Безналичное лицо

Безналичное лицо

beznalichnoe_licoСо дня на день в правитель-ство России поступит проект закона «О внесении изменений в закон о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Предполагается, что Госдума рассмотрит его в первом чтении уже в ближайшую весеннюю сессию. О необходимости изменения процедуры регистрации вновь создаваемых компаний Федеральная налоговая служба (ФНС) твердит уже более двух лет. Правительство требует пополнения казны, но сделать это невозможно, говорят налоговики: огромные суммы утекают из бюджета через фиктивные компании. Их создают исключительно для ухода от налогов, а по прошествии времени просто бросают, засоряя налоговое пространство.

По данным ФНС, каждый день в России открывается более двух тысяч фирм. Минимум треть из них — однодневки, как их принято называть в обиходе — «помойки». Бороться с ними на этапе их бурной деятельности сложно: такие структуры зарегистрированы по несуществующим адресам или оформлены на людей, которые мало что понимают в бизнесе — номинальных учредителей и директоров (далее по тексту — номиналов). Поэтому ФНС просит дать ей возможность затруднить сам процесс создания таких компаний. По действующему законодательству налоговики обязаны зарегистрировать налогоплательщика в течение пяти дней, а за этот срок физически невозможно выявить истинные мотивы появления на свет нового юрлица, проверить подлинность паспортных данных, заявленного адреса и так далее.

ФНС выходила с разными инициативами, направленными на решение этой проблемы. Предлагали, к примеру, поднять размер уставного капитала вновь регистрируемых компаний до стандартов, принятых в Европе (для ООО и ЗАО — до 25 тыс. евро, для ОАО — до 100 тыс. евро), увеличить срок регистрации и так далее. Однако Минэкономразвития считает либеральную процедуру выхода на рынок достижением налоговой реформы, и отказываться от нее не намерено. В последней редакции предлагается не продлевать время изучения документов, а дать ФНС право приостанавливать на 20 дней регистрацию предприятий.

Была — ваша, стала — наша

Фирмы-однодневки появились в начале становления рыночных отношений по вполне понятным причинам: когда уровень изъятия доходов доходит до 70% (вспомните, именно такое налоговое бремя было в начале реформ), сложно вести бизнес и тем более развиваться. Крупные компании уводили доходы в оффшорные структуры, мелкие — создавали многочисленные «помойки» внутри страны, обналичивали через них деньги, а затем бросали за ненадобностью. Операции были рискованные: все понимали, что рано или поздно власти обратят на них внимание.

Тогда появились схемы, позволяющие обезопасить себя от ответственности перед государством — использование номиналов. Номиналами, как правило, становились малоимущие граждане, а то и просто наркоманы и алкоголики, за небольшие деньги соглашавшиеся, не глядя, подписывать необходимые документы. Пока налоги были действительно высокими, государство смотрело на существование таких схем сквозь пальцы. Но с их снижением власти взялись за ужесточение налогового контроля. «Фирмы с номиналами наносят огромный урон экономике. Опасность не столько в том, что они зарегистрированы на бомжа, сколько в том, что такие структуры вообще не платят налогов», — констатирует депутат Свердловской областной думы Дмитрий Вершинин.

В последнее время риски использования фирм-однодневок увеличились многократно, причем для всех участников цепочки. Генеральный директор ЗАО Юридический центр «Адвокаты Бизнеса» Сергей Соколов рассказывает: «Хорошо, если номиналу-бомжу нечего терять. А если это человек, у которого есть имущество? Один мой знакомый находился в тяжелом материальном положении и согласился за вознаграждение стать директором некой фирмы. Через полгода его работодатели просто исчезли, а вместо них пришла повестка в суд. В результате человек потерял все».

Риски несут и организаторы фирм-однодневок. «Номинальный директор или владелец — это, как правило, персона сомнительного статуса, ему не стоит никакого труда в один прекрасный день сказать: раз я подписываю документы, значит, это мой бизнес», — рассказывает генеральный директор юридической компании «ЭНСО» Алексей Головченко.

