Поступиться принципами

Поступиться принципами

Российские юридические компании оказались между двух огней. С одной стороны, их больше теснят коллеги с Запада, с другой — мешают непрофессиональные соотечественники, а иногда и откровенные мошенники. Корень проблемы один — отсутствие системы регулирования рынка юридических услуг.

В конце марта в Челябинске прошла конференция «Юридический бизнес Южного Урала», на которой представители регионального юридического сообщества обсуждали модели регулирования рынка юридических услуг. До этого серия подобных конференций прошла в Екатеринбурге, Москве, Новосибирске. Так сложилось, что в России юридическую помощь оказывают две группы лиц: адвокаты, представляющие интересы клиента в уголовном судопроизводстве, и юристы-предприниматели, чаще предпочитающие называть себя корпоративными юристами. Деятельность первых регулируется законом об адвокатуре, вторых — общими нормами законодательства. Получается, что давать консультации, представлять интересы граждан и предприятий в суде по всем вопросам права, за исключением уголовного, может любой предприниматель, даже не имеющий юридического образования. Отсюда и низкое качество услуг, и откровенное мошенничество, и девальвация звания юриста. Это раздражает тех, кто хотел бы зарабатывать больше на престиже своей профессии. Наиболее активная часть юридического цеха призывает коллег объединиться. Но пока договориться не удается: мешают амбиции, разобщенность и недоверие.

Дешево и круглосуточно

На проходящих конференциях постоянно обсуждаются три модели развития системы регулирования рынка юридических услуг: объединение юристов-предпринимателей в саморегулируемые организации, развитие единого института саморегулирования на базе адвокатуры (принятие всех юристов в адвокатское сословие) и возврат к системе государственного лицензирования. Что толкает представителей этой профессии по своей воле отказываться от свободы?

Самый крупный и развитый рынок Москвы рассчитывает, что введение регулирования позволит ограничить экспансию иностранных консультантов. «Москвичи просто визжат от того, что мы все отдали иностранцам, которые держат до 30% рынка консультационных услуг в области права. Такого бесконтрольного входа на рынок для юристов других стран нет ни в одном европейском государстве», — делится настроениями столицы председатель коллегии адвокатов «Частное право» Максим Колесников.

Однако в регионах экспансии из-за рубежа пока не опасаются. «О каком выдавливании речь? Иностранные юристы всегда будут обслуживать только западные компании, действующие в России, в лучшем случае согласятся работать с крупными отечественными корпорациями.

В регионах же основная масса предпринимателей, которые нуждаются в юридической помощи, это малый и средний бизнес. Их условно говоря копейки иностранцам не интересы», — утверждает председатель Свердловской областной экономической коллегии адвокатов Владимир Винницкий. По его мнению, проблема в регионах лежит в совершенно иной плоскости: явный переизбыток кадров привел к засорению рынка непрофессионалами, не способными оказывать качественную помощь («Э-У» детально анализировал проблему подготовки кадров для этой отрасли: см. «Кадр-мажор» , № 15 от 16.04.07) 

— На рынок Екатеринбурга ежегодно выходит три тысячи дипломированных специалистов, большая часть которых пополняет ряды неквалифицированной рабочей силы, — считает Владимир Винницкий. — Какая приличная фирма возьмет на работу специалиста, начавшего изучать гражданское право в каком-нибудь непрофильном институте только на пятом курсе? Даже у всеми уважаемой Уральской государственной юридической академии большинство выпускников не в состоянии сразу самостоятельно приступить к работе. Они и вынуждены писать на заборах объявление про «дешево и круглосуточно».

Все более частые случаи мошенничества среди юристов также наносят удар по престижу профессии. Печальным опытом делится исполнительный директор юридической фирмы «Лекс» (Тюмень) Максим Воробьев: «Не так давно к нам обратился клиент, который заплатил немалые деньги адвокату авансом, а тот ничего не сделал, да еще и подал на своих доверителей иск в суд, требуя отдать ему вторую часть гонорара. Я посмотрел результаты проведенной им работы и поставил жирную двойку! Честно говоря, мы уже устали от этого хаоса, от отсутствия политики ценообразования, должной квалификации тех, кто называет себя юристом, от повсеместной профанации профессии».

