Иногда нужно изобрести велосипед

Иногда нужно изобрести велосипед

Владимир Фролов
Владимир Фролов
На днях банк «Северная казна» подписал соглашение о внедрении новой автоматизированной банковской системы (АБС). «Многие начали менять АБС намного раньше, — говорит председатель совета директоров “Северной казны” Владимир Фролов. — И сегодня я вижу грубые ошибки, которые совершали банки, покупая морально устаревшие системы. Мы не стали торопиться и уделили большое внимание выбору».

В последнее время банкир Фролов очень часто говорит об информационных технологиях. Он уверен, что в ближайшие два-три года всем универсальным банкам придется менять АБС. Те, кто этого не сделает, просто уйдут с рынка.

Долгие поиски наощупь

— Владимир Николаевич, почему вы решили пойти на внедрение новой системы?

— Я придаю этому вопросу огромное значение: от него зависит, будет ли банк конкурентоспособным. Во-первых, в последнее время банковский бизнес стал расширяться быстрее. Например, раньше «Северная казна» в год росла на 30 — 40%, а в 2006-м по отдельным показателям — на 60 — 90%. Кроме того, раньше финансовые показатели увеличивались соотносимо с клиентской базой, а сегодня последняя растет значительно быстрее. Это общая тенденция, обусловленная усилением работы банков с физическими лицами, а также с малым и средним бизнесом.

Второй важнейший момент — надежность ПО. Особенно четко я понял это, когда биржа в Токио не работала три дня изза того, что «упало» программное обеспечение. У нас тоже была подобная ситуация, правда, время сбоя исчислялось всего несколькими десятками минут. Виновата была компанияпоставщик, но нам-то от этого не легче. Все наши обращения к разработчику программного обеспечения ничего не дали. Наши сотрудники сами решили проблему. Нам просто фантастически повезло: это произошло в будний день, примерно с половины шестого, то есть во время минимальной нагрузки. Юридические лица уже услугами банка не пользуются, те, кто пошли в рестораны и собираются расплачиваться карточкой, еще только листают меню… Поэтому серьезных последствий мы избежали, но масштаб проблемы увидели четко. Программное обеспечение, его работоспособность и надежность — крайне важная вещь для банка. Если любая другая коммерческая фирма может прервать работу на пару дней, то коммерческий банк после трехдневного простоя уже не заработает: клиентура разбежится. Кроме того, в этой ситуации никому не доказать, что виновато «упавшее» программное обеспечение или не работает железо. Тут же найдется масса недоброжелателей, которые начнут рассказывать леденящие душу истории о том, что банк разорился, что у него нет денег на проведение операций и так далее.

— Вы долго выбирали новую АБС. Как можете охарактеризовать существующее предложение на рынке?

— Вывод, который мы сделали, крайне неутешительный: сколько-нибудь эффективного программного обеспечения — подчеркиваю, именно АБС, а не прикладного ПО, — на рынке сегодня нет. Достойных внедрений — тоже. Когда мы выбирали систему, нам часто говорили: в таком-то банке внедряется такаято система. Едем смотреть: как обычно, ничего еще не сделано. Нам говорят: работа идет полным ходом, уже через год система будет работать. Отлично — у нас есть год. Приезжаем через год — ничего… Сегодня назрела революционная ситуация: банки не могут работать на существующем программном обеспечении, а рынок не в состоянии предложить новые адекватные решения.

Предложение на рынке можно разделить на две части: иностранные и отечественные программные продукты. Начнем с иностранных. Это мощные системы, которые разработаны для иностранных же банков. Естественно, во всякой стране есть свои нюансы ведения банковского бизнеса. Поэтому, когда система начинает продаваться за пределами той страны, где произведена, она дорабатывается с учетом местной специфики. Но делается это только там, где есть мощный спрос. Потому что локализация ПО обходится разработчику дорого, и рынок должен окупить эти затраты. Чем больше в местном бизнесе нюансов, тем дороже локализация. Именно в этом причина того, что иностранные продукты для России локализованы плохо. С одной стороны, новации, которые нужно вписать в иностранную систему, очень существенны. С другой — российские банки не настолько велики, чтобы платить огромные деньги за ПО. Поэтому западные АБС внедряются по следующей схеме: к иностранному продукту цепляют российскую программу, которая позволяла бы хоть как-нибудь учитывать местную специфику. Но эта российская система, как правило, или морально устаревшая, или с очень узким функционалом.

