ценам осуществляется в объеме фактического потребления по так называемому «котловому» тарифу, определенному РЭК. Как будет компенсироваться разница между балансовыми и фактическими объемами, не определено. Гарантирующего поставщика это может приводить как к положительному эффекту, так и к убыткам.

Сбыт не обладает материальными активами, поэтому разбалансировать экономику сбытовой компании, подорвать ее устойчивость, в том числе ценовым и тарифным небалансами, легко, говорят игроки. В структуре среднего тарифа на электроэнергию сбытовая надбавка составляет около 4%, а услуги передачи - 30%. Когда в условиях спада заявленная мощность превышает фактически потребленную и оплаченную электроэнергию, у сбытовых компаний возникают убытки.

Если тарифный небаланс не перекрыт собственными активами, путь один - банкротство. Например, в конце прошлого года спад энергопотребления грозил дорого обойтись сбытовым компаниям: сети требовали оплатить услуги передачи электроэнергии не по факту, а по заявкам. С такой проблемой столкнулся, например, Перм­энергосбыт. «Мы оценивали эти риски в 1,5 млрд рублей выпадающих доходов, - рассказывает Дмитрий Орлов. - Это огромные деньги. По сути, банкротство компании, у которой валовая выручка 400 млн рублей. Законодательной нормы нет. Суды принимают разные решения. В Пермском крае практика складывается пока в пользу сбытовых компаний, то есть потребителей. Если взыскивать с потребителя по заявленной мощности, во-первых, это приведет к значительному росту цены, во-вторых, я считаю, это просто некорректно». Денис Паслер также утверждает, что в период экономического спада и снижения электропотребления есть смысл рассчитываться за услуги передачи по фактически потребленной мощности.

Сергей Ракин акцентирует: главным риском для сбытовой компании, гарантирующего поставщика (ГП), является самостоятельный выход части крупных потребителей на оптовый рынок. Это негативно скажется на гарантирующем поставщике, который останется с населением, бюджетной сферой, ЖКХ и средним бизнесом. Возникнут проблемы кассовых разрывов, и с этим придется тщательно работать: вовремя перекредитовываться и тому подобное. Но это риск операционной деятельности, а не глобальный. ГП при наличии в структуре других крупных потребителей еще сохраняет запас ликвидности.

Да и потребители пока не совсем ушли: они в раздумьях и в расчетах. Никто - Сургутнефтегаз, ЛУКойл, Роснефть, Газпром - в омут с головой не бросается. ТЭК по каждому адресно работает, рассматривая вместе с потребителем возможные сценарии развития событий: не всегда выгода самостоятельности очевидна.

К числу серьезных и глобальных рисков рынка Сергей Ракин относит то, что нет четко выстроенной нормативной базы и целевой модели рынка. Все правила функционирования розничного и оптового рынка рассчитаны на переходный период, который закончится к 2011 году. Концептуально все выглядит стройно, но есть ряд занозистых вопросов. Например, нет ясности со статусом ГП, проведением конкурсов на этот статус.

Без финансовой подушки

Безусловно, сбытовые компании озабочены поиском решений, способных обеспечить им большую финансовую устойчивость.

- Главная задача - сохранить потребителя дополнительными льготами, услугами, удачной работой на оптовом рынке. Устойчивость компании - прямое следствие укрепления потребительской базы, - отмечает Дмитрий Орлов. - Хотя часть потребителей все равно будет уходить: конкуренция растет. Приезжаешь к генеральному директору какого-нибудь предприятия, а у него на столе десять предложений от других сбытов, даже откуда-нибудь из Курской области. Но инструмент для привлечения розничного потребителя есть, и плох тот сбыт, который им не пользуется. Когда был только рынок электроэнергии, мы покупали по той цене, которую объявил рынок. Сейчас есть новый инструмент - рынок мощности, свободные и биржевые договоры. По его формуле, 95% экономического эффекта, который мы получаем от покупки мощности, мы транслируем на всех потребителей. И только 5% оставляем у себя как бонус за эффективную работу. Это достаточно серьезные цифры, мы добиваемся экономии мощности до 10 - 15% в зависимости от периода.

