Особенности региональной политики

Особенности региональной политики
Юрий Осинцев
Юрий Осинцев (председатель палаты представителей законодательного собрания Свердловской области.)
В
 журнале «Эксперт» № 12 от 26 марта опубликованы результаты исследования «Самые влиятельные политики России». Собранный материал во многом отражает политический ландшафт страны. По итогам анализа может быть сделан ряд любопытных выводов. Возьму на себя смелость и выскажу соображения относительно той части исследования, которая касается рейтинга персон с наибольшим уровнем политического влияния в субъектах РФ.

Даже при беглом ознакомлении с региональными топ-десятками бросается в глаза явное преобладание представителей исполнительной власти. В трети субъектов РФ в десятке влиятельных лиц респонденты указали по пятьвосемь высших региональных чиновников. С главой региона все понятно, он обязан быть наиболее влиятельной фигурой в своей вотчине. Но когда в списке оказывается множество его прямых подчиненных, это, вероятно, свидетельствует о чрезмерно высокой концентрации власти в руках одной ветви региональной элиты.

В то же время в региональных списках влиятельности крайне слабо представлены представители различных общественных институтов. К примеру, ни в одном из них не присутствует представитель Общественной палаты России, а ведь в этот орган избирались люди из числа наиболее авторитетных в регионах.

Еще одна особенность региональных рейтингов — фиксация высокого политического влияния муниципальных чиновников. Она достаточно точно отражает ситуацию, когда руководитель муниципального уровня, призванный решать хозяйственные вопросы, испытывает непреодолимое желание «порулить» в политике. На перспективу развития событий в этом плане указывал еще булгаковский профессор Преображенский: «Если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором — у меня настанет разруха». Для меня остается загадкой, для чего в структуре администрации муниципального образования нужна должность вицемэра «по идеологии»? Разве можно вразумительно сформулировать муниципальную идеологию и ее отличия от общегосударственной? Не лучше ли ввести должность заместителя не по идеологии, а по красоте? Улицы, дворы и подъезды чисты и уютны, в квартире — тепло и есть вода, в городе нет безработицы — это ли не красота для его жителей?

Как демонстрирует новейшая российская история, желание мэра областного центра поучаствовать в высокой политике неизбежно заканчивается его конфликтом с губернатором. А сегодня любовь мэров к политике вызывает тревогу вдвойне, и вот почему.

В России идет процесс формирования партийной системы — количество партий уменьшается, а оставшиеся окончательно складываются и укрепляются. Как следствие, у представителей различных партий потенциально возрастают шансы стать как губернаторами, так и мэрами крупных городов. Не хочется сгущать краски, но конфликтные ситуации, вероятно, могут возникать уже не в личностной, как это было в 90-е и в начале 2000-х годов, а в политической плоскости. Новейший пример — ситуация в Ставрополье, где складывается масштабное противостояние партий, возглавляемых на региональном уровне губернатором и мэром.

Используя практику совмещения должности руководителя партийных организаций и главы муниципального образования или области, партии рискуют попадать в ситуации, когда в регионах начнут сталкиваться административные ресурсы лидеров региональных партийных организаций. Эту проблему необходимо предупреждать, чтобы избежать раскола региональных элит и общества в целом, поскольку это грозит стране серьезной дестабилизацией политической обстановки.

Что касается областных центров, нужно изучить опыт городов, в которых работают ситименеджеры: этим руководителям не до политики, ведь у большинства муниципалитетов множество нерешенных хозяйственных проблем.

Теперь о бизнесе. Результаты исследования показывают, что в числе влиятельных персон руководители крупных предприятий составляют чуть более 10%. Возникают вопросы, а в достаточной ли степени представители бизнеса участвуют во внутриполитической жизни страны?

В свое время в СССР «красные директора» являли собой полноправную часть элиты общества. Это был целый социальный слой харизматичных и очень авторитетных личностей, с мнением которых считались все.

Сейчас позицию руководителей российских промышленных предприятий, к сожалению, почти не принимают в расчет. По всей вероятности, сказывается негативная реакция на олигархический период в истории постсоветской России. При этом умных, грамотных и авторитетных людей в директорском корпусе хватает, они никуда не делись.

Получилось, что бизнес отдалили от политики и он почти не участвует в принятии важных решений. Как вернуть его к активной политической деятельности?

Один из вариантов — создание клубов, объединений по интересам, костяк которых составят политики и представители бизнеса. Подобные клубы в западных странах — очень влиятельные организации, мощнейшие институты лоббизма.

В них, а не на официальных совещаниях, должны собираться для поиска путей развития авторитетные и влиятельные личности: политики, бизнесмены, ученые, представители общественных организаций и средств массовой информации. Такие клубы могли бы стать у нас своеобразной идеологической структурой, способной консолидировать национальную элиту.

В заключение хочу еще раз отметить полезность проведенного «Экспертом» масштабного исследования. Желательно, чтобы подобный анализ проходил не раз в три года, а стал ежегодным, чтобы в нем отмечалась динамика изменений степени влияния различных ветвей власти, так как именно эта информация дает объективную картину внутриполитических процессов в России.

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Новый первый

Прирезали

Постарайтесь получить удовольствие

Интересное кино

Страховка от нюансов

 

comments powered by Disqus