С моей точки зрения, сегодня иностранные системы внедрить у нас практически невозможно. Я разговаривал с руководителем одного крупного банка, где ставят западные разработки. Он называл такие астрономические суммы, которые за это приходится платить, что даже вслух произнести страшно. Это большой банк, у него много дочерних структур, и через два года после покупки этого программного обеспечения они не смогли заставить его работать даже в одном из небольших дочерних банков, не говоря уже обо всей структуре.

— Но иностранные производители утверждают, что их системы полностью локализованы под российские условия…

— А вы покажите, где это реально сделано? Одна из фирм нам назвала банк, а мы отвечаем: извините, мы в этом банке были уже три раза, никакого прогресса. Там начинают приводить аргументы: что-то у них поменялось, продуктовая линейка, бизнеспроцессы. Ну так все постоянно будет меняться, а система должна работать вне зависимости от этого.

— Обычно приводится еще один аргумент в пользу западных систем — мол, не надо цепляться за российскую специфику: со временем нормативная база и правила игры в банковском бизнесе сравняются с международными, и системы, учитывающие особые российские условия, окажутся не нужны, а западные уже содержат в себе все современные бизнеспроцессы, международные стандарты отчетности и так далее.

— Это просто спекуляции. Нет ни одного рыночно состоятельного российского программного продукта, чтобы в нем не было, например, международной финансовой отчетности. А о западном ПО вообще публично говорится много глупостей. Один из мифов: внедрение дорогого западного продукта увеличивает капитализацию. Не верю. Банк «Северная казна» не продается, я акционер и буду им всегда. Однако приходит большое количество людей, готовых купить наш банк. И ориентируются они не на разработчика софта, а на то, насколько стабильно и уверенно работает банк, насколько хорошо действует его АБС и вообще система в целом. Эти мифы про удорожание распространяют разработчики.

У нас есть банки, которыми управляют люди, любящие кричать, что они первыми что-то сделали. Например: «Мы первые купили дорогую западную систему». Но это — сотрясание воздуха. Если человек думает о фундаментальном развитии, он будет стремиться работать на пиар собственного бизнеса. А они рекламируют западное ПО, помогая плодить мифы о нем.

— А что вы можете сказать о российских системах?

— Их можно разделить на две неравные части. Первая, самая большая, — банковские системы, которые имеют весь функционал, необходимый банку. Но написаны они, как правило, 15 — 20 лет назад. С тех пор, конечно, дорабатывались, но глубоко их не перепахивали. То есть это полнофункциональные, но низкопроизводительные и морально устаревшие банковские системы.

У нас сейчас стоит подобная. И для того, чтобы обеспечить ее работу на должном уровне, мы покупаем сумасшедшее количество железа. Просто заваливаем ее оборудованием.

И есть еще малая часть программного обеспечения: современные продукты, написанные менее пяти лет назад. Они очень «скорострельные», быстрые. Но у этих продуктов одна общая беда: если производители банковских систем первого типа могут похвастаться большим перечнем успешных внедрений, то у новых внедрений просто нет. Что это за продукт, как он работает, непонятно. Их толькотолько написали и представили — с пылу, с жару.

Допрос с пристрастием

— А как проходил сам выбор системы после того, как вы изучили предложение на рынке?

— В мае 2006-го мы объявили тендер. Провели его нетрадиционно: участвовало 11 фирм, шесть западных и пять российских. Мы предложили каждому вытянуть номерок и предоставили полтора часа на рассказ о своем программном продукте. При этом все должны были оставаться за одним большим круглым столом. Вначале, когда такой регламент был оглашен, практически все сказали, что не будут участвовать в тендере, если из зала не выйдут конкуренты. Я говорю: конкуренты пусть остаются; если вас не устраивает формат — до свидания. Не уехал ни один. После выступления каждому конкуренту разрешалось задать по одному вопросу. Это ограничение вводилось для того, чтобы обсуждение не вылилось в перепалку. Затем, после того как самые болевые вопросы были заданы, пришла очередь спрашивать сотрудников банка: от «Северной казны» было 11 человек. Презентации и обсуждение заняли у нас четыре полных дня.