Сделай сам

Никто кроме самих предпринимателей не способен навести порядок в этом вопросе, убеждена заместитель генерального директора группы правовых компаний «Интеллект С» Анастасия Махнева: «Объединившись, юридические компании могут создать механизм привлечения к ответственности за профессиональные проступки, например, за обман клиента, неоказание оплаченной услуги. Для этого нужна сильная саморегулируемая организация, которая имеет вес, репутацию, пользуется уважением. Она может повлиять на провинившегося участника рынка разными способами: к примеру, распространить информацию о нем в СМИ, внести его в публичный реестр недобросовестных предпринимателей и так далее».

В Свердловской области юридические компании попытались реализовать такую модель. В 2005 году десять фирм решили создать некоммерческое партнерство «Уральская правовая палата» (УПП). Это был первый случай консолидации корпоративных юристов на региональном уровне. Однако возможности профессионального объединения без наличия определенных полномочий ограничены: в лучшем случае оно может погрозить нехорошему коллеге пальцем. В УПП надеются, что закон «О саморегулируемых организациях», который после пяти лет хождения по кабинетам Думы наконец вступил в силу в этом году, позволит эффективнее выстраивать систему самоконтроля. Если УПП удастся набрать необходимое по закону количество участников (25 организаций или 100 физических лиц), она получит статус СРО и возможность зарегистрировать на государственном уровне сформированные стандарты и правила профессиональной деятельности. Председатель УПП Евгений Артюх в начале этого года собрал юридические компании Екатеринбурга, чтобы доказать эффективность такой модели. «Только так мы с вами можем защитить свой рынок», — убеждал он коллег по цеху.

Цех, однако, осторожничает. Генеральный директор юридической фирмы «Правовая защита» (Екатеринбург) Анна Громова видит несомненные плюсы в создании системы регулирования рынка юридических услуг, но опасается, что это повлечет за собой и дополнительные финансовые затраты в виде членских взносов. «Конечно, все зависит от величины платежей, и тем не менее эти затраты собственнику юридической компании придется включать в себестоимость услуги. Это повысит цены и может негативно отразиться на количестве клиентов».

Другая проблема — недоверие. Многие опасаются монополизации рынка самими же участниками. Если и создавать институты саморегулирования, то делать это надо снизу, на уровне регионов, полагает Максим Воробьев. «У всех разный опыт, разная квалификация, разные задачи. Потребности клиентов в регионах тоже существенно отличаются друг от друга. В Москве юристы наиболее продвинуты, а на Дальнем Востоке их, можно сказать, почти нет. Поэтому если СРО создадут в Москве, доверие к ней будет минимальным. Для начала нужно попытаться объединиться на межрегиональном уровне и потом на этой базе создавать единую мощную, возможно, всероссийскую структуру».

Отдай государству

Владимир Винницкий между тем убежден: избежать соблазна получения контроля не удается даже на уровне региона. «Взяв на себя инициативу, несколько наиболее амбициозных руководителей попытаются сесть в органы управления такой организации и начнут диктовать свои правила игры всем остальным. Искушение властью прошли многие отрасли, и юристы не исключение». Именно поэтому Винницкий в числе тех немногих, кто настаивает на возвращении к системе государственного лицензирования: «На рынке слишком много грязи, слишком много тех, кто дискредитировал звание юриста. О чем говорить, если люди, называющие себя юристами, участвуют в процессах насильственного захвата собственности? Я считаю, что власти не следует устраняться от регулирования. Нужно лишь дополнить систему контроля через выдачу лицензий обязательным страхованием профессиональной ответственности. Тем самым государство будет стимулировать юристов ставить правильный юридический диагноз».

Анастасия Махнева считает, что лицензирование — не панацея:
— В качестве главного лицензионного требования у юристов может выступать определенный уровень профессиональных знаний. Как государство будет его проверять? Сдача квалификационного экзамена еще не гарантирует качество услуги, человек просто может не справиться с проблемой клиента из-за нехватки опыта.