Денис Паслер не видит более эффективных решений, чем укрупнение компаний: «Потому что сбыты в логике регулятора не должны получать не только сверхприбыль, но и просто прибыль. Естественно, финансовую подушку в рамках такой регулируемой деятельности создать невозможно».

Павел Киселев не более оптимистичен: по его мнению, укрепление финансовой устойчивости сбытов возможно в том случае, если будет синхронно работать оптовый и розничный рынок. «Но если выполнение сбытами обязательств по платежам на оптовом рынке будет беспрекословно, а механизма трансляции финансовой ответственности на клиентов не появится, все риски ухудшения финансового положения автоматически понесет сбыт. Последует сокращение количества игроков за счет поглощения или разорения неустойчивых энергосбытов. Нормальный эволюционный процесс укрупнения бизнеса, смены собственников уже идет: в компаниях и с частным, и с государственным капиталом, в неформате - создание юрлица, в формате - переход сбытов под управление единой управляющей компании».

О том, что энергосбытовые компании нуждаются в синхронизации платежей, говорят и другие эксперты. Дмитрий Орлов: «Если мы платим на оптовый рынок 100% "текущего в текущем", когда даже бюджетные потребители платят нам только 30% "текущего в текущем", это влечет серьезные кассовые разрывы в поступлении денежных средств с розничного рынка для расчетов на оптовом и вынуждает компании кредитоваться». Решение о синхронизации принято постановлением правительства РФ от 17.10.2009 г. № 816 и изменениями в регламенты оптового рынка с 1 января 2010 года в декабре, но не реализовано - не хватает законодательной базы. Пока разрыв объективно составляет 10% от месячного оборота. Энергосбыты копят дебиторскую задолженность или покрывают ее за счет коротких кредитных денег.

В плену монополизма

Передел рынка и консолидация сбытов вокруг сильного игрока, имеющего диверсифицированный портфель заказов, в этом году особенно актуальны. для ряда компаний это последняя возможность получить конкурентные преимущества в преддверии окончания переходного периода: во-первых, повысить управляемость, во-вторых, обеспечить финансовую устойчивость,
в-третьих - снизить издержки на единицу отпускаемой электроэнергии. Хотя, по наблюдениям Сергея Ракина, процессы укрупнения игроков уже завершены. Немало мелких сбытовых компаний Тюменского региона прекратили деятельность и перешли в ТЭК: это гарантирующий поставщик первого уровня, имеющий поставки по всему региону и 75 - 80% рынка. Из ГП второго уровня, работающих в городах и муниципальных сетях, достаточно крупные - Тюменьэнергосбыт, Нижневартовская энергосбытовая компания, ЮТЭК в Хантах и Северная энергетическая компания на Ямале.

Но поглощения на региональном уровне однозначно продолжатся, потому что мелкие игроки, не имеющие выхода на оптовый рынок, заранее в проигрыше: они не могут оптимизировать цены для потребителей. На федеральном уровне Дмитрий Орлов прогнозирует поглощение мелких региональных компаний крупными федеральными холдингами, как КЭС и Рус­энергосбыт.

Чем обернется для рынка и потребителя тенденция консолидация энергосбытовых компаний вокруг игроков со значительными административными и финансовыми ресурсами?

- Консолидируются вокруг не столько финансовых, сколько административных ресурсов, поскольку этот рычаг позволяет решить сбытовой компании многие задачи, не решаемые другими путями, - подчеркивает Дмитрий Орлов. - Монополия не использует этот ресурс в интересах потребителя, вот в чем беда. Сначала она формирует преференции на оптовом рынке для себя, но якобы на благо потребителю. Затем, когда рынок останется один на один с монополистом, преференции исчезают. В Пермском крае административным ресурсом располагают «Восток», Энергопромышленная компания.