— Зачем нужно, чтобы производители выступали в присутствии конкурентов?

— Во время тендера выяснилось, что на всяких конференциях, симпозиумах и круглых столах производители софта рассказывали только то, что сами хотели, а здесь их заставили рассказать и о том, о чем они предпочли бы молчать. Нам нужны были не парадные портреты систем, а реальная рабочая картинка. Попросту конкуренты не давали друг другу нас дезинформировать. Один говорит: мы внедрили систему в таком-то банке. Поднимается рука: да что ты врешь, был я там, ничего не работает. Или человек говорит о высокой производительности комплекса, в который входит западная система и российская прокладка. Вопрос: а обмен какой, файловый? Отвечают — файловый. Ну и о чем ты говоришь? Он очень медленный. Или когда заявляли о высокой скорости системы, наши программисты предлагали тут же опробовать ее на нашем сервере. Так что вся эта болтовня как пена слетала. Когда за одним столом сидят 30 — 40 информированных человек, врать очень сложно.

В итоге нам удалось достаточно основательно разобраться и в программном обеспечении, и в истории его внедрений. Руководитель одной крупной российской фирмы мне потом сказал: вы заставили нас рассказывать обо всех своих «потрохах». С таким пристрастием их нигде не расспрашивали. Все знают, что у нас система будет гарантированно приобретена не за откаты.

— А откаты — распространенная практика?

— В нашем банке все крупные финансовые закупки, в том числе и программного обеспечения, идут через меня. Так как я акционер, мне взятку дать невозможно. Фирмы-программисты, конечно, пытались предлагать откат нашим сотрудникам. Но я сразу говорю: если вы предложите взятку сотруднику, с нашим банком вы не будете работать ни при каких условиях. У нас взятку давать бессмысленно, потому что я все равно пытаюсь разобраться, выслушать мнение многих людей. Например, на этом тендере я присутствовал 100% времени.

— Какую систему в итоге выбрали?

— Отечественную. Поскольку мы — банк онлайновый, у нас предельно жесткие требования к скорости и производительности системы. В отличие от оффлайновых банков, которые могут перенести часть операций на ночь, наша система должна обеспечивать работу в пиковые нагрузки. Мы протестировали эту систему — «скорострельность» она показала рекордную. Но была одна проблема. За плечами у этой программы одноединственное внедрение. Да и то сомнительное какое-то, не убедительное. Разработчики говорят, что внедрение плохое изза того, что банк с ними плохо контактировал. Мы побывали там, посмотрели — действительно, банк инертный, программистов мало. И мы решили работать с этой компанией, почувствовав потенциал.

— А были альтернативные варианты?

— Нам понравилась еще одна прибалтийская система, но мы засомневались: будут ли разработчики поддерживать российского потребителя. И в диалоге они нас не убедили, что смогут это сделать: у них не было подразделения на территории России. Система работает в двух крупных российских банках, но сопровождают ее исключительно сами банки. Нас это не устраивает — это значит взять на себя большое количество проблем.

Разделить обязанности

— Тендер прошел почти год назад, а соглашение о внедрении подписали только сейчас. Чем обусловлен такой интервал?

— Мы вели диалог с производителем. Доводили систему до того уровня, на котором можно подписывать контракт. У нас было свое видение ситуации: мы много высказывались о том, что нам надо. Это неизбежный этап работы. Сколько я ни разговаривал с руководителями банков, везде говорится одно и то же: сегодня на рынке нет АБС, которая была бы готова к внедрению. Такой вот вакуум образовался.

— Речь идет о каких-то дополнительных настройках или о глубокой переработке системы под «Северную казну»?

— О переработке. Гдето ядро переписывалось, где-то функционал добавлялся. Но это доработка не под «Северную казну», а в принципе под современный универсальный банк. Скажу так: в том состоянии, в котором система была год назад, ее не смог бы внедрить ни один банк. Система имела очень узкий функционал, неудобный интерфейс, плохую настраиваемость. Сегодня, когда основные проблемы решены, эту АБС можно внедрять везде. Доработка потребуется уже небольшая, ее можно сделать по ходу.