Не выдумывай велосипед

Больше всего споров идет вокруг третьей модели — создания системы саморегулирования на базе адвокатуры. Профессиональное сообщество сегодня обсуждает два законопроекта, позволяющих реализовать эту идею: внесение изменений в закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и проект закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи в РФ». Автор последнего, председатель Адвокатской палаты Москвы Генри Резник, предлагает предоставить право оказывать квалифицированную юридическую помощь, включая представительство в суде, только адвокатам, нотариусам, патентным поверенным и юридическим фирмам. Последние должны быть созданы в форме автономных некоммерческих организаций или партнерств и заниматься исключительно юридической практикой.

Многие корпоративные юристы в регионе, консультирующие бизнес, несколько лет назад по своей инициативе пришли в адвокатуру. Сегодня почти все они считают эту модель оптимальной. Максим Колесников:

— Мировой опыт показывает, что наличие двух систем саморегулирования неэффективно. Во Франции, к примеру, существовали отдельно ассоциация корпоративных юристов и организация, объединяющая адвокатов. У них были разные стандарты, принципы, подходы, что создавало трудности для обеих. В итоге они решили объединиться. У российских адвокатов уже есть работающая система самоконтроля, кодекс этики, нормы дисциплинарной ответственности. Чтобы стать адвокатом, нужно сдать серьезный экзамен, это позволяет не допускать на рынок плохо подготовленных людей. Советы адвокатской палаты в субъектах федерации имеют право исключать из членов палаты недобросовестных участников, что, по сути, означает лишение доступа к профессии. И я не вижу в стремлении коллег пойти каким-то особым путем иных экономических обоснований, кроме личных амбиций.

Реакция корпоративных юристов на это, как правило, бурная и эмоциональная: у них с адвокатами разные традиции, подходы, принципы ведения дела.   

Адвокатура в России создавалась в основном для регулирования практики в области уголовного права. Центральной фигурой закона об адвокатуре является адвокат, который лично заключает договор с доверителем, лично оказывает услуги. Корпоративные юристы опасаются, что отсутствие коллективных форм обслуживания создаст трудности при оказании юридической помощи бизнесу. Использовать эту модель, по их мнению, можно лишь при условии совершенствования института адвокатуры, приближении его к потребностям предпринимательства.

Доверие и компромисс

Впрочем, если брать за основу путь, который предлагают корпоративные юристы, — создание саморегулируемых организаций, — законотворческой работы потребуется еще больше. Как бы сегодня участники рынка ни приветствовали появление закона о СРО, он все равно является общим документом. Чтобы создать реальную систему саморегулирования любой отрасли, необходимо законодательно закрепить основной тезис: право участников рынка через коллегиальные институты лишать недобросовестных коллег доступа к профессии. Именно по этому принципу сегодня работают адвокаты, нотариусы, арбитражные управляющие. Такая норма прописывается в отраслевом законе, который у юристов отсутствует. Чтобы провести подобный закон, требуется серьезное лобби в государственных органах власти. 

Безусловно, есть рынки, участникам которых удалось самим расчистить поле от мошенников, установить единые правила игры. В такой же ситуации, как юристы, оказались, к примеру, риэлторы: в 2002 году власти отменили лицензирование этого вида деятельности. Опасаясь развития черного маклерства и откровенного криминала, торговцы недвижимостью Свердловской области, объединившись в Уральскую палату недвижимости, начали разрабатывать стандарты профессии, систему обучения и сертификации. В результате им удалось создать такой имидж объединения, что участие в нем стало необходимостью для риэлтора, своеобразной визитной карточкой для успешного ведения дела.

Но скопировать этот опыт юристам будет непросто. Во-первых, нужно время для формирования имиджа организации. Во-вторых, умение и желание договариваться. Бизнес риэлторов построен на том, что в одной сделке по продаже недвижимости могут участвовать и две, и пять, и десять компаний. В этом случае они выступают не столько конкурентами, сколько партнерами. Юристы по сути своей профессии всегда стоят по разные стороны баррикад. Да, встречаются случаи обмена клиентами, заключение партнерских соглашений (см. «Парные танцы» ), но это именно случаи, а не повсеместная практика. Основа института саморегулирования — доверие и компромисс. И именно этого сейчас не хватает разрозненному и амбициозному юридическому сообществу

Комментарии

Материалы по теме

Ограниченная безответственность

Право на право

Руками волонтеров

Учиться не дышать

Разные, поэтому не вместе

Европейско - Азиатский правовой конгресс

 

comments powered by Disqus