Но самую большую опасность однодневки представляют для добросовестных предпринимателей. Теперь такие фирмы все чаще используются даже не столько для уклонения от налогов, сколько от ухода от обязательств перед контрагентами. Алексей Головченко говорит, что в его практике треть дел по взысканию дебиторской задолженности связана с операциями через фирму с номинальными участниками: «Типичный случай — клиент подписывает контракт в офисе вполне приличной компании. Когда приходит срок исполнения, оказывается, что ни денег, ни продукции нет. Выясняется, что в офисе он разговаривал с Ивановым, а контракт подписан Петровым, сомнительным директором пяти фирм. То есть мы должны помочь востребовать денежные средства с компании, по сути являющейся номинальной».

Неоптимальный вариант

Юристы признаются: процветанию таких схем способствует отсутствие регулирования рынка юридических услуг. «Для регистрации фирм, которые проживут полгода, достаточно снять квартиру и повесить объявление на заборе. Через некоторое время такие регистраторы исчезают, как и их клиенты-однодневки. К сожалению, этот псевдобизнес начинает приобретать угрожающие для экономики масштабы», — говорит Дмитрий Вершинин.

Негатив идет со всех сторон. По мнению директора юридической фирмы «Юрфин» Дениса Меркушева, в обществе складывается мнение, что юристы только и занимаются, что регистрацией и ликвидацией. «Кроме того, существование низкого сегмента влияет на ценообразование: такого рода услуги значительно дешевле, чем на цивилизованном рынке, что наносит нам экономический вред». Юридическому сообществу не нравится и тот факт, что использование откровенно криминальных схем тормозит развитие услуг, основанных на вполне законных способах оптимизации. «В бизнессреде сложилось устойчивое мнение, что оптимизация — это исключительно обналичка, — говорит Сергей Соколов. — Нам постоянно приходится доказывать, что проведение операций через однодневки не только опасно, но и экономически нецелесообразно. Чтобы сохранить и приумножить капитал, вовсе не обязательно открывать номинальную фирму. Гораздо эффективнее провести реструктуризацию бизнеса, передать одни виды деятельности на аутсорсинг, другие — вывести в структуры со специальными режимами налогообложения и так далее». Эту же мысль пытается донести и Алексей Головченко: «Невозможно развиваться, ставить стратегические цели и при этом не платить налоги. Оптимизация бизнеспроцессов — необходимое условие перспективного и интенсивного развития.

И, несомненно, при регистрации новых компаний нужно четко видеть и понимать деловую цель их деятельности. А когда люди, вложив деньги неизвестно куда и неизвестно с кем подписав договор, нажили себе проблемы — это не оптимизация».

В силу этих обстоятельств сама идея ужесточения механизма регистрации уже не встречает такого противодействия в бизнес-среде, как два года назад. Вместе с тем предприниматели опасаются, что последние новации ФНС о приостановлении регистрации окажут негативное влияние на деятельность законопослушных налогоплательщиков. Ни для кого не секрет, что изза нехватки персонала, технических ресурсов, времени, налоговые органы просто не справляются с отведенными по закону сроками регистрации. Нередко выхода документов приходится ждать и 10, и 20 дней, а очередь для подачи документов — занимать в 4 утра. «Клиентам иногда нужно срочно открыть компанию и начать работать. Попробуй объясни, что задержка не связана с плохим качеством услуг юридической компании, они совершенно правильно говорят: в законе написано пять дней, значит, должно быть пять дней. Поэтому юридические фирмы вынуждены заранее регистрировать предприятия на свой адрес. Если ФНС получит право приостанавливать регистрацию, да еще и на свое усмотрение, мы не сможем оказывать клиенту своевременные и качественные услуги. Кроме того, это подстегнет рост цен», — говорит генеральный директор Уральского информационного агентства Алексей Щелоков.       

Если уж вводить эту норму, сначала нужно навести порядок в самих налоговых органах: увеличить штат сотрудников, возможно, внести какие-то изменения в технологический процесс. Не будет очередей, не будет и огромного потока загодя регистрируемых компаний. Тогда налоговые органы смогут сосредоточить силы на тех, кто действительно нарушает закон.

Однако главная опасность, по мнению предпринимателей, заключается в том, что проект закона в нынешнем виде создает почву для коррупции. Чтобы избежать этого, необходимо разработать очень четкий, ясный перечень оснований для приостановления регистрации, причем прописанный в самом законе, а не во внутренних инструкциях ФНС.

Комментарии
 

comments powered by Disqus