— Получается, что вы взяли на себя изрядную долю работы по доработке системы?

— Да, и это нормально. Сегодня и банк, и компанияразработчик нуждаются друг в друге. Нам необходимо получить качественный продукт, им — внедрение. Формально мы не первый банк, который внедряет эту систему. Но фактически — первый. И им страшно, и нам страшно. Поэтому обе стороны будут работать на результат, уделять проекту повышенное внимание.

— В самом процессе внедрения будут какие-то особенности?

— Мы хотим сделать надежное внедрение. Поэтому на переходном этапе у нас параллельно будут работать и старая, и новая системы. Будем их сравнивать, отлаживать новую. И только когда новая без проблем и сбоев проработает какое-то время, например квартал, мы полностью переключим работу на нее.

— А как вы планируете осуществлять поддержку?

— Мы хотим, чтобы ее вела фирма-разработчик. Какието мелочи, конечно, будем делать сами, но существенные моменты будут на плечах фирмы. В договоре пропишем ежегодные суммы, которые мы будем платить за поддержку.

— Вы не опасаетесь попасть в зависимость от фирмы-разработчика?

— Фирма большая, на рынке работает давно, имеет большое количество клиентов. Это не первый их программный продукт, поэтому я не думаю, что они вдруг уйдут с рынка. Того, что будут каким-то образом давить на нас, тоже не опасаюсь: имидж им дороже. Хотя в принципе опасность, о которой вы говорите, существует. В 90х у нас был случай, когда наши программисты серьезно переписали тиражную прикладную программу, а потом, понимая, что без них в ней уже никто не разберется, начали диктовать условия. Я их всех уволил, хотя и пришлось заменить АБС.

— У вас мощный штат программистов и значительную часть работы по ИТ вы проделываете собственными силами. Многие, однако, стремятся передавать ИТ на аутсорсинг. Более того, у вас работают самописные продукты по скорингу, интернетбанку. Но распространенная точка зрения такова: самописные продукты — это первичный этап автоматизации, решение для не зрелого бизнеса. По мере взросления они заменяются тиражными внешних разработчиков. Так сказать, не надо изобретать велосипед. Вы, похоже, с этим не согласны?

— Сейчас много дебатов на эту тему. Мое мнение: люди, которые в жизни руководствуются пословицами и поговорками, живут глупо, потому что это не истина в последней инстанции. Вот банк «Северная казна» взял и изобрел велосипед: сделал свою собственную скоринговую процедуру. И что? Где в России есть хоть одна западная система, которая обеспечила бы просрочку всего в полпроцента? Нет ни одной, везде за 10%. А наш доморощенный «велосипед», сделанный российскими математиками, обеспечивает 0,5%. Другой пример — интернетбанк. Мы делали его, исходя из наших потребностей: чтобы он, например, по максимуму работал с пластиковыми картами. И своего добились: интернетбанк «Северной казны» признан в июле прошлого года одним из лучших в России.

— То есть собственные ИТ-разработки вы рассматриваете как конкурентное преимущество и менять их на «рыночные» продукты не намерены?

— А какие побудительные мотивы для того, чтобы мы выкинули наш скоринг и поставили другой, если тот работает хуже? Если у них будет меньше просрочка — будет предмет для разговора. Я понимаю, что нельзя самостоятельно писать гигантские разработки — ту же АБС. Для этого надо держать сотни программистов. Но локальные вполне можно. Даже нужно: еще и потому, что это позволяет нам реализовывать собственный интеллектуальный потенциал. На создание скоринг-системы у нас ушла пара человеколет. И все. Если кто-нибудь наберет хоть тысячу человек и будет писать программу год, такой системы, как у нас, не сделает. Потому что она требует высочайшей квалификации, индивидуальных творческих качеств. Это в первую очередь интеллект, а уже потом рутинная работа.

Дополнительные материалы:

Не правда ваша

Мы предложили игрокам ИТ-рынка прокомментировать некоторые тезисы, выдвинутые Владимиром Фроловым. Они оказались не согласны по большинству пунктов

Сергей Карпуничев

Сергей Карпуничев

Управляющий директор практики информационно-аналитических систем Columbus IT Russia Сергей Карпуничев

Тезис: АБС западного производства, во-первых, неадекватно дороги, вовторых, требуют слишком большой доработки в процессе внедрения, поэтому российским банкам не подходят

— Стоимость любого решения, не важно западного или российского, складывается из нескольких составляющих: оплаты лицензий на поставку ПО, стоимости методологического консалтинга, внедрения системы и ее адаптации в соответствии с дизайном решения, внутренних затрат компании, связанных с обучением и мотивацией персонала, и, наконец, сопровождения внедренного решения. Приобретая дешевое решение сейчас, вы сможете столкнуться с необходимостью постоянно его донастраивать или в конечном счете перейти на новую платформу, что уж точно не сэкономит ваши деньги. Поэтому по такому критерию, как совокупная стоимость владения решением на ближайшие три-пять лет, западные системы зачастую не только не проигрывают российским, но и выигрывают у них. Что касается доработки систем в процессе внедрения, думаю, это справедливо как для российских решений, так и для западных. Главное отличие, на мой взгляд, заключается в том, что средняя российская система создана под определенного клиента и требует серьезного допрограммирования при внедрении в другом банке. Западные системы в большинстве случаев универсальны, поэтому вам скорее всего потребуется адаптация уже разработанного ПО, его настройка на конкретные потребности заказчика.  

 

Михаил Дробышевский 

Михаил Дробышевский

Директор департамента банковского ПО RSBank/Pervasive компании RStyle Softlab Михаил Дробышевский

Тезис: Дорогие западные АБС повышают капитализацию банка, который внедряет подобную систему — это миф, растиражированный производителями систем в целях рекламы

— Не согласен. Западные АБС несомненно повышают капитализацию банка, лейбл известной зарубежной компанииразработчика положительно работает на имидж. Иностранные программные продукты помогают также получить готовую систему отчетности, отвечающую международным стандартам.

Тезис: На российском рынке в принципе не существует законченных внедрений современных (разработанных в последние пять лет) АБС. В лучшем случае речь идет о процессе внедрения с непредсказуемым результатом

— Не согласен. Любое внедрение предполагает проектную работу. Прежде чем установить и настроить в банке какой-либо программный продукт, составляется план, формируется команда, определяются цели. В результате даже если в ходе реализации проекта необходимо было выполнить множество доработок, поставленные задачи успешно решаются и внедрение считается завершенным. Другое дело, когда АБС приходится постоянно совершенствовать в зависимости от меняющихся потребностей кредитного учреждения. Но такую работу нельзя считать проектом внедрения — это процесс, не имеющий временных пределов и напрямую зависящий от реалий банковской сферы.

Даниэль Зеленский

Даниэль Зеленский

Глава филиала ExperianScorex в России и странах СНГ Даниэль Зеленский

Тезис: «Не надо изобретать велосипед» — глупость. В банке вполне успешно могут работать самописные прикладные системы, например автоматизирующие скоринг. Причем качество таких систем может превышать аналогичные на рынке

— Большинство собственных банковских разработок объективно ограничены широтой взглядов их создателей. Это могут быть прекрасные технические специалисты, они способны эффективно автоматизировать процесс в рамках поставленной задачи. Однако самописные решения редко остаются столь же хороши в долго— и среднесрочной перспективе: в них не заложен потенциал «на вырост». 

Существует ряд глобальных банков, использующих собственные разработки. Но успешно реализовать подобный подход смогли только те, для которых работает эффект экономии от масштаба. Быть может, это станет справедливо и для какогонибудь российского банка, как только он войдет в список 100 крупнейших банков мира.

Момент истины для большинства российских банков наступит вместе с насыщением рынка и массовым приходом крупных западных игроков. Возможно, именно тогда многие узнают, что «просто» скоринга и интернетбанкинга для сохранения конкурентоспособности недостаточно и будут вынуждены приобретать программное обеспечение, сделанное профессионалами, чтобы сохранить позицию лидера среди догоняющих.

Подготовил Юрий Немытых

Комментарии

Материалы по теме

Сохраняйте спокойствие

Мелкий и мягкий

Ловцы сетью

Кульманы — в музеи

Чушь собачья

Для элитных масс

 

comments powered by Disqus