Денис Паслер согласен: консолидация приводит к уменьшению конкуренции и отсутствию предпосылок у монополистов для снижения собственных издержек и расширения продуктового ряда. Есть опасность картельного сговора. В то же время крупные энергосбытовые компании имеют ресурс для финансового маневра и преференции при получении кредитов для обеспечения своевременной оплаты поставщикам на оптовом рынке. У них меньше опасность банкротства.

Модель рынка сегодня такова, что гарантирующие поставщики, коими являются эти компании, практически лишены возможности конкуренции, отмечает Павел Киселев. Предложить потребителю иные условия, нежели утвержденные в виде размера сбытовой надбавки, ГП не могут вне зависимости от желаний. В этом смысле независимые сбыты более мобильны. Оценить социальные функции, которые выполняют ГП, довольно сложно. Качество сбытовой услуги - единственный критерий, по которому можно сравнивать эти организации. Но стандартов качества в этой сфере нет. Их создание может быть одним из направлений модификации правил розничного рынка. Статус ГП - это, как ни крути, монополизированный денежный поток средств за электроэнергию в регионе при общей убыточности сбытовой деятельности.

Конкуренция за счет административного ресурса, тем не менее, острая, отмечают топ-менеджеры. Выручка компаний достаточно велика, и рентабельность продаж при умелом построении бизнеса - тоже. Например, рентабельность Пермэнергосбыта при годовом обороте 30 млрд рублей - 1%. Поэтому бизнес идет в эту сферу и продолжит бороться за потребителя. Вопрос - какими средствами. Появление новых энергосбытовых компаний на розничном рынке вызвано намерением промышленных объединений сконцентрировать вопросы приобретения электроэнергии в своих руках.

Либерализация оптового рынка, полагают игроки, сначала приведет к усилению конкуренции, так как будут отсутствовать ценовые сигналы в части поставки электроэнергии (мощности) по тарифам для потребителей. Этим могут воспользоваться независимые энергосбытовые компании, предлагая цены, привлекательные для потребителей, но не обоснованные реальными ценами покупки. Затем, учитывая, что для минимизации стоимости покупки электрической энергии важен эффект масштаба, часть независимых энергосбытовых компаний может потерять бизнес. Тенденция на укрупнение поставщиков - общая, и рынок энергоресурсов здесь не исключение.

В дебрях неплатежей

В части решения проблемы неплатежей эксперты дают очень осторожные и противоположные прогнозы. «К сожалению, никаких предпосылок для оптимизма нет, - категоричен Дмитрий Орлов, - законодательная база слабая. Было бы здорово ее усилить, вплоть до того, что ввести уголовную ответственность за неплатежи. Люди годами не платят за электроэнергию и мы ничего с ними сделать не можем. Долги попадают в тариф и за неплательщиков платят уже другие потребители. По сути, они воруют электроэнергию и кредитуются за чужой счет».

Свердловэнергосбыт сильно рассчитывает на улучшение платежной дисциплины контрагентов, как и на повышение деловой культуры в целом. «Необходимо сбалансировать ответственность всех субъектов рынка. Статус гарантирующего поставщика вынуждает нас поставлять электроэнергию без права требовать за нее плату. Если бы ответственность была сбалансирована, то те, кто не платит, автоматически лишались бы права на поставку. Скорее всего, роста задолженности не было бы».

Игроки предлагают: нужен поворот государственной политики (не только в области энергетики, а вообще в экономике) от «продебиторской» к «прокредиторской» ориентации. Это означает:

- повышение материальной ответственности должников в части компенсации убытков кредиторов до величин реальных среднесрочных ставок банковского процента + несколько процентных пунктов;

- введение обязательных имущественных «цензов» (включая банковские гарантии и поручительства третьих лиц на усмотрение кредитора) для компаний-посредников (жилищных, энергосбытовых, приобретающих электроэнергию для последующей перепродажи на розничном рынке);

- введение / усиление административной (включая дисквалификацию руководителей) и уголовной ответственности за умышленное и (или) неосторожное создание неоплаченной дебиторской задолженности либо доведение предприятия до банкротства.

Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus